Обманутые мужчины Любови Успенской

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Спецпредложение от известной исполнительницы шансона: после корпоратива за отдельную плату певица может сходить с заказчиками в баньку 

Information items 1297150290-150x150.jpgЛюбовь Успенская — общепризнанная звезда шансона, а если верить ее интервью, еще и сердцеедка, перед чарами которой не устоял ни один мужчина. В мужья она себе выбирала исключительно директоров и нефтяных магнатов, а в любовники — как минимум Бориса Щербакова и Филиппа Киркорова. Но стоит поговорить с людьми, близко знавшими некогда ресторанную певичку, как тут же красивый миф развеивается и обнажается неприглядная правда.

Родилась Люба Сицкер (таково ее настоящее имя) в Киеве. Мать Любы умерла при родах, и до пяти лет ее воспитывала бабушка. Как только отец вновь женился, взял дочь в новую семью. Будущая звезда шансона учиться не любила, и после того, как ей исполнилось 16 лет, упорхнула на заработки в Кисловодск, а затем в Ереван, где в ресторанах заработала аж 27 тысяч рублей! Жить бы, да не работать с такими деньгами, но почему-то Любовь вместе со своим вторым мужем Юрием Успенским, которого в интервью называет директором радио и телевидения всей Украины, эмигрирует в США. Только остается непонятным, зачем директору радиовещания Украины вдруг переезжать во вражескую буржуазную страну? До Юрия, кстати, был и первый муж Виктор, с которым певица развелась после того, как по халатности врачей после родов погибли ее близнецы. И вот оказавшись в стране свободы, ломающей не только карьеры, характеры, но и браки, Успенская расстается с Юрием и начинает встречается с нефтяным магнатом Владимиром, который, по ее рассказам, дарил ей золотые и бриллиантовые колье.

151854-402x500.jpg

Любовь УСПЕНСКАЯ

Но почему-то ни этот нефтяной магнат, ни огромные заработки в ресторанах (по рассказам Любы, когда она прилетела в Америку, у трапа ее самолета выстроилась очередь из владельцев заведений, соревнующихся друг с другом за ее ангажемент) не обеспечили артистке дольче-виту, раз за длинным рублем Успенская вынуждена переехать из Нью-Йорка в Лос-Анджелес.
- Ну, какой там нефтяной магнат, я вас умоляю, — смеется душа эмигрантской тусовки Эрнест Ниссен, — да сказки все это, бабьи фантазии! Она была одинокой незамужней женщиной и беспробудно пила. Напивалась иногда так, что ее с банкета выносили на руках. Помимо алкоголя, Люба еще и носик любила припудрить. Ее брат Ефим жил в Канаде и зарабатывал тем, что перепечатывал пластинки русских артистов. Ее муж Александр держалавтомастерскую и вообще специализировался на певичках. До Любы, кстати, он жил с Натальей Медведевой, бывшей женой Эдуарда Лимонова - тоже той еще пьянчужкой: на пару напивались в стельку. А Юра Успенский - никакой он ни директор радиовещания Украины, вы что!? Простой был музыкант и умер в Америке.

Нарушила договор

Переезд в Лос-Анджелес, кстати, поправил финансы артистки. Она устроилась в модный ресторан «PalmTerrace», где исполняла шлягеры Аллы Пугачевой, Валерия Леонтьева. О том времени впервые рассказывает знаменитый композитор Гари Голд, написавший с поэтом Ильей Резником для Любы целый альбом из 18 песен.

1518551.jpg

Нищая певичка из Лос-Анджелеса УСПЕНСКАЯ стала миллионершей в России и сразу же забыла о людях, её прославивших

