Огонь по вертикали власти. Кантор

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"

Когда президент страны обозначил главные направления деятельности института Полпредов в федеральных округах, взаимоотношения между региональными и федеральными представителями власти резко охладели. Борьба с коррупцией и приведение в чувство региональных баронов руками федеральных инспекторов, в некоторых регионах была воспринята в штыки. В отдельных территориях взаимоотношения с представителями федерального центра приобрели откровенно криминальный характер. Ярким примером противостояния коррумпированных элит с «вертикалью власти» может служить судьба главного федерального инспектора по Новгородской области Любови Александровны Андреевой, прошедшей в конфликте с Михаилом Прусаком настоящую школу выживания.

Под грохот выстрела

В ночь на 31 мая 2002 года в подъезде дома, где проживала Любовь Александровна, прогремел выстрел. По сведениям правоохранительных органов, в Андрееву практически в упор, с расстояния менее 3-х метров, стреляли из охотничьего гладкоствольного ружья. Согласно реконструкции картины преступления, стрелок либо поджидал федерального инспектора на лестнице, либо зашел в подъезд следом за ней. Установлено, что для покушения на Андрееву использовалась крупная дробь, так называемая «нулевка». Произведя только один выстрел, преступник скрылся. Покушавшийся загодя аккуратно перерезал телефонный провод, ведущий в квартиру Андреевой. Только по счастливой случайности Любовь Андреева не пострадала – заряд дроби просвистел над головой. Уголовное дело по данному факту расследуется по сей день. Результатов пока нет. И скорее всего не будет. Как вспоминает сама Любовь Александровна, «следствие изначально велось пассивно, с ошибками и я предполагала, что все пытаются свести к «бытовухе». Об этом чуть ниже, а пока скажем, что многие наблюдатели высказали мнение - Любовь Андрееву элементарно запугивали – слишком серьезно она взялась за влиятельных лиц из окружения губернатора Михаила Прусака.

Мишкина каша

На утро после неудавшегося покушения на Андрееву, Прусак на совещании глав районов о ночном инциденте даже не упомянул, но зато заявил, что будет обязательно баллотироваться в сентябре будущего года на третий губернаторский срок. Невольно в памяти всплывают аналогичные заявления калмыцкого хана Кирсана Илюмжинова, через несколько часов после убийства журналиста Ларисы Юдиной, засобиравшегося аж в президенты России. Но здесь Прусак несколько переплюнул Илюмжинова - пообещал выплатить сотрудникам правоохранительных органов премии за раскрытие покушения на федерального инспектора. Выплачивать пока нечего и некому – дело-то не раскрыто.

Между тем абсолютное большинство связало стрельбу майской ночью по инспектору с ее профессиональной деятельностью. Оснований для этого слишком много. Достаточно вспомнить резонансные уголовные дела, раскрученные по материалам собранным аппаратом ГФИ. В них фигурировали не какие-нибудь заштатные счетоводы из разорившихся колхозов, а первые лица области.

Пример. В уголовном деле о растрате в 4,5 миллиона рублей всплыли и управляющий региональным отделением Фонда социального страхования РФ Сергей Туев и бывший начальник отдела правового и санаторно-курортного обеспечения регионального отделения фонда Елена Волынская. По данным прокуратуры, из этого дела ниточки потянулись дальше. Так, в отдельное производство было выделено дело, возбужденное по факту нарушения законодательства при реализации путевок из Фонда социального страхования РФ. По нему проходил целый ряд чиновников из окружения Прусака - аппаратчики и даже вице-губернаторы. Из высокопоставленных чиновников в фигурантов уголовного дела превратились А. Земляк, Н. Ренкас, А. Бойцов, начальники отделов и управлений администрации В. Медик, А. Дубоносов, Н. Иваньков.

Михаил Прусак, говорят, очень нервничал, и где мог, там и вставлял инспектору палки в колеса, подчеркивая свою самостоятельность. Доходило до смешного. Например, он запретил секретариату приглашать Андрееву на совещания, где обсуждались немаловажные вопросы совместного ведения. Или: назначает Андреева совещание федеральных силовиков у себя в представительстве, а из аппарата Прусака их тоже созывают для решения срочных вопросов. Таких, казалось бы, незначительных, но характерных деталей хоть пруд пруди. Все и не перескажешь.

