Оборотни

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


ФСБ и Генпрокуратура объединились против МУРа и МЧС

Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсант Вчера в Москве сотрудники ФСБ, Генпрокуратуры и Главного управления собственной безопасности (ГУСБ) МВД России при массовой поддержке журналистов задержали высокопоставленных работников МВД и МЧС. Пока задержанным предъявлено обвинение в вымогательстве, фальсификации уголовных дел и превышении служебных полномочий. PR-эффект этой акции не помешал ее официальному предназначению.

Информация об операции была очень секретной, поэтому корреспондент узнал о ней только за два дня. Подробности организаторы держали в строжайшем секрете. Время встречи было назначено на понедельник в 6.00 у здания следственного управления Генпрокуратуры на Бауманской улице. В назначенный час там собралось с десяток журналистов и более трехсот сотрудников ГУСБ, ФСБ и Генпрокуратуры. Узнать о дальнейших планах корреспондент попытался у одного из спецназовцев. «Мы и сами не знаем, куда поедем,- сказал здоровенный спецназовец.- На инструктаже расскажут». Потом покосился на журналиста и добавил: «Да и то не всем».

К семи утра всех собравшихся запустили во двор Генпрокуратуры. Там силовики построились в шеренгу, а руководители операции начали разбивать всех собравшихся на группы. В каждой из них было несколько следователей Генпрокуратуры, оперативников ГУСБ, а также сыщиков и спецназовцев ФСБ. Журналистов поставили в конец каждой шеренги. Затем те же руководители получили по запечатанному коричневому конверту, в котором содержались адреса и время начала операции.

Первым в одиннадцатичасовых новостях стране обо всем рассказал глава МВД Борис Грызлов: «Установлено, что сотрудники одного из отделов управления уголовного розыска Москвы подбрасывали гражданам оружие, боеприпасы и наркотики с целью дальнейшего шантажа. Организовывали обыски, возбуждали уголовные дела и прекращали их за деньги. Есть случаи, когда по сфабрикованным материалам люди получали реальные сроки заключения». К этому времени обыски шли более чем на 40 объектах: в служебных кабинетах, квартирах, дачах, банках. В результат в СИЗО «Лефортово» оказались шесть старших офицеров МУРа и генерал-лейтенант — начальник службы собственной безопасности МЧС РФ.

«Впервые мы занялись «динозаврами» (так называют задержанных в ГУСБ МВД) еще три года назад,- рассказали потом оперативники. — Но полная картина по этим оборотням у нас сложилась только три месяца назад».

Одна из следственных бригад (к каждой из них были прикреплены по 10-20 бойцов «Альфы») направилась на улицу Ватутина, где располагается департамент собственной безопасности МЧС. Следователям и альфовцам пришлось совершить рывок через почти стометровый двор департамента и, сокрушив охрану, ворваться в кабинет начальника управления безопасности МЧС РФ Валентина Ганеева. Генерал-лейтенант в этот момент проводил селекторное совещание и одновременно раскладывал на дисплее компьютера пасьянс «Косынка».

Альфовцы буквально вынули его из кожаного кресла, обыскали, а затем вернули в исходное положение. Следователь зачитал постановление об обыске и задержании. «Бред собачий,- сказал генерал, к которому в кресле вернулось самообладание.- Я сейчас позвоню Шойгу». «Не надо,- ответили ему.- Звоните лучше адвокату».

Господин Ганеев позвонил адвокату Владимиру Левину. Пока тот добирался до улицы Ватутина, следователи вынули из кармана генерала $9,4 тыс. «Эх,- сокрушался генерал,- не успел машину купить». И стал хамить оперативникам. Притих, когда из сейфа достали наградной пистолет Макарова и $50 тыс. Вместо подписи на протоколе господин Ганеев оставил следующую надпись: «Это какая-то чушь дурацкая». Тогда следователь поинтересовался у генерала: «Вы так и не поняли, за что вас задерживают? А кто вымогал $600 тыс. у… (исходя из интересов следствия, название фирмы не называется)?» Ответа не последовало.

В это же время другая бригада оперативников пришла к замначальника МУРа. К нему же по просьбе следователей пригласили замначальника 2-й оперативно-разыскной части управления уголовного розыска (ОРЧ УУР) полковника Евгения Тараторина. Он вошел в кабинет и протянул руку человеку, сидевшему у двери. Тот оказался следователем и защелкнул на руке полковника наручники. Но больше всех не повезло пятому отделу 2-й ОРЧ МУРа. Из 25 его сотрудников были задержаны: полковники милиции заместители начальника отдела по борьбе с незаконным оборотом оружия Юрий Самолкин и Владимир Лысаков; подполковники милиции старшие оперуполномоченные того же отдела Игорь Островский, Николай Демин, Валерий Демин (кстати, два года назад срок за вымогательство получили сотрудники того же отдела подполковник Александр Шахов и старший лейтенант Игорь Каратыгин).

Если с задержанием Владимира Демина и Владимира Лысакова у альфовцев проблем не было, то с арестом Николая Демина и Юрия Самолкина они возникли. Офицеры Демин и Самолкин заперлись за железной дверью квартиры 13 в доме 4 по Среднему Каретному переулку. В этом бывшем доходном доме, расположенном рядом со зданием ГУВД Москвы, они арендовали квартиру под офис уже в течение пяти лет. Угрожая взорвать гранату, они вынудили альфовцев вести осаду злополучной квартиры по всем правилам. Здесь были и переговоры, и попытки выбить дверь и высверлить замок. В итоге в квартиру была закинута свето-шумовая граната. Только после этого полковники сдались. Во время обыска альфовцы обратили внимание на часы господина Самолкина стоимостью, по оценке оперативников, около $30 тыс. и наградной пистолет Макарова с золотыми курком и спусковым крючком. Закончилась операция выемкой из сейфов банка «Гостиный двор» более $3 млн. «Это «общак» оборотней»,- пояснили следователи. Деньги хранились в пяти ячейках в банке, которые были оформлены на подставных лиц. Банкноты были упакованы в полиэтиленовые пакеты и опечатаны печатью МВД.

Улики приходят с обыском

Ярким примером заказного дела является уголовное преследование президента холдинга «Интер-север» Фрэнка Элкапони (Физули Мамедова). В июне 2001 года его обвинили в незаконном приобретении, перевозке и хранении с целью сбыта почти килограмма героина (ст. 228 ч. 4 УК). При задержании у Элкапони была изъята коробка от видеокассеты, в которой находилось 496 г героина. Еще 500 г героина сотрудники УБНОН обнаружили при обыске квартиры предпринимателя. Однако в суде выяснилось, что наркотики Элкапони подбросили сами сотрудники милиции. Некоторые из них показали в Головинском суде, что видели, как во время обыска Элкапони их коллеги засовывали ему за пояс какой-то пакет, которого до того у подозреваемого не было. Об этом заявили и журналисты программы «Петровка, 38″, снимавшие операцию по задержанию и обыск.

В результате в феврале 2003 года Головинский суд полностью оправдал Фрэнка Элкапони. При этом суд направил в Генпрокуратуру частное определение о возбуждении уголовного дела за превышение служебных полномочий сотрудниками милиции.

Сергей Тополь, Андрей Сальников

Оригинал материала

«Коммерсант»