- Ох, опять вы мне напоминаете ту ситуацию, которую мне так хочется забыть! — вздыхает композитор Гари Голд. — Мне так это все неприятно… Двадцать лет не вспоминали автора музыки песни «Кабриолет» и других 17 песен с альбома «Экспресс в Монте-Карло», прославивших Любу в России. Но тут вдруг разгорелся скандал Ильи с Любой, и всплыло и мое имя. А до этого ведь никто и знать не знал, что есть такой композитор в Лос-Анджелесе по имени Гари Голд.
Итак, расскажу все по порядку. С Ильей я познакомился в доме доктора Людмилы Бесс - это очень известная в Калифорнии врач-гинеколог, которая вылечила от рака матки саму Клару Новикову. Моя жена с Людмилой дружила, и они позвали меня на вечер поэзии: какой-то пиит из России должен был читать там свои стихи. Вирши мне очень понравились, я к нему подошел, чтобы выразить свое восхищение. Мне жена только потом сказала: «Как! Да ведь это был Илья Резник, популярнейший поэт-песенник в России!» А мне было все равно, мне просто понравились его стихи, и мы как-то быстро подружились. А у Ильи тогда как раз распадался его театр, с которым он гастролировал по США, и он решил подзаработать немного денег старым проверенным ремеслом – поэзией. Со своей семьей — женой Мунирой и их 4-летним сыном Артуром — Илья поселился в моем доме, и мы два года вместе работали. А я ездил на кабриолете «мерседес», он постоянно стоял во дворе, и Илью он, видимо, так вдохновлял, что однажды он принес мне слова: «А я сяду в кабриолет, и уеду куда-нибудь». Я на них сочинил музыку – и так родилась эта знаменитая песня. Кстати, вспомнил еще одну историю, связанную с этим кабриолетом. Однажды я с женой, жена Ильи Мунира и их сын Артур вместе куда-то поехали на этой машине. Так вот Мунира и моя жена были так увлечены разговором, что не заметили как Артур на полном ходу машины открыл дверцу машины и чуть не вылетел на автотрассу! Я вовремя заметил это и стал тормозить – в общем, я спас жизнь сыну Ильи. У меня даже есть фотография, где он весь в синяках и ссадинах после того несчастного случая.
Так вот, написали мы песню «Кабриолет», и я решил дать ее спеть Любе. Она прослушала ее, сидя в машине, и ответила: «Гари, я ее спою!» Мы ее на моей студии записали. А потом решили сделать с Любой целый альбом, договорившись, что все заработанные впоследствии деньги поделим на троих. Никакого контракта мы не заключали, так как в Америке слово человека считается ценнее всякого контракта – это я так рассуждал. Кстати, за 12 песен с первого альбома «Танго» я заплатил Илье 6000 долларов, по 500 долларов за песню. Когда я работал с Михаилом Таничем, я и ему платил по 500 долларов за текст, а в этот разя Илье за тексты уже не платил, но все расходы по записи альбома взял на себя. Если перевести это в современныеденьги, то получится около 300-400 тысяч долларов. И что грустно, они никак не окупились! Только один раз как-то Люба мне позвонила и сказала: «Гари, мне сегодня стоя аплодировал весь зал! Но я-то знаю, что все эти аплодисменты — тебе! Спасибо тебе!» Мне было приятно. Но в последующие разы, когда я ей напоминал о договоре, она мне отвечала: «Не я, а вы должны меня благодарить, ведь это я вас прославила!» Ну, что тут скажешь? Знаете, в Америке чем выше поднимается артист, тем он трепетнее и уважительнее относится к людям, с которыми работает, и это называется «класс». Это когда Фрэнк Синатра перед тем как спеть песню, объявляет сначала автора музыки, слов и даже аранжировщика! Наши российские звезды, к сожалению, на это уровень пока еще не вышли.
- В жизни Люба вообще добрая женщина? Как она уживалась с мужем?


- Я наблюдал ее отношения с мужем – прекрасная хозяйка! Для него она готовила изумительнейшие деликатесы итальянской кухни! Если бы она и к своим авторам была столь же нежна и внимательна, мы бы ей еще такие музыкальные блюда написали с устрицами, крабами и креветками – пальчики бы облизала. А так она же сама себе сделала хуже! Заплатила бы по 100 тысяч долларов мне и Илье, и все были бы рады!
- А что еще было в ней необычного?
- Знаете, когда я с ней познакомился, мне в глаза бросился ее очень бедный словарный запас нашего могучего и великого русского языка. И общаясь со мной и Ильей, она понемногу стала набираться новых слов.

