Ограбление по-московски

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Ограбление по-московски Исторические памятники исчезают в карманах толстосумов

"26 февраля на заседании Арбитражного суда решится судьба Дома Нащокина. Москвичи могут лишиться уникального памятника отечественной истории - здесь в 1836 году жил Александр Сергеевич Пушкин.

Сегодня на втором этаже Дома живет журнал "Киносценарии". Его главный редактор Наталья Рюрикова - организатор весьма известных в Москве выставочных экспозиций. Достаточно назвать лишь некоторые: первые персональные выставки в России Михаила Шемякина и Дмитрия Краснопевцева - 1995 год, Эрнста Неизвестного - 1996-й, Посвящение Рудольфу Нурееву - 1997 - 1998, Живопись эпохи романтизма из собрания Государственного Русского музея - 2000-й... Сегодня там расположена уникальная экспозиция "Друг Пушкина - Нащокин". 
Первый этаж, занимаемый гражданином Азербайджана Таги-Заде, долгое время захламляли многочисленные конторы и лавки. 
В 1989-м указанный господин возглавил Экспериментальное производственно-творческое объединение "Тискино" и выкупил здание у своего учредителя - Госкино. Сделка с самого начала выглядела сомнительной. Во-первых, она нигде не была зарегистрирована. Во-вторых, принадлежащее Мингосимущества здание по закону не могло стать собственностью "покупателя" - акт купли-продажи давал тому право лишь на оперативное управление ею. В-третьих - дом 12 по Воротниковскому переулку имел статус памятника истории и культуры (паспорт от декабря 1973 года) и уже по этой причине никак не мог стать собственностью, выставленной на продажу. 
Однако в 98-м Таги-Заде чудесным образом регистрирует мертворожденную сделку девятилетней давности в Москомимущества. И тут же требует выселения журнала "из занимаемого помещения". Предлог: журнал занимается "непрофильной деятельностью". Имелись в виду те самые знаменитые выставки. 
"По какому праву?" - спросила Наталья Рюрикова и написала заявление. 
10 марта 1999 года Арбитражный суд столицы признал "недействительным свидетельство на право собственности от 19.05.98 г. № 00-01-077/98, выданное Комитетом по управлению имуществом г. Москвы" г-ну Таги-Заде. 
18 марта того же года Федеральный арбитражный суд Московского округа заявил о незаконности сделки купли-продажи: предприниматель признавался лишь балансодержателем государственного имущества. 
12 мая 99-го тот же суд снова рассматривал это дело. Вот его решение: "Сделка по купле-продаже здания по Воротниковскому переулку, дом 12, совершена с нарушением действующего на момент сделки законодательства. Не было получено разрешение правительства, равно как и не было осуществлено предварительное уведомление государственных органов охраны памятников культуры. Сделка признается ничтожной, а документ о купле-продаже - недействительным". 
В начале 2001 года ЗАО "Тискино" обратилось в Высший арбитражный суд, который неожиданно вернул дело московским коллегам для "нового рассмотрения". С чего бы это? Ведь никаких новых доказательств правоты предпринимателя в деле не прибавилось. 
Сейчас в Арбитражном суде Москвы Рюрикова проигрывает уже второй процесс. На очереди третий, кассационный. Чтобы реанимировать безумную "ничтожную сделку", суду придется закрыть глаза на многое. В частности, на "Свидетельство о государственной регистрации права", выданное журналу "Киносценарии" Московским городским комитетом по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним - документ подписан 14 сентября 2001 года. Его содержание: Дом передается в хозяйственное ведение журналу - на основании распоряжения № 586-Р Мингосимущества РФ. 
- Самое обидное, - говорит адвокат "Киносценариев", - суд не принимает во внимание наших ссылок на закон о регистрации прав на недвижимость: якобы он не действовал в момент регистрации сделки Таги-Заде в Москомимущества. Не принимает потому только, что об этом говорит... сам Таги-Заде! Поразительно - суд не проверяет реальные обстоятельства (что легко сделать в секунду, прочитав представленный нами документ), а верит очевидной лжи! 
