Одноглавый орёл

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Одноглавый Орёл»)
Перейти к: навигация, поиск


Культ личности губернатора Строева

© "Русский Newsweek", origindate::13.02.2006, Фото: "Коммерсант"

Одноглавый Орёл

Мария Железнова

Converted 20835.jpg

В Орловской области культ губернатора Егора Строева - какой редко встретишь даже в национальных республиках.

У небольшой полувымершей деревни в ста километрах от Орла сразу два названия. По прописке ее обитатели числятся жителями Дудкино. Но за свет платят как жители Строево. Для милиции она тоже Дудкино, хотя на картах никакого Дудкино нет, а написано — «Строево». И даже среди авторов многочисленных биографий Егора Строева нет согласия: в одних губернатор выходит родом из Дудкино, в других — опять же из Строево. На самом деле это две части деревни называются по-разному: та, что ближе к дороге, — Строево, а та, что подальше,—Дудкино. Но в прошлом году Дудкино официально переименовали в Строево—в честь губернатора, разумеет- ся, поясняет местный краевед Татьяна Карнюшина. «Хотя вообще-то это его назвали в честь деревни, —поправляется она.—В общем, все переплелось».

Жителей Дудкино-Строево это не беспокоит. Бессменный губернатор Орловской области руководит родным краем уже больше 20 лет (с небольшими перерывами на работу в Москве). За это время любовь к главе достигла размеров по-советски эпических. Это его портреты красуются в чиновничьих кабинетах и непременно на самом видном месте—там, где семьдесят лет кряду радовали взор изображения вождя мирового пролетариата. Не то что фото президента Путина, которые иногда на краю стола какого-нибудь кремлевского деятеля и заметить-то сложно. Книжки про Егорушку Строева вытеснили и некогда популярные жизнеописания Володи Ульянова, а парк имени Горького в райцентре Покровское в духе времени переименовали в парк имени Строева. И если искать на российских просторах примеры народной любви к власти, то Орловская область—ничем не выдающаяся во всех остальных отношениях — здесь проиграет разве что Чукотке, полсотни тысяч жителей которой на свои деньги содержит Роман Абрамович.

«Что за человек? И что за глыбина?»—вопрошает поэт Виктор Рассохин на 354-й странице посвященного губернатору двухтомника «Сын земли Русской». «Бессменный командарм от Бога!» —отвечает коллеге Алексей Прасолов. Такой литературы в областной библиотеке имени Бунина уже набирается на две большие полки. Хотя художественная сила даже одного 400-страничного «Сына...» может сразить неподготовленного читателя. Ведь это книга о том, как «одаренный мальчик, подросток, юноша шаг за шагом познает секреты бытия... впоследствии становится яркой личностью среди соотечественников. Он беззаветно любит свой край, Россию, становясь последовательным и непреклонным борцом, не на словах, а на деле, за улучшение жизни народа, его благосостояние» (здесь и далее орфография и пунктуация авторов сохранена. —Newsweek).

Рассказ начинается с раннего детства: маленький Егорушка помогает красноармейцам, спасает лосенка и ловит браконьеров. Подросший Егор старательно учится: «Уже было далеко за  полночь, а в комнате, где обычно спал Егор, все еще горел свет. "Мне главное до истины надо докопаться", — поднялся из-за стола Егор». Уже тогда, пишет автор-составитель Анатолий Трофимов, Строев «был в центре внимания своих сверстников, которые почему-то сами тянулись к нему... лидеру, которого боготворят, уважают, он становится для них, без преувеличения можно сказать, кумиром». А потом Егор встречает девушку Нину, после чего «их жаркие сердца стали неразделимы, как бы слившись волею природы в единое целое». «Егор старался не говорить умно о любви, хотя и мог», —дополняет Трофимов монументальный образ.

Как показала практика, эта стратегия оказалась самой выигрышной. Строева любят не за умные слова, а — почти как Путина— за стабильность, ведь при его советских методах управления периферийный регион живет лучше, чем ближайшие соседи, говорит эксперт Центра политических исследований Ростислав Туровский. К тому же поклоняются на Орловщине не идеологии, а лично Строеву—лидеру «из народа». Он и выборы два последних раза выигрывал с результатом под 100% — почти за четверть века величие действующего губернатора стало просто некому оспаривать.