Кинула директора

Как только грянула перестройка, пение советских шлягеров в ресторане стало приносить все меньше и меньше дохода, так как публика уже могла ходить на концерты самих российских звезд, уже свободно гастролирующих по Америке. Зачем им слушать перепевки в ресторане? И ушлый брат Любы Фима Сицкер дает сестре мудрый совет: «Люба, записывай-ка ты свои песни и дуй в Россию – настало время навострить лыжи в обратную сторону. Тем более, уж и Миша Шуфутинский там, и Вилли Токарев выгуливает свои усы на Красной площади. А чем ты их хуже?» И Люба с 1991 по 1994 год сделала три попытки обосноваться в России: приезжала аки звезда — с помпой, в нарядах, жила в номерах-люкс, сняла даже клип на песню «Кабриолет», но зацепиться как-то не получалось. И вот в марте 1994 года удача ей улыбнулась в лице известнейшего концертного директора и продюсера Игоря Орлова, работавшего со всеми звездами советской эстрады со времен «Росконцерта». Игорь впервые решился рассказать «Экспресс газете» о том, как он раскрутил никому не известную залетную пташку.
- Игорь, Успенская в интервью об истории своего успеха всем рассказывает, что когда она приехала на Родину, ее уже знали и ждали в России, и ее брат Ефим Сицкер стал ее продюсером…


- Ну, если она так считает - ради Бога. Я же расскажу, как было на самом деле. Как-то на «Песне года» я за кулисами встретился с Мишей Шуфутинским, и он попросил меня помочь с раскруткой Любе Успенской, мол, на 2500 долларов ей очень тяжело жить в Лос-Анджелесе, там для достойной жизни нужно как минимум 5000 зеленых. Мы с ней встретились в ее номере-люкс в гостинице «Ленинградская» и договорились: я ее раскручиваю, устраиваю ей концерты, а заработки мы делим в пропорции 20 на 80. Больший процент, естественно, ей. Фима Сицкер тоже тогда вертелся рядом, даже нашел какого-то колбасного спонсора, но меценат быстренько соскочил, и Любе пришлось срочно съезжать из люкса в более дешевую гостиницу. Я стал устраивать ее концерты «с нуля», но на них приходило 3-4 человека — это называется «ее знали и ждали»?! Всплеск ее популярности произошел, благодаря жесткой ротации на телевидении ее музыкальных клипов «Кабриолет» и «Карусель». Используя свои связи в Останкино и на Шаболовке, я устроил так, чтобы эти клипы крутили во всевозможных музыкальных программах, утренних почтах и т.д. Только после этого Россия и узнала певицу Любу Успенскую, когда-то эмигрировавшую в Америку, а теперь вернувшуюся на Родину.
- Вы много заработали денег на этом проекте?


- Я неплохо зарабатывал, хватало на то, чтобы обеспечивать семью. Дети учились в колледже в Англии. Но если сравнить с другими продюсерами, которые имели 80 процентов, а артистам оставляли только 20 – то, наверное, да, мало.
- Правда, что у нее был страстный роман с Борисом Щербаковым?


- Да, чушь все это! Не было никакого романа.
- В чем феномен ее популярности, как вы думаете?


- Все-таки у нее от природы поставленный, красивый голос, и сама она по себе очень веселая, разбитная, с чувством юмора — такая, знаете, «девчонка с нашего двора». Помню, в Новокузнецке после концерта мэр города пригласил ее в баню, так она вышла из бани и так по-простому бултых в пруд! Я всегда говорил, что для успеха необходим треугольник: хорошая музыка, хороший текст и хороший артист, который может донести песню до публики. Если все эти три составляющие совпадут, тогда песня и заиграет, и затронет народные сердца. Вот в Любе и ее репертуаре на тот момент все это слилось. И потом, она все-таки — большая трудяга. Во время гастролей нам приходилось по таким полям и весям шастать, что у любого мужика бы терпение лопнуло. А Люба все это переносила стойко, без капризов и истерик, да еще и умудрялась заниматься спортом. Не важно, где мы — в лодке, в люльке мотоцикла, на верблюде — добирались до места выступления порой самыми допотопными способами — достанет свои гантельки и давай зарядку делать!

1518561.jpg

Композитор Гари ГОЛД и поэт Илья РЕЗНИК написали певице альбом, но так и не дождались от неё ни гонораров, ни искренней благодарности

- Она рассказывает своим друзьям, что когда-то спасла вашу жизнь, заплатив за вас огромный долг — это правда?


- Вот уж не помню такого. Интересно, сколько же она за меня заплатила… Скорее, наоборот, это я спас наше предприятие от бандитов в 90-ых годах. Однажды ко мне в квартиру пришли бандиты и начали вежливо просить им отдать только что записанный альбом «Карусель»: «Отдайте нам альбом, а мы вам 30% с продаж так уж и быть отчислим». Я позвонил в Лос-Анджелес Любе, и она с ним так жестко поговорила, что бандиту мало не показалось.  Думали, отстанут теперь, но не тут-то было. Мордовороты стали сопровождать нас повсюду: куда мы ни ходили, нас постоянно сопровождали два бугая с оружием. Даже в самолет братки садились с нами! Доходило до того, что меня даже завозили в сырой, промозглый подвал и силой пытались заставить с ними сотрудничать. А однажды, когда мы с Любой были на гастролях, бандюганы просто забаррикодировали в номере гостиницы ее мужа и дочку — эту гостиницу, как оказалось, они же и крышевали. Чтобы их оттуда вызволить, мне пришлось задействовать больших людей из ФСБ. Только после этого от нас отстали.
- Вы в обиде на нее?


- Расстались мы не по-дружески, да, у меня была обида, так как я считаю, что со мной поступили не по-человечески. Сами представьте, я проект раскрутил с нуля и через какое-то время вдруг узнаю, что за моей спиной на мое место ищут человека. Конечно, я сам ушел, не дожидаясь увольнения. И на мою должность, уже чисто административную, потому что основная работа по раскрутке уже была сделана, пришел ее брат Фима Сицкер. Если бы она поговорила со мной, сделала бы все это открыто, по-человечески, все было бы по-другому. Но за какие-то три года Люба очень изменилась – да, большие деньги очень влияют на человека. Представьте только: приехать в Россию, перебиваясь до этого в Америке на 2500 долларов в месяц, и вдруг с сентября по декабрь — за три месяца 1994 года — заработать аж 150 тысяч долларов! Конечно, голову снесет…
Если вначале она со мной разговаривала уважительно, прислушивалась к моему мнению, то потом вдруг почувствовала себя звездой и могла себе уже позволить мне грубить! Я ей всегда говорил: «Люба, из нас двоих может пить только кто-то один». А она порой так напьется – в общем, трудности были в работе. Сейчас мы не общаемся, она меня даже не позвала на празднование своего 55-летнего юбилея. Но мне в тот день почему-то захотелось позвонить ей и от всей души поздравить ее с Днем рождения. Я это сделал, мы поговорили и попросили друг у друга прощения, мол, прости, если что было не так.

151857.jpg

Муж артистки Александр ПЛАКСИН держал в Америке автомастерскую, сейчас он - директор певицы, а дочка Татьяна сбежала от мамы в Америку

Оскорбила поэта

И вот Любовь Успенская стала звездой, заработала миллионы, купила себе уже несколько квартир и отстроила шикарный загородный дом. Только вот в процессе бешеной гонки шоу-бизнеса королева русского шансона напрочь забыла обо всех договоренностях! Деньги-то от альбома, написанного Голдом и Резником в Америке, надо было делить на троих! И когда Илья Резник ей об этом иногда напоминал, Успенская только раздражалась. А однажды в эфире телевидения даже позволила оскорбить поэта, назвав его «сволочью и непорядочным человеком». А вот этого уже маэстро простить не смог и пошел на принцип, чтобы защитить свою честь и достоинство: запретил исполнять ей 18 песен, среди которых и «Кабриолет». И выходит теперь народ с ее концертов слегка разочарованным: любимые песни зрителю услышать так и не удается.

Оригинал материала: "Экспресс газета"