Звоню в контору "Тискино", спрашиваю Таги-Заде. Дама, представившаяся референтом, кричит в трубку: 
- Не о чем ему с вами разговаривать - дом уже наш! Нам жить негде! 
Где-то в этой бесконечной судебной истории затерялось главное, на наш взгляд, заинтересованное лицо - ведающее столичными памятниками истории и культуры. И я иду на прием к г-ну Соколовскому. 
Владимир Ильич благообразен и радушен. А также многолик. В нем органично уживаются несколько Владимиров Ильичей, и каждый говорит об этой истории что-то свое. Один Соколовский оказывается лицом сторонним и крайне неосведомленным: 
- Ничего об этой истории не знаю. 
Соколовский № 2 прекрасно разбирается в ситуации: 
- Да знаете ли вы, кто такой Таги-Заде? Это богатейший человек Москвы! Да если Рюрикова заупрямится, он своих мальчиков пришлет - те с ней разберутся! Конечно, они ее выкинут - будет на улице под зонтиком стоять. 
Третий Ильич - само лукавство: 
- Таги-Заде строил этот дом с нуля - получил его в виде фундамента. 
- Как, и стен не было? - сомневаюсь я, вспоминая анфиладу комнат явно пушкинской эпохи. 
- И стен не было... - грустно покачивает головой хранитель памятников. - Таги-Заде жилье себе строил. 
При этом каждый из моих собеседников-Соколовских ненавязчиво ссылается на влиятельного московского чиновника: 
- Вот сейчас только от Р. вернулся... На днях у меня встреча с Р... Вчера был у Р., разговаривали на эту тему... 
В разговоре Соколовский открещивается от знаменитого памятника, даже не пытаясь объяснить поразительный факт - в документах липовой сделки отсутствует какое-либо разрешение от охранных организаций. 
Кому и зачем на самом деле понадобилось выселять "Киносценарии" и галерею - действительно ли "богатейшему человеку Москвы" жить стало негде? Чего вдруг он так возбудился именно в октябре 1998 года, бросившись регистрировать сделку? 
Прошу Наталью Петровну вспомнить все, что предшествовало попытке выселения. 
- За несколько месяцев до объявления нас "персоной нон грата", в 1997 году, приходил ко мне Владимир Соколовский. Вместе с инвестором. Уговаривал перейти из Госкомимущества к нему под крыло. А в здании, сказал, будет делать ремонт - силами того самого инвестора. Я спросила: есть ли гарантия, что после ремонта здание сохранится и мы сюда вернемся? Нету, ответил он, такой гарантии... Я, естественно, отказалась от лестного предложения. Вскоре после этого объявляется Таги-Заде - уже в роли "законного" собственника. Думаю, он оказался более сговорчивым в отношении дальнейшей судьбы особняка: не сомневаюсь, что здание пойдет не на ремонт, а на слом - земля в Воротниковском дорогого стоит. Очевидно, Соколовский уже заключил сделку с Таги-Заде - тот продаст особняк назначенному Владимиром Ильичом инвестору, как только суд выбросит нас из Дома. 
В этой истории понятны побуждения всех действующих лиц. Понятна схема "приватизации" памятников культуры - при полном "одобрямсе" якобы охраняющих те самые памятники контор. Понятно стремление успешного предпринимателя (вполне возможно, зовут его вовсе даже и не Таги-Заде) обзавестись престижной недвижимостью. В обход закона? Так ведь не впервой! Понятно и другое: в рядах ограбленных окажемся все мы - потому как истинных памятников золотого века русской культуры осталось до обидного мало. 
Непонятно одно: какую корысть преследуют суды, вынося одно за другим абсурдные решения по абсолютно ясному делу. Впрочем, есть еще надежда - впереди кассация. 
Старомосковские особняки выстроились вдоль Воротниковского переулка четкой шеренгой. Дворники старательно соскребают с узкой полоски асфальта ледяную корку. Спрашиваю: 
- Где тут дом Нащокина? 
- Да вот же он! - отвечают. 
- А где дом Таги-Заде? 
Задумываются: 
- Не знаем. Да мы ведь тут недавно работаем, - добавляют виновато. 
Они думают: Таги-Заде - великий деятель культуры. 
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации