Оборонный "заказ"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Шесть версий убийства и.о. гендиректора "Концерна ПВО" Игоря Климова

Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец",origindate::09.06.2003, Фото: "Газета"

Александр Хинштейн

Оборонный “заказ”. Подчиненного Климова убили через 14 часов после шефа

Converted 14521.jpg Возможно, это чистое совпадение... В последнее время заказные убийства стали совершаться у штаб-квартир силовых ведомств.

Питерского “авторитета” Костю Могилу застрелили возле Минюста. И.о. гендиректора “Концерна ПВО” Игоря Климова убили в двух минутах ходьбы от здания МВД.

Что ж, коли это и случайность, то случайность очень и очень показательная. До недавнего времени Игорь Климов работал помощником у куратора силового блока страны — заместителя главы президентской администрации Виктора Иванова. И хотя бы только потому убийство это отнюдь не рядовое. Вызов брошен всей правоохранительной мощи государства...

А менее чем через сутки после смерти Климова случилось и еще одно загадочное убийство: погиб финдиректор завода “Ратэп”. Завода, который тоже входил в империю Климова. И похоже, два этих преступления связаны меж собой неразрывно...

Из сообщений информационных агентств:

42-летний и.о. гендиректора ОАО “Концерн ПВО” Игорь Климов был застрелен в пятницу утром при выходе из своего дома. С места происшествия убийца скрылся...

Гибель Игоря Климова — это, безусловно, самое громкое преступление нынешнего года. Людей такого уровня в России еще не убивали.

Климов возглавлял крупнейший в стране оборонный концерн, куда входило 46 предприятий: все, кто разрабатывает и производит системы противовоздушной и противоракетной обороны. Только уставный капитал их превышал 2 миллиарда рублей. В его руках была судьба всей отрасли.

Кто был заинтересован в гибели Климова? Легче сказать, кто не желал ему зла. За недолгий период своей работы он успел переругаться с большинством чиновников, курирующих ВПК, а заодно нажить себе десятки врагов в директорском корпусе.

И дело здесь не в каком-то скверном его характере — напротив, по натуре своей Климов был человек очень мягкий и интеллигентный (могу засвидетельствовать это лично, ибо встречались мы с ним не раз). Просто он пришел в отрасль, чтобы навести здесь порядок, а потому неминуемо был обречен на конфликты и войны...

* * *

Почему-то многие информагентства утверждают, что Климов в прошлой жизни был офицером разведки. Это неправда.

Выпускник Ленинградского технологического института, он пять лет отработал на заводе “Красный треугольник”. Потом занимался бизнесом. На госслужбе Климов оказался лишь в 2000 году, став советником Агентства по госрезервам. Но в конце 2001-го в его карьере наступает стремительный взлет: зам. главы кремлевской администрации Виктор Иванов, который знаком с ним еще по Питеру, берет Климова своим помощником по ВПК.

Это было непростое время. Легендарный некогда военно-промышленный комплекс страны рушится на глазах. Чтобы сохранить даже то немногое, что осталось, нужны резкие и смелые меры.

Один из вариантов спасения — создание профильных интегрированных структур, которые объединят умирающие поодиночке предприятия. Первой ласточкой оказывается “Концерн ПВО”, созданный на базе двух гигантов ПВО — “Алмаза” и “Антея” — и усиленный всей кооперацией. Председателем совета директоров концерна назначается Виктор Иванов.

Разумеется, и без того загруженный работой Иванов не в силах ежеминутно заниматься делами концерна. Такой надежный и беспристрастный помощник, как Климов, нужен Иванову позарез.

Уже в августе 2002-го Климов получает новое назначение: заместитель гендиректора концерна. В нынешнем феврале по инициативе Кремля он становится гендиректором. Правда, пока еще с приставкой “и.о.”...

* * *

Следственная группа, работающая по убийству Климова, наверняка выдвинула уже массу различных версий. Есть свои версии и у нас, и все они так или иначе связаны с деньгами.

Климов мешал слишком многим. Даже за ничтожно короткий срок гендиректорствования — всего-то 4 месяца — он сумел сломать множество воровских схем. Отодвинуть от кормушек сотни людей: банкиров, министров, бандитов.

Его не связывали никакие обязательства. Человек со стороны, он был свободен в оценках и действиях, ибо не без оснований полагал, что поставлен в концерн именно для того, чтобы навести здесь порядок.

По его инициативе прокуратура успела возбудить три уголовных дела: по хищениям и воровству на трех вошедших в концерн предприятиях. Должностей лишился целый ряд директоров.

По-моему, Климов до конца и не понимал, на сколь опасный путь он вступил. Он даже не пользовался личной охраной, наивно считая, что тронуть его никто не посмеет: слишком уж мощные силы стояли за его спиной...

Я ничуть не претендую на истину в последней инстанции. Однако те версии, которые предлагаем мы, требуют самой серьезной проработки.

Версия 1-я. В “солнцевском” свете

Если гибель Климова стала в пятницу новостью №1, то убийство, случившееся 14 часами позже, на первые страницы газет не попало.

В ночь с пятницы на субботу в центре Серпухова был расстрелян Сергей Щитко, финансовый директор завода “Ратэп” — одного из бриллиантов в короне “Концерна”, где делали знаменитые ракетные морские комплексы.

Между тем в последние годы на заводе сложилось тяжелейшее положение. Фактический контроль за предприятием установила “солнцевская” ОПГ. 18 миллионов долларов обманом было выведено с предприятия. Но куда сильнее “солнцевских” интересовали деньги от контракта на поставку Китаю ракетных комплексов. Исполнителем контракта выступал “Ратэп”. Цена вопроса — 70 миллионов долларов.

Отдавать бандитам деньги Климов не хотел. Дабы выгнать “солнцевских” с завода, он даже инициировал возбуждение Генпрокуратурой уголовного дела по факту хищений. Пытался снять директора Байбакова. Правда, тот уходить добровольно наотрез отказался: якобы “солнцевские” пригрозили отрезать голову, если он напишет заявление.

В ближайшее время должно было пройти внеочередное собрание совета директоров “Ратэпа”, на котором решился бы вопрос с новым директором. Теперь этого уже не случится...

В этой версии есть лишь одно слабое звено. Какой смысл был убивать финансового директора Щитко? Он-то как раз представлял интересы “солнцевских”. Впрочем, я не удивлюсь, если Щитко каким-то образом мог быть причастен к ликвидации Климова. Мертвые — молчат...

Версия 2-я. Заговор директоров

Серпуховской “Ратэп” был не единственным предприятием в концерне, где Климов хотел навести порядок.

Он успел снять директора ракетного завода “Авангард” Брюханова. Со дня на день намеревался уволить директора химкинского завода “Факел” Светлова (этот завод делал ракеты для “С-300”). Между тем “Факел” тоже был исполнителем по китайскому контракту, и речь опять-таки шла о миллионах долларов.

Однако Климов натолкнулся на мощнейшее сопротивление — не только директоров, но и федеральных министров. Открытый конфликт случился у него с министром науки Ильей Клебановым, который пытался вывести из состава “Концерна” целый ряд крупных предприятий.

Подоплека понятна: все ставшие камнем преткновения заводы выполняли заказы на экспорт. В их числе КБ “Альтаир” (разработчик морских ракетных комплексов), КБ “Новатор” (разработчик морских ракет “Клаб”) и приснопамятный “Ратэп”.

Версия 3-я. Космические пираты

Не так давно “МК” писал о ситуации на Государственном Обуховском заводе (ГОЗ). Этот гигант индустрии со 140-летней историей, базовое предприятие по производству ракетных комплексов для всех родов войск, был искусственно обанкрочен и едва не пущен с молотка.

Не последнюю роль в уничтожении завода играл его директор Анатолий Ващенко. Он сознательно посадил ГОЗ в долговую яму, и, если бы не вмешательство покойного Климова, предприятия с таким названием наверняка бы уже не существовало.

Дело в том, что, вопреки позиции главы “Росавиакосмоса” Юрия Коптева (это его ведомство курировало ГОЗ), Обуховский завод был включен в состав “Концерна”. Дабы избежать банкротства, Климов вынужден был принять на себя долги завода и выдать от имени “Концерна” векселя кредиторам.

Но это — лишь временная мера. Климову нужно оттянуть время. Одновременно, через прокуратуру, он добивается возбуждения сразу двух уголовных дел против руководства завода.

Срок погашения первого векселя — на 220 миллионов рублей — наступал 2 июня. Однако пришедших на ГОЗ кредиторов ждали не деньги, а суровые лица судебных приставов и милицейских следователей.

Стало понятно, что “нарисованные” долги (всего они составляли 400 миллионов рублей) Климов отдавать не собирается. Тем более он успел сменить уже проворовавшегося директора и поставить на ГОЗ своего доверенного человека.

