Ограбление лучевых больных

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Ограбление лучевых больных FLB: Как «Росатом» Сергея Кириенко ограбил жителей села Муслюмово, живущих уже более 50 лет в зараженной радиацией зоне - расследование газеты «Совершенно секретно»

"            Шестилетняя Снежана Сунагатуллина показывает своё удостоверение «Перенёсшего(ей) лучевую болезнь или другие заболевания, связанные с радиационным воздействием; ставшего инвалидом»           Жители села Муслюмово       [1] Более 50 лет ведомственные врачи атомной отрасли изучали жителей села Муслюмово, подвергающихся хроническому радиоактивному облучению, как «подопытных кроликов» – регистрировали стадии лейкемии, показатели крови, иммунитет, течение беременности и родов… А теперь их ещё и грабят Долгие годы жители Муслюмово, расположенного на берегу радиоактивной реки Теча в Челябинской области, добивались от государства переселения из зоны радиации. Но, отстояв это своё законное право, оказались беспомощными перед действиями невесть откуда взявшейся некоммерческой организации, которую «Росатом» наделил полномочиями трактовать российские законы по своему усмотрению и распоряжаться деньгами, выделенными правительством на программу переселения. Под угрозой быть исключёнными из программы и лишиться единственного жилья без каких-либо компенсаций сельские жители вынуждены были соглашаться либо на переезд в холодные деревянные «скворечники», выстроенные с многочисленными нарушениями, либо на мизерные денежные компенсации: 150, 300, 400 тысяч, вместо положенного миллиона рублей. При этом не менее тысячи граждан, всю жизнь проживших на радиационно-загрязнённой территории, были поставлены перед фактом, что своего права на переселение они лишены навсегда. Обычная радиоактивная практика Трагическая история села Муслюмово ведёт свой отсчёт с конца 40-х годов ХХ века, когда секретный комбинат «№ 817» (во второй половине 60-х годов его назвали «Маяком»), нарабатывавший оружейный плутоний для советского ядерного оружия, бесконтрольно сбрасывал тысячи тонн жидких радиоактивных отходов в реку Теча. Тогда это была обычная практика. Без так называемых «рутинных» сбросов в водные объекты ядерный гигант «Маяк», оплот советско-российской атомной промышленности, «не умеет» работать и по сей день. Со временем место сброса отгородили от реки земляной дамбой. Но к этому времени уже десятки километров русла и берегов Течи, с расположенными на них селами и деревнями, подверглись сильнейшему радиоактивному заражению, исчисляющемуся тысячами кюри. К слову, по словам экологов, и сегодня реку Теча от так называемого Теченского каскада водоёмов, официально именуемого «замкнутым техническим гидрологическим объектом», отделяет та же самая земляная плотина, только лишь примитивно укреплённая бетонными плитами. По данным общественной организации «Теча» в рассекреченных недавно документах есть информация, что уже к 1956 году у 64,7% взрослого населения и 63,15% осмотренных детей деревни Метлино была диагностирована хроническая лучевая болезнь. Массовое облучение людей, возможно, игнорировалось бы дольше, но в 1957 году происходит печально известная «Кыштымская авария». Из-за взрыва на «Маяке» ёмкости с радиоактивными отходами, обширные территории загрязняются радиоактивными изотопами. Закрывать глаза на угрозу жизни более 100 тысяч людей, живущих вокруг «Маяка», правительство больше не может. Большинство деревень, в основном заселённых этническими русскими, экстренно эвакуируются. Строения разрушаются, заражённый скот уничтожается – всё закапывается в траншеи. И только несколько татарских сёл были по неведомой причине оставлены на берегах заражённой Течи. От «Маяка» до ближайшего из них – села Муслюмово – всего 30 км. Население Муслюмово, оставленное жить рядом с потоком жидких радиоактивных отходов, испытало на себе самые серьёзные последствия хронического облучения. Образцы радиации под детскими кроватками «Я родом из этой деревни, – рассказывает Миля Кабирова, возглавляющая общественную организацию «Айгуль», объединяющую женщин, перенесших лучевую болезнь или имеющих больных детей, вследствие воздействия радиации. – Наша мама и её дети сполна ответили за все ошибки атомных чиновников. Судьба моей семьи – не исключение, а типичный случай». Женщина рассказывает о том, как когда-то жила счастливая семья на берегу реки Теча. Купались, рыбачили – обычное деревенское детство. Но в 1950 году реку отгородили «колючкой» и поставили милиционера её охранять. «Этим милиционером был мой отец, – говорит Миля. – Всего через 2 года ему поставили диагноз «лучевая болезнь» I степени. А ещё через семь лет отца не стало, а ведь ему было только 44. Мне, тогда самой младшей из семерых детей, было три года. Мы все оказались на руках одной, тоже больной матери. Кормить нас надо было, и маме дали «нетрудную» работу – наблюдателя водомерного поста на этой же реке Теча. Мама должна была брать пробы воды и грунта с берегов, а мы, конечно, ей помогали. Никто не объяснил нам опасности, и эти образцы хранились дома под детскими кроватками. В итоге пятеро из нас сейчас «лучевики», два брата уже умерли от онкологических заболеваний. Наша семья, несмотря на всё это, не имела от государства ни помощи, ни поддержки». Так, в полном неведении, население радиоактивных берегов Течи жило более 30 лет. Плутоний в питьевой воде В 1986 году случилась Чернобыльская трагедия. После неё появились люди, озабоченные проблемами радиоактивного заражения. Для многих, кто принадлежал к «первому поколению» российских экологов и правозащитников, деятельность по исследованию и «рассекречиванию» проблемы Муслюмово обернулась годами тюремного заключения или вынужденной эмиграцией. Но, благодаря их усилиям, о советской «радиоактивной резервации на Тече» наконец заговорили. Однако вплоть до 1993 года руководство страны не хотело признавать губительного воздействия радиации на жителей села Муслюмово. И сегодня можно услышать, как служащие атомной промышленности, говоря о муслюмовской трагедии, упрекают местных жителей в том, что те, дескать несознательные, продолжали купаться в реке, рыбачить и поить речной водой скот, несмотря на то, что берега Течи обнесены колючей проволокой, а землям присвоен статус ограниченного хозяйственного пользования. Но даже если сельские жители, издавна живущие в тесной связи с природой, и могли заставить себя как-то обойтись без реки, то без питьевой воды из деревенских колодцев им было не выжить. О том, что подземные воды в селе Муслюмово заражены радиоактивными отходами, Управление Роспотребнадзора по Челябинской области официально сообщило муслюмовцам лишь в 2007 году. Тогда так называемая программа отселения жителей села Муслюмово под руководством «Росатома» уже началась. На правах бесправия К 2000 году уже целый ряд федеральных законов и иных нормативных актов РФ подтверждал непререкаемое право муслюмовцев на добровольное переселение с радиационно-загрязнённых территорий за счёт государства. Однако, чтобы добиться реализации этого права, местным жителям и поддерживающим их экологическим и правозащитным организациям пришлось провернуть целый ряд «спецопераций». Дело в том, что официальная «социология» считала, что жители Муслюмово с радиацией уже «сроднились» и с насиженных мест никуда уезжать не хотят. На деле же местным органам власти было попросту дано негласное указание не принимать у граждан заявления о желании на законном основании выехать с радиационно-загрязнённой территории. Если, например, жильё ветхое, – это будем рассматривать. А про радиацию – ни слова! Ситуацию удалось переломить после вмешательства нескольких депутатов Государственной думы: заявления более 400 семей муслюмовцев с требованием законного переселения с радиационно-загрязнённых территорий были едва ли не силой изъяты из сельсовета и переданы президенту Путину вместе с докладом депутатов Явлинского и Митрохина о ситуации в многострадальном селе. После этого понадобились ещё несколько лет, поток открытых обращений муслюмовцев к власть предержащим, смена нескольких министров атомной энергии и привлечение к уголовной ответственности директора ПО «Маяк» за продолжающийся сброс радиоактивных отходов в реку Теча (!), чтобы решение о старте программы переселения было, наконец, принято. В ноябре 2006 года на сайте Президента РФ появилась запись: «…на обращение жителей села Муслюмово из зоны аварии на комбинате «Маяк» сообщается: подписано распоряжение Правительства России о выделении 600 млн рублей на их переселение. Разработан и согласован с «Росатомом» план-график мероприятий по улучшению экологии реки Теча и решению проблем местного населения». Новое старое Муслюмово Рано радовались муслюмовцы. Разработанный тогда ещё Федеральным агентством по атомной энергии механизм реализации переселения поставил крест на большей части их многолетних ожиданий и надежд. Во-первых, из более чем 1500 домовладений, находящихся на территории муниципального образования Муслюмово, в список на переселение были включено только 741 домовладение. Без всяких объяснений прежде единый населённый пункт Муслюмово был вдруг поделён на два: село Муслюмово и станцию Муслюмово. И все жители внезапно отделённой станции Муслюмово оказались за пределами злополучного списка переселения. Не были услышаны никакие доводы о том, что целый ряд постановлений и распоряжений российского правительства относят и село, и станцию Муслюмово к территориям, где среднегодовая доза облучения составляет свыше 1 мЗв, и что все их жители имеют равные права на участие в государственной программе переселения. Более того, станция Муслюмово была фактически признана разработчиками механизма переселения экологически чистым местом. Именно там начали строить посёлок, куда должны были переехать отселённые с радиационно-загрязнённых территорий граждане, так называемое «Новое Муслюмово». Местные жители неоднократно писали, что такое «переселение» бессмысленно, что их следует переселить на окраину Челябинска. Ведь там находится медицинский центр, в котором наблюдаются все муслюмовцы, там работа, дороги, рабочая сила и т.д. Но слышать их никто не хотел. В пресс-релизах «Росатома», с энтузиазмом рапортующего о строительстве «нового посёлка для переселенцев», об этом просто умалчивалось. Лишь когда деньги были освоены, а местные жители полностью сломлены морально, «посёлок Новое Муслюмово» вдруг превратился всего лишь в «жилой квартал Новое Муслюмово». Таким образом мероприятия по переселению, на которые были выделены бюджетные деньги, свелись к перемещению части граждан в пределах одного и того же населённого пункта. А, следовательно, «переселённые», согласно закону, по-прежнему продолжают иметь все льготы. В том числе право на переселение с территорий, законодательно признанных радиационно-загрязнёнными. «Это напоминало события 1937 года» Но и тем, кто попал в злосчастный «список 741», пришлось узнать, почём фунт лиха. «Весной 2007 года начинает работу новая инвентаризационная комиссия, – рассказывает жительница села Венера Вафина. – В «список 741» включается кто-то новый, но исключаются те, кто в нём уже был. Соседи и родственники стравливаются между собой. Например, на одном дворе стоят два дома: хозяину какого их них причитается компенсация? А ведь она только одна – так была составлена программа. Исключали тех, кто, якобы, не проживает в своих домах на момент инвентаризации. Дело доходило до того, что если двор не почищен от снега или из трубы не идет дым, значит, в этом доме никто не проживает. Ходили по дворам и смотрели наличие запаса угля и дров и, если не находили, считай не повезло, тебя вычеркивают из списков, и никто с тобой разговаривать не будет, хотя у тебя есть документы, что это твоя собственность. Это напоминало события 1937 года. Люди, запуганные, сидели по домам, ждали комиссию, топили печи, уходя ненадолго из дома на дверях оставляли записки: «Уехал в Кунашак», «Ушёл в больницу» и т. п.» Итогами работы инвентаризационной комиссии стали разные по содержанию списки переселенцев и вообще полная неразбериха. В довершение всего в сельскую администрацию проникают ночные грабители и выносят все компьютеры и хозяйственные книги! Брать данные становится неоткуда. Липовый Фонд В этот момент в дело вступает «Фонд содействия отселению жителей села Муслюмово Кунашакского района Челябинской области». Эта некоммерческая организация была зарегистрирована группой никому не известных лиц в московской квартире на Кленовом бульваре сразу же, как только федеральным правительством были выделены деньги на программу переселения. 30 ноября 2006 года лично Сергей Кириенко, в присутствии большого число свидетелей на сходе жителей села заявил, что все полномочия по реализации мероприятий по отселению граждан из зоны радиационного загрязнения переданы этому Фонду. Все, что известно о данном Фонде, – это номера телефонов, которые сегодня «не существуют». Раньше, как утверждают правозащитники, звонивший по ним прямиком попадал в «Росатом». Ни устава организации, ни информации об учредителях на сайте Фонда нет. Нет никакой информации о какой-либо связи Фонда с государственными органами и об основаниях, на которых в распоряжение Фонду переводятся все деньги, выделяемые на переселение. «В соответствии с российским законодательством, порядок добровольного отселения должен устанавливаться Правительством Российской Федерации. О правительственном решении, в соответствии с которым Фондом реализуется переселение, нам неизвестно. Никакой информации о порядке выбора «оператора отселения», например, о проведении конкурса или тендера, в открытом доступе не имеется», – говорит Миля Кабирова. Единственный документ Фонда, представленный в общем доступе, это внутреннее «Положение о порядке выкупа жилых помещений у собственников жилого фонда в с. Муслюмово Кунашакского района, Челябинской области», утверждённое Решением Совета Фонда от 28 ноября 2006 года за номером 2. «Куда бы мы ни жаловались на нарушения наших прав в ходе этого переселения, везде нам отвечают: Фонд – оператор переселения, Положение – основной документ, все вопросы – туда, – говорит Венера Вафина. – А в Фонде людям говорили: «Пишите, куда хотите, а Москва – здесь!» То есть ни о какой государственной программе переселения, при которой уполномоченные государственные органы на основании требований Федеральных законов Российской Федерации и иных её нормативных актов выдавали бы компенсации гражданам, подвергшимся радиационному облучению вследствие деятельности ПО «Маяк», не шло и речи. Наспех созданная контора под названием «Фонд содействия…» стала заключать с собственниками домов в Муслюмово, сумевшими доказать, что они входят в «список 741», договоры купли-продажи их домовладений под снос. Взамен отчуждаемого дома жителю предлагалось либо получить жильё в квартале Новое Муслюмово, либо получить на руки миллион рублей, который несложными усилиями Фонда мог трансформироваться в 500, 300 или даже 100 тысяч рублей. Чтобы у гражданина приняли заявление на заключение такого договора, он должен был обязательно приватизировать свой дом, стоящий на радиационно-загрязнённой территории, и выписать из него всех членов семьи, в том числе детей, не важно куда. Обмен на новый дом проводился исключительно по схеме «дом на дом»: размер дома и количество людей, в нём проживающих, во внимание не принимается. «По усмотрению директора» Под «жильём в Новом Муслюмово» подразумевается постройка из тонкого деревянного бруса на ленточном фундаменте площадью 6 х 6 метров. То, что наспех сколоченные бараки не годны для проживания, было очевидно уже во время их строительства, которое, к слову, велось силами самих муслюмовцев, подрабатывавших на своей «стройке века» без заключения трудовых договоров. То, что дома холодные и сырые, подтвердили и официальные проверки, проведённые весной 2011 года, когда несчастные переселенцы уже дважды перезимовали в «новых домах» и почти привыкли по утрам отрывать примёрзшее постельное белье от покрывшихся инеем стен. По оценке БТИ, стоимость каждой из возведённых жилых построек в Новом Муслюмово не превышает 400-500 тысяч рублей. Однако самые большие трудности ждали тех, кто не хотел переселяться, а настаивал на получении денежной компенсации. Дело в том, что в упомянутом выше Положении Фонда, явившимся основным руководящим документом переселения, указывается, что Фонд «имеет право отказать в заключении договора купли-продажи жилого помещения на снос» (т.е. фактически лишить гражданина права на переселения), в том числе «по усмотрению ответственных за согласование договоров специалистов». И далее дословно: «Жителям села Муслюмово, которым отказано в заключении договора», «по усмотрению исполнительного директора Фонда», может быть предложено продать жилое помещение «на условиях выплаты выкупной стоимости в размере, определяемом независимым оценщиком или специалистами Фонда». Таким образом, сотрудники Фонда могут сначала исключить человека из программы переселения, то есть поставить его перед фактом, что его с семьей выселят на улицу, а его дом сровняют с землей, а потом произвольно назначить сумму, за которую Фонд, так и быть, выкупит у жителя его дом по так называемой «остаточной стоимости». То есть каким-то немыслимым образом некоммерческий Фонд оказался наделен полномочиями принимать решения о праве граждан на переселение вне зависимости от требований законодательства РФ, а также о размере выплачиваемых денежных компенсаций, несмотря на то, что официально каждому жителю должен быть выплачен именно миллион рублей. То, как этими полномочиями пользовались представители Фонда, и куда уходили львиные доли миллионов, не выплаченные переселенцам, сегодня выясняет Генеральная прокуратура. «Они их просто пилят…» О «незатейливом распиле» бюджетных средств, выделенных на переселение жителей села Муслюмово, президенту Дмитрию Медведеву сообщил директор Общественного фонда «Гражданин» Максим Шингаркин, во время встречи президента с представителями неправительственных экологических организаций 8 июня этого года. Эколог предъявил Медведеву копию договора, который Фонд заключил с одной из жительниц Муслюмово. «Сейчас почитаем», – президент быстро нашёл ключевые строки, – «Жилой дом оценён в сумму миллион рублей. Расчёт за жилой дом между сторонами осуществляется в следующем порядке: 550 тыс. оплачивается продавцу путём перечисления денежных средств на счёт ООО «Ресурс-Плюс», а 450 тыс. выплачивается путём перечисления на расчётный счёт продавца». Так и куда этот «Ресурс-Плюс» эти 550 тысяч девает-то?» – удивленно поинтересовался президент. – Никуда. Об этом и разговор. Они их просто пилят, – ответил Шингаркин. – Так незатейливо? – спросил президент. – Да, так незатейливо. Конкретно людям говорят: «Ваш дом – миллион. Либо мы вас не включаем в список переселения, вы останетесь навсегда на этой радиационно-загрязнённой территории, либо вы подписываете такой договор». Эколог подчеркнул, что речь идёт о бюджетных деньгах, и что сумма «распила» может достигать миллиарда рублей. Дмитрий Медведев взял документы со словами: «Я видел чудеса, но такие... Ситуация уж больно интересная». Интересно, что за разговором президента и эколога напряжённо и нервно наблюдал стоявший в сторонке руководитель «Росатома» Сергей Кириенко. «Поскольку главным требованием, озвученным мною, было именно проведение проверки Контрольным управлением Президента, уже на следующий день я был вызван туда на совещание со всеми имеющимися у меня документами по проблеме переселения Муслюмово, – рассказал «Совершенно секретно» Максим Шингаркин. – А их за 5 лет этого переселения в нашей организации скопилось немало. Через нас прошло несколько сотен жалоб, адресованных Уполномоченному по правам человека в РФ, а также в Генеральную прокуратуру, премьеру, президенту...» Тем же вечером эколог улетел в Челябинск, сопровождая членов сформированной Комиссии Контрольного управления совместно с МВД. До того, как комиссия сделает свои выводы, все должны были воздерживаться от комментариев в СМИ. Сейчас, когда по итогам проведённой проверки Дмитрий Медведев уже дал ряд поручений Следственному комитету РФ, Максим Шингаркин рассказывает следующее. «Я был свидетелем того, что комиссия нашла множественные подтверждения перевода бюджетных средств в структуры, не имеющие отношения к программе отселения, а также иных финансовых нарушений, в результате которых – программа переселения в установленные сроки не завершена, и законные права более тысячи жителей Муслюмово на переселение с радиационно-загрязненных территорий не реализованы. Мы надеемся, что после выполнения поручений президента будут приняты меры по завершению программы переселения в полном объёме». В конце июля и представители Генеральной прокуратуры сообщили о первых итогах своей работы. «В ходе спецмероприятий по пресечению криминальных посягательств на государственный бюджет, вскрыты факты разворовывания денежных средств», предназначенных для переселения жителей Муслюмово. «В целях получения незаконной наживы недобросовестные сотрудники Фонда обманули двух сельчан и вместо указанной суммы перечислили им за сносимое жильё от 300 до 700 тысяч рублей, присвоив разницу в стоимости, а одной из жительниц села попросту отказали в получении положенных ей денег. Общая сумма средств, похищенных в результате этих циничных махинаций, составила 2 млн рублей», сообщает официальный сайт Генеральной прокуратуры РФ. По этим фактам возбуждено уголовное дело по статье «мошенничество в особо крупном размере», санкция которой предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до 10 лет. За ходом его расследования управлением Генпрокуратуры в УрФО установлен особый контроль». Выяснилось также, что конкретно по тому договору, который Шингаркин показал Медведеву, ещё в прошлом году было возбуждено уголовное дело, но оно фактически не расследовалось и, по выражению прокурора Челябинской области Александра Войтовича, «легло под сукно». «В реальности ситуация такова, что гораздо больше переселенцев, обманутых Фондом, ещё должно быть выявлено», – уверен Максим Шингаркин. Всё только начинается… Сегодня село Муслюмово полуразрушено, часть улиц обесточены, отключены вода и газ. Закрыта больница и даже аптечный пункт. Но в селе продолжают жить десятки семей, которым отказано в переселении и компенсациях и которые вновь брошены на произвол судьбы в зоне радиации. Среди них старики, матери-одиночки и многодетные семьи с детьми-«лучевиками». И это не считая всех жителей станции Муслюмово, которых программа переселения вовсе не коснулась. Добавьте к этому тех, кто переехал в непригодные для проживания, по сути, аварийные домишки в Новом Муслюмово, и вы получите результаты организованного «Росатомом» «переселения». На поверку оказавшегося имитационно-пропагандистской кампанией, поправшей законы Российской Федерации и права её граждан. «Справедливым может быть только один финал», – считает Максим Шингаркин. – «Все жители Муслюмово – и села, и станции, и так называемого «Нового Муслюмово», постройки в котором не пригодны для жизни – должны быть переселены на безопасную землю на окраине Челябинска. Они имеют на это законное право». Похожую точку зрения высказал и губернатор Челябинской области Михаил Юревич, комментируя подтверждённые прокуратурой факты того, что Фонд обворовывал муслюмовцев вместо того, чтобы их переселять. «Если украли – должны отвечать. Откровенно говоря, для меня сразу было непонятно, зачем жителей Муслюмово переселяют в соседнюю территорию, Новомуслюмово. Если уж переселять – то в тот посёлок, где есть работа – в Кунашак, Красноармейский район или даже Челябинск. Я, кстати, предлагал в своё время Петру Сумину, бывшему губернатору, – давайте переселим их в Челябинск, здесь есть работа. А строить в чистом поле – для чего это? Тем более что там практически невозможно заниматься сельским хозяйством», – заявил Михаил Юревич. Финал этой истории пока остаётся открытым. Жители Муслюмово всё еще надеются на справедливость, настойчивость действий Генеральной прокуратуры, которая не должна остановиться на двух выявленных фактах «разворовывания бюджетных средств», и на добросовестное исполнение поручений, выданных президентом в отношении их переселения. Но, как говорится, «на Следственный комитет надейся, а сам не плошай». Муслюмовцы уже столько раз сталкивались с «непоследовательностью» государственных чиновников, от которых зависела их судьба, что сейчас, не дожидаясь итогов проверки СК, уже написали более 400 писем Дмитрию Медведеву, в которых вновь рассказали о произволе, творимом теми, кто ответственен за их переселение. Под письмами в том числе стоят 52 подписи людей, больных лучевой болезнью. Любовь ПЕТРУХИНА, специально для газеты «Совершенно секретно», № 9 сентябрь 2011 г. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации