Оборотень в хоромах

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Оборотень в хоромах Чиновник Рособрнадзора занял квартиру Брежнева, спит в его кровати, ест его варенье и носит его трико

"Леонид Ильич Брежнев жил в 5-комнатной квартире на Кутузовском проспекте. Квартира шикарная, что неудивительно, — генсек все-таки. Как вы думаете, кто сейчас обитает в этих стенах? Внуки? Правнуки? А вот и не угадали. В квартире Брежнева живет скромный чиновник Рособрнадзора. Но ему и этого мало — сейчас он хочет оттяпать еще одну 5-комнатную квартиру. Жила-была в Москве семья. Папа, профессор истории Василий Николаевич Шевяков, мама, Нина Фоминична, сын Олег и дочка Наташа. Жили они в двухкомнатной квартире в высотном здании на Котельнической набережной. С незапамятных времен Василий Николаевич дружил с родственниками Виктории Петровны Брежневой — говорят, когда-то даже спас их от беды. Вот почему семья всесильного генсека Леонида Ильича Брежнева почитала Шевяковых как очень близких людей. В 1969 году Наталья Шевякова вышла замуж за молодого актера Олега Видова. В 1972 году у Олега и Наташи родился сын Слава, и семья переехала в великолепную пятикомнатную квартиру — в том же доме, только в другом крыле. В это же время женился Олег Шевяков. Его избранницей стала дочь министра строительства РСФСР Николая Семеновича Мальцева. Спустя несколько лет Олег Видов развелся с женой и уехал из СССР. Умирают Василий Николаевич и Нина Фоминична. В родовом гнезде остаются только их дочь Наталья Федотова и внук Вячеслав Федотов (Наталья Васильевна не хотела, чтобы ее сын носил фамилию Видова и оставила фамилию первого мужа). В 1997 году Вячеслав покупает двухкомнатную квартиру. При выписке с Котельнической набережной он отказался от своей доли в квартире в пользу матери. Ведь она была хороша собой, и он надеялся, что она еще сможет устроить свою жизнь. Однако этим мечтам не суждено было сбыться. Наталья Васильевна тяжело заболела. В 2001 году в НИИ им. Бурденко ей сделали первую операцию — удалили злокачественную гемангиому головного мозга. Пять лет она чувствовала себя прекрасно, однако в 2006 году пришлось делать вторую операцию. Вячеслав, который к этому времени обзавелся своей семьей, делал все возможное, чтобы мать ни в чем не нуждалась. Нечего и говорить о том, что все расходы по ее лечению — а они были, скажем аккуратно, немалые — он взял на себя. Спустя год после второй операции у Натальи Васильевны стала болеть спина. Оказалось, что это не радикулит, а метастазы в позвоночнике. В мае 2007 года ей сделали третью операцию, а спустя месяц она умерла. Ей было всего 62 года. За месяц до смерти она сказала сыну, что в шкафу лежит завещание, и после ее смерти квартира достанется ему. Вячеслав очень надеялся на то, что Наталья Васильевна справится с болезнью, и сказал матери, что говорить об этом рано. Однако ему запомнилось замечание Натальи Васильевны: не забудь о том, что я сказала, иначе Олег все отберет. При чем тут Олег? Его дядя жил на широкую ногу, отношения у них были прекрасные. Тогда Вячеслав подумал, что она, как всегда, излишне опекает его. Что ж, мать есть мать, даже когда она сама в беде. * * * Итак, Наталья Васильевна Федотова умерла 10 июля 2007 года. В августе Вячеслав пошел к нотариусу Щербаковой, предъявил завещание и подал заявление о принятии наследства. После смерти матери дядя трогательно заботился о племяннике. Все в том же августе 2007 года Олег Васильевич Шевяков предложил Вячеславу приехать к нему на Кипр, в Лимасcол. В двухэтажной вилле с бассейном всегда найдется место для единственного сына безвременно умершей сестры. В начале января 2008 года Олег Васильевич снова пригласил племянника в Лимасcол. Тот приехал на неделю, а вернувшись, пошел к нотариусу за свидетельством о праве на наследство. Каково же было его изумление, когда нотариус сказала ему, что на него подал в суд некий Олег Васильевич Шевяков — знаете такого? Поэтому суд наложил арест на квартиру и выдать свидетельство нельзя. Вячеслав поехал в Перовский (по месту своей прописки) суд, и там ему показали исковое заявление дяди. В этом диковинном документе говорилось, что завещание его сестры Натальи Васильевны Федотовой, написанное 1 ноября 2006 года в пользу племянника Вячеслава Федотова, недействительно, так как на момент его составления Наталья Васильевна, перенесшая две операции на головном мозге, не осознавала характер своих действий и не могла ими руководить. 30 августа 2006 года, то есть за два месяца до указанного срока, Наталья Васильевна составила завещание в пользу брата. В тот момент она была в ясном уме. Из искового заявления Олега Васильевича Шевякова: “10 июля 2007 года умерла моя сестра, Федотова Наталья Васильевна. За год до своей смерти (30 августа 2006 года) она составила завещание, согласно которому я являлся ее единственным наследником — все свое имущество, которое ко дню ее смерти окажется ей принадлежащим, в чем бы оно ни заключалось и где бы ни находилось, было завещано мне. Указанное завещание было удостоверено Гержа Екатериной Николаевной, и.о. нотариуса г. Москвы Щербаковой Е.Е. Нотариусом Щербаковой было открыто наследственное дело №… к имуществу умершей Федотовой Н.В. До истечения 6-месячного срока для принятия наследства я написал заявление о принятии наследства… однако от нотариуса я узнал, что имеется завещание, составленное позднее, которым все свое имущество моя сестра оставила своему сыну — Федотову В.О. Мне известно, что моя сестра резко возражала против того, чтобы оставить имущество своему сыну, так как он мог распорядиться им не так, как ей бы хотелось, был очень непрактичным, легко подвергался чужому влиянию. Кроме того, в последние годы ее жизни их отношения были достаточно напряженными, она часто говорила мне, чтобы я по возможности оказывал ему помощь и поддержку — как материальную, так и моральную. Однако вместе с этим настаивала на том, что нельзя позволить ему распоряжаться дорогостоящим имуществом. Кроме того, осенью 2006 года физическое и психическое состояние моей сестры заметно ухудшилось. Она была очень больным человеком, имела онкологические заболевания. На этой почве в последние месяцы жизни она не всегда отдавала себе отчет в своих действиях. Более того, ее поведение в последние месяцы жизни давало основание полагать, что она не понимает значения своих действий и не может руководить ими. В связи с указанным считаю, что в момент совершения завещания, которым она все свое имущество оставила ответчику (то есть родному сыну. — О.Б.), она находилась в таком состоянии, когда не была способна понимать значения своих действий…” Интересно, что испытывал в тот день и час Вячеслав Федотов? Вспомнился ли ему солнечный Кипр? И понял ли он, почему дядя так старался ему помочь и прислал своего юриста, чтобы любимый племянник как можно быстрей собрал документы для оформления наследства? Ну да, на всякий сложный вопрос всегда есть простой ответ. “Помогая” племяннику, солнечный дядя по-быстрому обзавелся документами, которые требовались ему для обращения в суд. * * * В январе 2008 года в Перовском суде началось слушание дела по иску Олега Шевякова о признании завещания недействительным. Его представитель настоял на проведении посмертной судебно-психиатрической экспертизы. Согласно заключению комиссии экспертов ГНЦ социальной и судебной психиатрии имени В.П.Сербского от 14 октября 2008 года Федотова “по своему психическому состоянию могла понимать значение своих действий и руководить ими при составлении завещаний 30 августа 2006 года и 1 ноября 2006 года”. В распоряжении экспертов института Сербского среди прочих документов имелось и медицинское заключение лечащего врача Федотовой В.Ю.Волкова: “Пациентка наблюдалась поликлиникой в течение 15 лет… В 2006 году проведена повторная операция, в послеоперационном периоде состояние и самочувствие пациентки оставалось удовлетворительным, сознание было ясным в течение всего 2006/2007 г., но постепенно началось прогрессирование метастатического процесса… В мае 2007 года в связи с выраженными болями в позвоночнике… пациентка переведена в онкоцентр им. Н.Н.Блохина, где проводилась паллиативная химио- и лучевая терапия. 10 июля 2007 года пациентка была выписана домой, где в тот же день она упала и потеряла сознание. Бригадой “скорой помощи” в 17.30 была констатирована смерть…” Как следует из приведенных выше документов, в 2006 году Наталья Васильевна не подавала никаких признаков расстройства сознания и, стало быть, подписывая сначала первое, а затем и второе завещание, делала именно то, что считала необходимым. Характер у нее был сильный. Много лет сын находился под ее влиянием, уступал в спорах, считался с ее мнением. Видимо, в момент, когда Вячеслав стал вести себя более самостоятельно, у нее сложилось впечатление, что болезнь в любой момент может взять свое. Надо думать, брат охотно поддерживал ее в этом и неуклонно подводил к мысли о том, что после ее смерти он будет единственной опорой Вячеслава. Ничего необыкновенного в этом сюжете нет. Смертельная болезнь вынуждает совершать поступки, которых при других обстоятельствах человек никогда бы не совершил — кто этого не знает? Но мать и при смерти остается матерью. Второе завещание все ставит на свои места. Что ж делать, если человек, который чуть было не стал обладателем великолепной квартиры в центре Москвы, оказался к этому не готов? * * * Узнав о том, что эксперты признали Федотову дееспособной, представитель Шевякова перестал являться в суд. И судья Перовского суда А.Р.Исаенко 16 декабря 2008 года вынес определение об оставлении иска Шевякова без рассмотрения. Тут надо пояснить, что оставление иска без рассмотрения не означает, что дело закрыто — это лишь пауза, и по ходатайству одной из сторон слушание может быть возобновлено. Ага. Тут не вышло. Ну ничего, жизнь на этом не кончается. Дождавшись, когда Вячеслав получил свидетельство о праве на наследство, Шевяков 29 мая 2009 года обращается в Таганский суд, на территории которого находится вожделенная квартира. Новый иск практически слово в слово повторяет заявление в Перовский суд: признать второе завещание Натальи Федотовой недействительным и признать недействительным полученное Вячеславом свидетельство о праве на наследство. О том, что Шевяков обратился в Таганский суд, Вячеслав узнал случайно. Он пришел к нотариусу за справкой и услышал: а на вас опять в суд подали… 25 июня он идет к судье Таганского суда Антоновой и говорит: дело по такому же иску уже слушается в Перовском суде. На что судья ответила: 29 июня будет предварительное заседание, там все и расскажете. Секретарь сказала, что слушание назначено на 11.40. 29 июня Вячеслав пришел в суд за 20 минут до начала заседания и обнаружил на двери сообщение о том, что слушание по иску Шевякова состоялось в 10.40. Он попытался было обратиться к судье Антоновой, но она разговаривать отказалась. Тогда Вячеслав пошел к председателю Таганского суда Михаилу Панарину. Он сообщил, что, во-первых, его не уведомили о слушании дела, во-вторых, слушание провели на час раньше и, в-третьих, дело по такому же иску уже слушается в Перовском суде. Панарин сказал Вячеславу, чтобы он к двум часам пришел к Антоновой. На этой, скажем так, вынужденной встрече судье сообщили о том, что в Перовском суде слушается ранее возбужденное гражданское дело по такому же иску, по тому же спору, между теми же сторонами и по тому же основанию. Судья Антонова ответила, что слушание в Перовском суде для настоящего дела никакого значения не имеет. И назначила заседание на 24 июля. Между тем Перовский суд по ходатайству Вячеслава отменил определение об оставлении иска без рассмотрения — помните, 16 декабря 2008 года, когда представитель Шевякова перестал являться в суд. Так вот, слушание дела в Перовском суде назначили на 19 августа. 24 июля определение Перовского суда о возобновлении слушания по иску Олега Шевякова к племяннику было передано судье Таганского суда Антоновой. Тогда же Вячеслав Федотов обратился к суду с ходатайством об оставлении иска Шевякова без рассмотрения — ведь в Перовском суде рассматривается то же самое дело! Однако судья Антонова, несмотря на очевидную двусмысленность ситуации, осталась непреклонна. Таким образом, имею удовольствие сообщить председателю Московского городского суда о том, что в столице в двух разных судах слушаются два гражданских дела по одному и тому же иску: о признании завещания Натальи Васильевны Федотовой недействительным. * * * Конечно, всякое бывает. Случаются накладки, дело житейское. Однако, будь это все обычным недоразумением, оно бы на другой день забылось. Но в том-то и дело, что у этого недоразумения какой-то подозрительный запах. А кстати, что мы знаем об истце, Олеге Васильевиче Шевякове? Помнится, в незапамятные времена Шевяков женился на дочери министра строительства РСФСР Николая Мальцева. Однако вскоре последовал развод — если не ошибаюсь, из-за того, что Шевяков избил жену. Сейчас Олег Васильевич является главным специалистом Управления лицензирования, аккредитации и надзора в образовании Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки. Насколько мне известно, коллеги считают Шевякова обыкновенным чиновником в сером костюме, ничего особенного. И ошибаются. Дело в том, что двухэтажный особняк на Кипре как минимум свидетельствует о том, что работа на ниве лицензирования в сфере науки и образования приносит неплохой доход. Однако вряд ли кто-нибудь знает, где живет скромный труженик науки. А живет Олег Васильевич Шевяков в квартире Леонида Ильича Брежнева на Кутузовском проспекте, 26. Как он там оказался? Чтобы услышать ответ на этот вопрос, я поехала к Виктории Евгеньевне Брежневой, дочери Галины Брежневой и внучке Леонида Ильича. Виктория Евгеньевна живет в дальнем Подмосковье и находится в катастрофическом материальном положении. Я никогда не была членом КПСС, всю жизнь люто ненавидела советскую власть, однако встреча с Викторией Евгеньевной, в которой невозможно узнать царскую наследницу, меня ошеломила. Еще больше поразил меня ее рассказ о квартире Брежнева. Брежневы много лет дружили с семьей Василия Николаевича и Нины Фоминичны Шевяковых — дедушки и бабушки Вячеслава Федотова, с которым судится Олег Васильевич Шевяков. Виктория Евгеньевна сказала, что таких людей, как Нина Фоминична, она в жизни больше не встречала. Фактически внучка Брежнева выросла в семье Шевяковых и считала их самыми близкими людьми. Есть множество фотографий дочери Шевяковых Натальи Федотовой и Галины Брежневой: в Кремле, в обнимку с Леонидом Ильичом, на даче, на море, с Фиделем Кастро… Брат Натальи Федотовой Олег Шевяков тоже был очень близким человеком. Именно поэтому, когда Виктория Евгеньевна решила продать последнее, что у нее было, — квартиру Брежнева на Кутузовском проспекте, — самым надежным покупателем показался Олег Шевяков. Остается только догадываться, откуда у него взялись деньги на покупку этой квартиры. Сделка состоялась в 1995 году. Оформление документов любезно взял на себя Олег Васильевич. Половину денег он заплатил в момент заключения сделки. Вторую половину должен был вернуть частями, но не вернул — а зачем? Все документы остались у него, доказать ничего невозможно. Виктория Евгеньевна много лет просила его возвратить деньги и наконец поняла, что Шевяков давным-давно простил себе этот долг. Скромный чиновник Рособрнадзора много лет живет в пятикомнатной квартире генсека, спит в супружеской кровати четы Брежневых — судя по фотографиям, он оставил квартиру такой, какой она была при первых хозяевах. Видимо, для истории. Недаром человек трудится на ниве образования. Однако привычка прибирать к рукам чужие квартиры не дает ему покоя. Поэтому он и решил отхватить у племянника пятикомнатную квартиру, доставшуюся ему после смерти матери. Нахальство, с которым Олег Васильевич действует, свидетельствует о том, что есть еще порох в пороховницах, и он не отсырел. Вероломство — очень полезный в быту талант. Ударить в спину ничего не подозревающего близкого человека — значит, нанести удар, на который не последует ответа. Омерзительней всего то, что сейчас Шевяков вовсю эксплуатирует смертельную болезнь сестры, а ведь именно на него она надеялась, беспокоясь о сыне. Какие светлые люди украшают наше образование! Силы небесные, неужели никому не интересно, откуда у государственного служащего такие несметные богатства? Я думаю, неспроста Олег Васильевич пользуется полным доверием в Таганском суде — иначе просто невозможно объяснить историю со слушанием одного дела в двух разных судах. Надеюсь, председатель Московского городского суда внесет ясность в этот затейливый сюжет. Да, чуть не забыла. Виктория Петровна Брежнева любила варить варенье. Так вот, один человек рассказал мне, как Олег Васильевич Шевяков, облачившись в бурку и старые тренировочные штаны генсека Брежнева, ел ложкой из банки варенье, оставшееся от вдовы Леонида Ильича. Души не чает в сладеньком…"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации