Обмен Шаймиева на Нургалиева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Министру МВД могут вспомнить замятую история с племянником, избившим в июне 2004 года администратора ночного клуба в Серпухове и покровительство генеральному директору ОАО "Нижнекамскнефтехим" Владимиру Бусыгину

1172838792-0.jpg В Кремле рассматривается вариант с досрочной отставкой президента Татарстана Минтимера Шаймиева и выдвижением на освободившуюся должность нынешнего министра внутренних дел Рашида Нургалиева.

К тому есть серьезные системные причины. Очевидные изменения на российском политическом поле, связанные с появлением ключевой партийной пары — «Единой» и «Справедливой» России, с одной стороны, и тандема Медведев — Иванов — с другой, не могли не сказаться на отношениях Кремля с бывшими партнерами на втором уровне власти.

Уместные в прежней избирательной схеме полюбовные договоренности с влиятельными нацрегионалами, и в первую очередь руководителями Татарстана и Башкирии, ограждавшими местную самость посулами дружного волеизъявления своих народов, сегодня, по всей видимости, будут отменены. Пул голосов можно собрать куда более цивилизованными методами, не требующими от Кремля компромиссов, наносящих ущерб целостности государства.

Первоначально складывалось ощущение, что Шаймиеву в очередной раз удалось провернуть традиционный фокус по принципу «голоса в обмен на царство». К семидесятилетию татарского лидера ему был преподнесен подарок в виде согласованного договора о разграничении полномочий между федеральным Центром и регионом. Однако последующее вето Совета Федерации, принятое подавляющим числом голосов, явно показало, что в Москве решили отказаться от старых правил игры.

Существует и второй уровень этой непростой властной интриги. Дело в том, что сейчас и на своих нынешних постах ни Шаймиев, ни Нургалиев не могут вполне устраивать российского президента.

[...] Прецедент досрочного смещения главы региона имеется: год назад в отставку «добровольно» ушел председатель Госсовета Магомедали Магомедов, считавшийся одним из наиболее одиозных лидеров на Юге России. Есть еще, правда, безвременно покинувший пост президента Чечни Алу Алханов, но он, в отличие от Магомедова и Шаймиева, мало чем управлял реально.

Что касается Рашида Нургалиева, то с 2003 года он возглавляет одну из наиболее проблемных структур, которая с советских времен практически не подверглась реорганизации — если не считать переименования некоторых подразделений и некоторого сокращения штатов.

Вопреки утверждению, что рыба гниет с головы, имя министра не связывают с громкими коррупционными скандалами. Была, правда, вовремя замятая история с племянником Нургалиева, избившим в июне 2004 года администратора ночного клуба в Серпухове, были публикации, намекающие на покровительство министра генеральному директору ОАО «Нижнекамскнефтехим» Владимиру Бусыгину, но это — все. Правда, нет в активе и особых достижений.

Скандалы, сотрясающие ведомство последние год-два и сопровождающиеся увольнениями все новых оборотней в погонах — также не на пользу нынешнему главе министерства.

С одной стороны, это можно записать в статью «очищение рядов», а с другой — почему все это было осуществлено только тогда, когда, судя по всему, прозвучала команда сверху, да и к тому же силами специальных подразделений ФСБ?

Зато в качестве президента Татарстана Нургалиев был бы идеальной фигурой. Татарин, но при этом уроженец Казахстана, выходец из КГБ-ФСБ, а значит, его перемещение не будет противоречить практике укрепления властной вертикали хорошо управляемыми кадрами.

Для сегодняшнего Татарстана это особенно актуально. Республика по сей день является объектом особых устремлений экстремистов, прикрывающихся религиозными лозунгами. Последнее обстоятельство вовсе не является секретом — о намерении раскачать ситуацию в Поволжье регулярно говорится на контролируемых боевиками веб-сайтах.

Так или иначе, Кремль в достаточно жесткой форме дал понять, что время квазинезависимых улусов подошло к концу. Вброс варианта с Нургалиевым отнюдь не означает, что у нынешнего президента Татарстана не осталось иного выбора, как понуро уйти в отставку. Скорее всего, в Москве ждут от него своеобразного саморазоружения и готовности обсуждать судьбу республики уже в новом политическом контексте.

Бахтияр Ахмедханов, Алексей Радзиевский

Оригинал материала

«Московский комсомолец» от origindate::02.03.07