Один плюс один равняется четыре

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::02.12.2005

Один плюс один равняется четыре

Объединиться, чтобы окончательно размежеваться

Василий Лукьянов

Converted 20292.jpg Избирательная кампания по выборам в Мосгордуму подходит к концу. Вместе с ней к логическому завершению пришла и политическая карьера двух соперничавших, а потом объединившихся демократических партий — “Яблока” и СПС.

Идея объединения демократов муссировалась в течение 5—6 лет. СПС очень хотел поглотить “Яблоко” и не жалел денег на пропагандистскую кампанию. Явлинский же справедливо утверждал, что в политике один плюс один может дать не два, а полтора или еще меньше, и объединение политиков приведет не к слиянию их избирателей, а к потере наиболее убежденных сторонников. Все оказалось еще хуже: фактически в обеих партиях произошел раскол.

В СПС проблемы начались с [page_17703.htm исключения из рядов партии Сергея Жаворонкова], члена московского политсовета, за участие в “Марше несогласных” совместно с национал-большевиками. В “Яблоке” камнем преткновения тоже послужило отношение к НБП. Политолог Дмитрий Орлов констатирует фактический раскол в “старейшей демократической партии”: “Практически проводятся две политические линии. Одна парламентская, демократическая, которую представляют Явлинский и Арбатов. Другая — внепарламентская, внесистемная, которую проводят Митрохин и Резник. Таким образом, долгожданное объединение демократов привело к образованию не одной политической силы, а к дроблению как минимум на четыре небольшие группы.

Такой результат объединения парадоксален лишь на первый взгляд. На самом деле все вполне закономерно. Причина — в отсутствии не только общей идеологии у “Яблока” и СПС, но и собственной цельной идеологии у каждой из этих организаций. То ли дело у НБП, у которой прямо в программных документах заявлено: “Партайгеноссе, товарищи, друзья! Пусть вас вдохновляют исторические примеры: история партии большевиков, история итальянских фашистов, германских национал-социалистов. Они смогли, сможем и мы”.

У “демократов” же есть лишь более или менее внятные позиции по отдельным частным политическим вопросам. Единственное, в чем эти организации способны находить общий язык, — убеждение, что действующая власть делает все не так, как надо. Но этот путь ведет к потере серьезного электората. Взамен реальной политики начинаются в лучшем случае политические игры, в худшем — интриги. Апофеоз этого — фарс, устроенный из антифашистских мероприятий в Москве 27 ноября. Вместо яркого антифашистского выступления начинаются хитрые игры с мэрией. Заявляются заведомо неприемлемые географические координаты мероприятий. Корректировка городскими властями этих координат публично выдается за запрет. Демонстративное проведение пикета в запрещенном месте вместо разрешенного — на площади Белорусского вокзала. Короче говоря, дразнили мэрию как могли, смогли привлечь под свои знамена 250 человек вместо обещанных 10 тысяч. Очевидно, что на вооружение взяты лимоновские технологии провокации и эпатажа, которые вряд ли понравятся респектабельной либеральной публике.