Обратная сторона обыска

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Почему информация о результатах следственных действий в «Инкред банке» появилась на сайте МВД раньше, чем они были завершены

1255941282-0.jpg Заветы «железного Феликса», что торжество закона надо вершить чистыми руками, думается, не менее актуальны и сегодня, во время, когда объявлена борьба с коррупцией. Нужно только приветствовать инициативы министра МВД Рашида Нургалиева по наведению должного порядка в рядах милицейских кадров. Общество откровенно ждет от органов значимых мер против преступности, убедительных уголовных дел – проведенных умело и умно. И чтобы, как в советские времена, «следствие вели знатоки», такие же, как они, неподкупные и компетентные.

Одним из таких дел, которое, по мнению СК при МВД России, должно переломить ситуацию с незаконной «обналичкой» в банковской сфере, возможно, станет, расследование деятельности «Инкредитбанка». В его офисах на прошлой неделе прошли обыски. Тверской суд Москвы санкционировал арест сотрудника некоего ЗАО «Финансовая компания «Галеон» Татьяны Сорокиной, которая подозревается в координации обналичивания средств через счета фирм-однодневок. В СМИ была вброшена информация о наличии в банке преступной группы, даже назван её доход в 50 млн. руб.

Правда, если судить по комментариям экспертов рынка, конструкция обличения нечестных банкиров почти сразу стала постепенно рушиться. Если иметь в виду общественный резонанс, то кто-то в МВД, возможно, выбрал не совсем тот объект для показательной порки. И мы, видимо, в ближайшее время не сразу найдем ответ: кто тут прав, а кто виноват?

Известно, что в числе тех, кто стоял у истоков оперативной «разработки» «Инкредитбанка», были высокопоставленные сотрудники МВД Дмитрий Целяков и Александр Носенко. В министерстве их характеризовали как профессионалов высокой пробы. Но как полагают следователи СКП, свой профессионализм пинкертоны из так называемой «банковской группы» МВД использовали, в том числе, для личной наживы, начав вымогать деньги у руководителей банка. По версии следствия, в 2007 году руководство «Инкредбанка» вынуждено было выплатить влиятельным оперативникам через посредников $1 млн. за «общее прокровительство». На следующий год некие прибалтийские посредники за «крышу» потребовали уже €1,5 млн. По заявлению одного из руководителей банка, в июне 2008 года Целяков и Носенко были арестованы сотрудниками ФСБ и сейчас под арестом ждут суда.

Между тем злоключения после этого для банка не закончились. Нынешним летом у этого финансового учреждения неожиданно появились сложности с аккредитацией в Системе страхования вкладов. Не будучи участником ССВ, кредитная организация, как известно, не имеет права работать с вкладами физических лиц. «Инкредбанк» был вынужден ограничить деятельность в этом секторе кредитованием и развитием системы переводов и платежей. Формально никаких оснований для отказа не было, банк, несмотря на экономический кризис, демонстрирует неплохие показатели, занимая 29-место по темпам развития, и входит в top-200 российских банков. Между тем, по времени проблемы с аккредитацией в ССВ удивительным образом совпали с завершением следствия по делу Целякова и Носенко. Некоторые склонны даже полагать, что это могло быть чем-то вроде предупреждения, если так можно выразиться, со стороны «неустановленных лиц», ведь, как-никак, именно руководители «Инкредбанка» являются основными свидетелями обвинения на предстоящем процессе над милиционерами.

Могут ли быть убедительны превентивные телодвижения в канун суда? Председатель совета директоров «Инкредитбанка» Герман Горбунцов, после прошедших обысков уже заявил в СМИ: «Возможно, кто-то надеется, что мы откажемся от дачи показаний на суде. Но этого, заверяю вас, не произойдет».

Возникает вопрос: неужели правоохранители не ждали подобной реакции? Или надеялись на обратный эффект: кто поверит дискредитированным банкирам? Между тем общественность и «целевая аудитория» в России за последние годы значительно поумнели и прошли достаточную школу экономического ликбеза. На кого, спрашивается, тогда было рассчитано поспешное заявление, сделанное в день обыска на сайте МВД, что в «Инкредитбанке» изъяты документы, «свидетельствующие о преступной деятельности»? Ведь как написали некоторые СМИ, в момент выпущенного пресс-релиза обыски еще даже не закончились, а уж проанализировать, относятся найденные документы к преступной деятельности или нет, просто физически было невозможно.

В общем, формула Дзержинского о том, что бороться с преступниками нужно еще и с холодным умом, также сейчас, конечно, актуальна. Возможно, и впрямь виноваты те или иные банкиры. Но с помощью одного только «горячего» сердца или не относящихся к финансовой деятельности «вещдоков», удивительным образом найденным среди бухгалтерской отчетности, удастся ли одержать верх над преступностью? Совсем не грех, если у коллег привлеченных к суду милиционеров будет гореть сердце от того, что их «наказал» какой-то банк. Но разве только горячка требуется для такого вдумчивого дела, как борьба с коррупцией? Или для очистки собственных рядов?

Дмитрий ГРИГОРОВИЧ

Оригинал материала

Марта Валиева от origindate::19.10.09