Оговорки по Фрейду

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Путин: "В отношении представителей прессы могу сказать так, как мы в свое время шутили, когда я работал в совершенно другой организации: [page_19497.htm их прислали подглядывать, а они подслушивают]. Некрасиво"

Оригинал этого материала
© "Независимая газета", origindate::26.10.2006, Фото: "Коммерсант"

Оговорки по Фрейду

Наталья Меликова, Игорь Романов

Converted 22502.jpgВчера президент пообщался с согражданами. Владимир Путин, как и следовало ожидать, побил собственный рекорд, отвечая на вопросы 2 часа 55 минут. В прошлом году глава государства уделил внимания населению на 5 минут меньше. Президенту на момент окончания прямого эфира поступило почти 2 млн. 300 тыс. вопросов, но ответил он на 55. Население волновали сугубо практические вопросы – зарплаты, пенсии, жилье – и совсем не интересовала судьба политических партий и крупных компаний. Путин (вероятно, больше в стране это делать некому) подробно объяснял людям, как получить и потратить материнский капитал, почему надо ограничить число легионеров в российских футбольных клубах и как получить ипотечный кредит.

Вопросы звучали, скорее, с претензией на жесткость. Например, озвучивая тему громких заказных убийств, включая убийство Анны Политковской, жительница Приморского края очень по-народному спросила Путина: «Куда же смотрят власти, Владимир Владимирович? Как дальше жить будем?» «Отбор вопросов был. Вопросы и вопрошающие проходили через отбор и формулировались в удобной для президента форме. С другой стороны, этот отбор в принципе соответствует приоритетам большинства населения и не вызывает раздражения и отторжения у населения», – заявил «НГ» заместитель гендиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин.

«Все это подготовка к избирательной кампании преемника Путина, которая будет проводиться под социальными лозунгами. Преемник Путина будет выступать в роли продолжателя этой политики», – считает политолог. Кстати, вопрос про 2008-й прозвучал всего один раз. «Что будет с нами и со страной после 2008 года?» – волновался житель села Подгородняя Покровка Оренбургской области. «Путин дал понять, что стабильность утрачена не будет. Он будет выступать в роли гаранта того, что в стране будет стабильность при его преемнике», – отмечает Макаркин. Когда Путин вышел к журналистам после окончания «прямой линии», мы спросили его, будет ли он называть кандидатуру преемника. «Время подойдет, и я скажу об этом», – ответил глава государства, заметив, что оставляет за собой право выбора, в том числе и при голосовании.

Путин допустил несколько знаковых оговорок. Так, говоря о том, что Россия наконец расплатилась с долгами, президент вдруг произнес: «И теперь мы никому не нужны». Правда, через секунду (которая показалась вечностью) он поправился: «не должны». Еще один перл Путин выдал, когда рассказывал об улучшении жизни людей. «Этот разрыв между доходами богатых и бедных мы будем сохранять... – пауза между двумя словами снова показалась вечностью, – ...сокращать».

Но эти оговорки меркнут по сравнению с грузинским перлом. Отвечая на вопрос одного из аксакалов дагестанского Каспийска об ухудшении отношений с Грузией, Путин напомнил об историческом факте – о том, что Грузия добровольно вошла в состав... Российской Федерации. ["Ъ": Ошибка рассмешила его самого, и, хихикнув, он поправился на "Российскую империю".] «Российской империи», – поправился Путин. Михаил Саакашвили, который, как выразился аксакал, своим поведением только отягощает ситуацию, должен был в этот момент поперхнуться. Кстати, отвечая на вопрос о возможности присоединения Абхазии и Южной Осетии к России, глава России пообещал внимательно следить за международными прецедентами, в том числе и косовскими.

«Прямые включения» были организованы в том числе и из одной из самых горячих точек страны – карельской Кондопоги. Чтобы показать, что в городе все спокойно, вопросы задавали из двух точек – возле Дворца искусств и возле целлюлозно-бумажного комбината. Замечу, что пока мы ждали начала трансляции в одной из комнат 1-го корпуса Кремля, на мониторах показывали абсолютно зачищенную площадь перед Дворцом искусств.

В Кондопоге, правда, случилось неожиданное – президент страны сообщил местным жителям, что никак не может связаться с руководителем региона Сергеем Катанандовым: «Он то в самолете, сейчас в отпуске, но мы с ним на этот счет самым серьезным образом поговорим». Проблемы со связью у президента случились почти шесть лет назад, когда в разгар гонений на Владимира Гусинского он никак не мог дозвониться до тогдашнего генпрокурора Владимира Устинова.

Зато до президента смогла дозвониться москвичка, которая хорошо поставленным голосом спросила его об отношении к сексуальному насилию. «Что-то вы там сказали про президента Израиля...» – сузила рамки вопроса дама. Президент России со всей прямотой заявил, что недопустимо использовать служебное положение для принуждения женщин к сожительству. Но что касается 10 женщин, которые обвинили Моше Кацава в изнасиловании, то это «особый случай». «Это связано с тем... – в этот момент смотревшие «прямую линию», буквально прилипли к экранам телевизоров, – ... что значительная часть израильского общества недовольна действиями своего президента в ливанском конфликте». Вопрос жительницы столицы по сексуальной тематике российско-израильских переговоров, был, пожалуй, единственной темой, востребованной не широкой аудиторией от Калининграда до Находки, а узкой частью российского общества, проживающей в пределах Садового кольца.

***

Фото: Сергей Расулов/Новое дело-Newsteam

Подробная инструкция, раздававшаяся участникам телеконференции с президентом Путиным в дагестанском городе Каспийске
***

Оригинал этого материала
© kremlin.ru, origindate::25.10.2006, Стенограмма «Прямой линии с Президентом России Владимиром Путиным»

[...]

Ю.ПАНКРАТОВА: У нас на связи столица. Алло, здравствуйте!

Т.ИНГАЯН: Здравствуйте, добрый день! Это Татьяна Ингаян.

Господин Президент! Харасмент, или сексуальные домогательства и насилие над женщинами, во многих странах, да и в России тоже, являются серьезной проблемой. Иногда отдельные факты сексуального насилия и домогательства становятся известными, как, например, в случае с Президентом Израиля. Вы недавно что-то говорили об этом, но, к сожалению, я не совсем четко поняла Вашу позицию и отношение к этой проблеме. Как, по Вашему мнению, следует бороться с этим уродливым явлением – насилием в отношении женщин? Что Вы думаете по этому поводу? Благодарю Вас.

В.ПУТИН: Насилие всегда должно быть наказано, любое – и в отношении женщин, и в отношении мужчин, тем более – в отношении детей. Это всегда уголовно наказуемые деяния, относящиеся к тяжелым преступлениям.

Что касается женщин, то их права требуют особой защиты. Кстати, и при решении демографической проблемы мы сделали упор на то, чтобы, как я уже говорил сегодня, поднять социальный статус женщины. Абсолютно, конечно, недопустимо использование служебного положения для того, чтобы принуждать женщину к сожительству, извините, или так далее (здесь нечего стесняться, нужно говорить о вещах прямым текстом).

Что же касается израильского случая, то это все-таки случай особый. Там десять женщин объявили о том, что Президент их изнасиловал, а совсем недавно предъявлены претензии к Премьер-министру в коррупционной сфере. С чем это связано? Это связано, на мой взгляд, – и многие эксперты со мной согласятся – с тем, что значительная часть израильского общества не удовлетворена действиями своего руководства в ливанском конфликте. Многие рассматривают происшедшие события как поражение – и сразу начались атаки и на Президента, и на Премьер-министра, и на начальника генерального штаба. На мой взгляд, использовать такие инструменты, как защита прав женщин, для решения политических вопросов, не имеющих к этому никакого отношения, абсолютно недопустимо, потому что это само по себе дискредитирует важную задачу борьбы за права женщин.

Что же касается того случая, о котором Вы сказали, то, действительно, я высказывался по этому вопросу, когда у меня был в гостях Премьер-министр Израиля. Правда, журналисты уже выходили из помещения и слышали краем уха, что там что-то по этому поводу говорилось. Потом начали на этот счет рассуждать. Чтобы не было никаких рассуждений, я Вам откровенно сейчас изложил свою позицию. В отношении представителей прессы могу сказать так, как мы в свое время шутили, когда я работал в совершенно другой организации: их прислали подглядывать, а они подслушивают. Некрасиво.