Фуа-гра под Новгородом

Или другое, не менее громкое дело, – «гусиная охота» - которое, как подозревают, и стало прологом к стрельбе по Андреевой, поскольку шло оно под ее контролем.
Скандал разгорелся ранней весной. В те дни сотрудники природоохранной прокуратуры области и Новгородского управления по борьбе с оргпреступностью обнаружили в Государственном заказнике на берегу озера Ильмень охотничьи засады. Был проведен специальный рейд. Среди тех, кто палил в живые мишени, были первый заместитель губернатора и «главный эконом» региона Михаил Скибарь, начальник Новгородского управления по охране, контролю и регулированию использования охотничьих животных Владимир Лутовинов, а также группа московских гостей. И все в сопровождении старшего охотоведа Новгородского района Олега Алексеева. Оперативной группой было установлено, что «охотнички» устроили канонаду, и расстреляв полторы сотни боеприпасов, завалили 8 гусей. Столь плачевные результаты стрельбы оперативники объяснили тем, что многие участники «царской» охоты были «чуть тепленькими».

Поскольку охотились с нарушениями, как и положено по закону, было возбуждено уголовное дело (ст 258, ч.2 УК РФ - незаконная охота). Замять дело не удалось даже с помощью телефонных звонков из Москвы. Прокуроры делали свое дело. Прусак был в бешенстве. А в ходе следственных мероприятий, когда планировалось провести обыск в кабинете одного из фигурантов, а именно г-на Лутовинова, в самый разгар следственных мероприятий в кабинет ворвался разъяренный Прусак. Выкрикивая матерные тирады, Михаил Михайлович начал выталкивать из помещения всех присутствующих милиционеров вместе с прокурорскими работниками. Однако обыск был проведен не зря - в протоколе зафиксировали факт обнаружения в кабинете главного охотоведа области патронов для боевого пистолета ТТ. Говорят, по этому поводу глава региона даже добился встречи с Генеральным прокурором России Владимиром Устиновым. Но, похоже, беседа не принесла результатов – в Новгород прибыл следователь по особо важным делам, который имел все полномочия довести эту охотничью эпопею до конца. На самом деле губернатор понимал, что в ходе «гусиного» расследования могли выясниться некоторые пикантные подробности «природоохранной деятельности» областной администрации и возникнуть куда более серьезные вопросы, нежели тушки расстрелянных гусей.

Кроме того, по материалам Аппарата ГФИ возникли вопросы и к руководству местной таможни, и к бухгалтерии областной администрации. .Проверялась и деятельность «Акрона» – контролеры Счетной палаты выявили весьма любопытные оффшорные схемы, выстроенные господином Кантором, перед которым губернатор Прусак вытягивается во фрунт.

Пришить бытовуху

Однако вернемся к ночной стрельбе в подъезде на улице Десятинной. Расследование профессиональной версии покушения на Андрееву, очень быстро сошло на нет. А вскоре Новгород потрясла не менее шокирующая новость – по подозрению в преступлении задержан бывший супруг Любови Александровны Юрий Андреев. На него составили протокол «О совершении мелкого хулиганства», на основании которого судьей городского суда Ю. Н. Дорофеевым Андреев был подвергнут административному аресту на 15 суток. У него были произведены обыски, а сам он помещен под стражу. Буквально все силовые структуры отказались комментировать возникшую ситуацию, ссылаясь на тайну следствия.

Но вскоре все выяснилось. От Юрия Андреева всеми правдами и неправдами добивались признания, что, де, это он, на почве неприязненных отношений организовал покушение на бывшую супругу. Мало того, уговаривали «подписаться», и в случае, если он возьмет вину на себя, то ему решат некие материальные проблемы. Говорят, в подобных беседах участвовали отнюдь не рядовые чины областного МВД.

Тем временем, из камеры на волю ушло письмо сыну, в котором были и такие строчки: «…Я перед тобой не виноват, а перед мамой - тем более, но кто-то очень заинтересован, чтобы я сидел. Знай, если я вдруг повешусь или от сердца крякну, не верь этому - значит, убрали! Маме скажи, чтобы остерегалась. За этим стоят очень большие люди». И действительно, события развивались круче, чем в остросюжетных романах.

Осторожно, губернатор!

Через некоторое время после нападения на Андрееву, также ночью в Великом Новгороде на пороге собственной квартиры двумя неизвестными был избит юрист общественной приемной главного федерального инспектора по Новгородской области подполковник в отставке Владимир Богачев. Пострадавший получил черепно-мозговую травму и множественные телесные повреждения. Очевидно, что акции устрашения направленные против Андреевой продолжались.

«УВД выделило мне сотрудника для охраны, но я заметила, что меня постоянно сопровождают и две-три автомашины, фиксирующие все мои контакты в городе. Я сказала об этом генералу Богданову, он ответил, что УВД не имеет к этому отношения. В результате же вместо машин с новгородскими номерами за мной стали ездить машины с номерами карельскими.». По версии инспектора, выстрел, сделанный из ружья, был не чем иным, как предупреждением и недвусмысленным намеком на то, что пора прекращать «сдавать» высокопоставленных товарищей Прусака. Это в принципе укладывалось в схему, озвученную самим губернатором.
В одном из интервью местным телевизионщикам, Прусак предложил открыть специальную передачу под названием «Они закладывают своих товарищей». Да и в прессе все чаще звучали намеки, что такой круговерти, которая идет с подачи федеральных чиновников, Прусак никому не простит. И, похоже, Прусак не простил. Вскоре Любовь Андрееву уволили. Заметим, что уволили в тот момент, кода инспектор находилась в Питере, в больнице и после серьезной операции проходила восстановительный курс. В результате чего возникла нелепая ситуация - на одном месте оказалось два инспектора. Это Олег Онищенко, с видимым удовольствием представленный местной элите губернатором Михаилом Прусаком, кадровый сотрудник ФСБ и Любовь Андреева, которая официально не подписала ни одного документа, определяющего ее уход с поста главного федерального инспектора. В дополнение к проделанному, из аппарата Прусака на имя полпреда в Северо-Западном ФО Ильи Клебанова, вероятно чтобы подстраховаться и успокоить полпреда, ушло письмо, в котором сообщается, что Андреевой предложены варианты трудоустройства. На поверку выяснилось - указанных в бумаге должностей, якобы предложенных Андреевой, не существует в природе. Меж тем Любовь Андреева, убеждена - закон на ее стороне и она намерена отстаивать свои права через суд. А уголовное дело о ночной стрельбе, перекочевав в окружную прокуратуру, не закрыто, и, как сообщили совсем недавно, расследование продолжается.

«Бомба» для губернатора

И еще один момент. Видимо опасаясь дальнейших инициатив Любови Андреевой, связанных с расследованием злоупотреблений, странных трат денег из федерального бюджета, фактов повальной коррупции, окружение Прусака предприняло отчаянную попытку вынуть заветные папки из архива федерального инспектора.

Когда Любовь Андреева находилась на больничном, управляющий делами администрации Новгородской области господин Земляк предлагал ей выдать ему ключи от ее опечатанного кабинета. Однако так и не получив согласия, областные чиновники кабинет вскрыли без участия Любови Андреевой, тем самым нарушив закон. Ведь на основании федеральных нормативов, кабинеты главных федеральных инспекторов в регионах своеобразная закрытая территория для всех местных органов власти. Именно там располагается режимный комплекс ФАПСИ служебная и переписка федеральных органов. «Что касается меня как главного федерального инспектора, - говорит Любовь Андреева, - то у меня еще будет возможность поговорить о законности увольнения, моральном ущербе и материальном, а главное - о «подвигах» губернатора».

Сегодня судьба архива Андреевой не ясна, но, судя по активным попыткам администрации региона найти его, пусть даже с нарушением закона, есть основания полагать, что архив цел, и его содержание может включать в себя серьезные материалы, касающиеся как самого губернатора, так и его послушного окружения.

"