Борьба за ГОЗ нарушила планы не только кредиторов, но и хозяина вселенной Юрия Коптева. Директор “Росавиакосмоса” имел на заводе свои интересы (мы писали о том, что он даже незаконно выдавал от имени государства доверенности людям, которые привели ГОЗ к банкротству). Кроме того, с появлением “Концерна ПВО” Коптев терял контроль за всеми крупнейшими ракетными предприятиями, которые раньше подчинялись ему: ГОЗ, КБ “Новатор”, “Факел”, “Авангард”. Соответственно, на сторону уходили гигантские деньги (на одном только “Факеле” шло исполнение китайского контракта в 100 миллионов долларов).

Коптев неоднократно писал президенту, настаивал на возврате предприятий в материнское лоно, но справиться с Климовым не мог...

Версия 4-я. Греческие миллионы

Еще в 99-м году концерн “Антей” (знаменитый разработчик противовоздушной системы “С-300В”) заключил прямой договор с Грецией на поставку зенитно-ракетных комплексов “Тор-1”. Общая сумма контракта — 730 миллионов долларов.

По условиям контракта, “Антей” обязан был выполнить т.н. “офсетную программу”: сиречь бесплатно, в виде бонуса, произвести для греков дополнительные работы на 73 миллиона (10% от всего контракта).

Уже потом, когда “Антей” вошел в “Концерн” и у руля его встал Климов, вскрылась фантастическая вещь. Деньги на “офсетную программу” исчезли.

Их следы отыскались в славной Черногории: оказалось, что руководство “Антея” разместило 45 миллионов на беспроцентном (!) депозите в офшорном “Вестер-банке”. Еще 12 миллионов осели в московском банке “Первый капитал”. Судьба оставшихся 16 миллионов — до сих пор неизвестна.

По настоянию Климова Генпрокуратура возбудила уголовное дело. 1-й вице-президент банка “Первый капитал” Комаров был арестован. Бывшим заместителям гендиректора “Антея” Алексееву и Воробьеву предъявили обвинение. А их руководитель — генконструктор Вениамин Ефремов оказался на грани увольнения.

Буквально за день до смерти Климов говорил, что в понедельник намерен отобрать у Ефремова заявление об уходе. И не только из-за греческих миллионов. 26 мая на полигоне Капустин Яр Ефремов с треском провалил испытание своей новой системы “Антей-2500”.

Версия 5-я. Торговцы смертью

Едва ли не с первого дня своей работы в “Концерне” Климов пытался добиться права самостоятельного экспорта: у “Антея” такое право когда-то было, но оно закончилось еще в апреле позапрошлого года.

Понятно, что “Рособоронэкспорт” — монополист-посредник на рынке оружия — всячески противился такой инициативе. Если бы “Концерн ПВО” самостоятельно вышел в “свет”, “Рособоронэкспорт” потерял бы свыше миллиарда долларов.

Помимо действующих экспортных контрактов, которые выполнял “Концерн ПВО”, на горизонте маячил беспрецедентный контракт с Эмиратами на 4 миллиарда долларов.

Версия 6-я. Борьба за престол

Эта версия пользуется у журналистов особенной любовью. Дескать, Климова убили конкуренты, дабы захватить кресло гендиректора.

В реальности никаких оснований под собой она не имеет. Дело в том, что гендиректором не хотел становиться... сам Климов.

Нам известно, что незадолго до смерти он обзвонил многих директоров предприятий, выясняя их пристрастия. При этом Климов говорил, что его задача — зачистить место для будущего гендиректора.

Более того, в повестку дня заседания совета (оно назначено на 26 июня) до сих пор не включен вопрос выборов гендиректора. Как раз в день убийства Климов собирался разослать курьеров ко всем членам совета и собрать с них письменные согласия.

Сколь ни прискорбно это признавать, судьба Игоря Климова во многом была предопределена заранее. Сам того не желая, он оказался заложником ситуации.

Время комиссаров и Дон Кихотов безвозвратно кануло в прошлое. Даже самый опытный и профессиональный руководитель не в силах сегодня в одиночку перестроить разваленную, разворованную “оборонку”.

“У нас для эволюции нет времени, нам приходится принимать более радикальные подходы”, — говорил Климов в одном из своих интервью.

Трезвость расчетов уживалась в нем с какой-то детской наивностью и романтизмом. Он как будто забыл, что любое радикальное действие неизменно рождает противодействие. Особенно если на кону — миллиарды долларов...

Р.S. Прощание с Игорем Климовым состоялось вчера, в траурном зале Николо-Архангельского морга. Ни один из отраслевых министров — ни Клебанов, ни Коптев, ни Бельянинов, ни гендиректор РАСУ Козлов на панихиду не пришли. В тот же день его тело увезли в Санкт-Петербург. Сегодня оно будет предано невской земле...