Вождь орловцев, как и положено культовому персонажу, наделен мифическими качествами—в частности, познаниями почти во всех науках. В библиотечном каталоге среди семидесяти с лишком интервью губернатора выступления о проблемах водного хозяйства («Сохранение малых и больших рек—задача политическая») соседствуют с изложением политических воззрений («Не навреди. Размышления о реформе государственного устройства России») и актуальных вопросов сыроварения («Воронежский сыр —самый лучший»).

Под стать и официальная биография в краеведческом пособии того же Трофимова («Край наш благодатный»). «После окончания школы—колхозник. Бригадир. Агроном. Начальник участка. Заместитель секретаря парткома. Второй секретарь райкома. Председатель райисполкома» —дальше резюме тянется еще с десяток строк. «На первый взгляд — легкое восхождение по ступенькам власти. Но это только на очень поверхностный взгляд, — одергивает читателя биограф. — Строев квалифицированно вгрызался в жизнь...» Вершины покорял не только умом («интеллект Строева огромен и известен давно»), но и совестью: «...на его Великую Крестьянскую Нравственность — его жизненный стержень в чистом виде трижды накладываются и знания, и природный крестьянский ум».

Критики в этих книжках мало, признает автор, «но ничего не приукрашено»: «Я пишу о тех, кого давно знаю и люблю». А Строева знать ему положено по должности — ведь литература для Трофимова только хобби, а вообще он председатель Орловского избиркома. Других чиновников его восторги не смущают. Нареканий к работе избиркома «никогда не было», а запретить Трофимову писать страстную прозу и пламенные стихи о губернаторе нельзя — «у нас нет цензуры», объясняет Сергей Фефелов, начальник информационно-аналитического отдела администрации. Фефелов тоже воспет поэтом Прасоловым, правда, как второстепенный персонаж: «Наполненный теплом и миром / Достойный русский человек. / И неспроста себе кумиром / Он выбрал Строева навек». Тезисы эти чиновник не оспаривает, но стихи ему не нравятся—говорит, что «предпочитает творчество других поэтов». Слава вообще тяжелое бремя. Однажды не выдержал даже Строев, который обычно к одам в свою честь и портретам относится, по наблюдению Фефелова, «философски». В 2000 г. в райцентре Мценске местная администрация установила памятник Тургеневу. С табличкой «Тургенев» на лицевой стороне и трогательной надписью «Земля Тургенева и Фета / Любовью Строева согрета» — на задней. Жители высмеяли рвение похабными шутками, и губернатор распорядился сбить с монумента упоминание о своей любви—а то «это совсем благоглупость была», говорит Фефелов.

Как правило же, орловцы сами четко проводят грань между допустимым и чрезмерным. Гости Хотимль-Кузменковской школы, которую когда-то закончил губернатор, давно удивляются, почему там не сделали «целый музей Строева», рассказывает Татьяна Карнюшина, директор школьного краеведческого музея. «Но лично мне кажется, что это немного слишком будет. Он живой человек, а мы тут культ какой-то устраивать будем! Нет, у нас тут скромно, но зато от души», — говорит она, демонстрируя «строевский уголок»: три десятка портретов, четыре книги, написанные самим Строевым, и небольшая подборка стихов о нем.

А жители родной деревни губернатора даже не решаются попросить себе водопровод. «Хотя вот когда газ нам провели—дай ему Бог здоровья, а не то замерзли б давно тут! —он приезжал на открытие. И когда дорогу положили, а то раньше не то что доехать — пешаком до школы не дойти было», — вспоминает Александра Михайловна Строева. Она и муж Иван Семенович губернатору не родственники —просто однофамильцы, а родственники — соседи Гомоновы, Раиса и Семен. Последний, которому Строев приходится двоюродным братом, старательно вырезает из местных газет все его портреты и заметки. «И вообще я слежу за политикой. А политик Егор Семенович отменный,— уверяет электрик Семен. — Соображает хорошо, сильный человек. С ним же сам Ельцин советовался». Сосед Иван Строев говорит, что однофамилец «всегда толковый был»: «Он учиться в район поехал, а я нет, я шалопай был. Теперь он вона где, а я тут и посейчас».

Может быть, среди тех, кто славит губернатора, и есть «некоторые, кто хочет выслужиться», рассуждает краевед Карнюшина: «Но если говорить откровенно—ведь он управляет областью столько лет и действительно много сделал, нам вот школу помог построить, компьютеры купить. Так почему же нам его не любить?»

Вот и участников митинга «Долой культ личности Строева!» в прошлом году народ не понял. Предприниматель Сергей Бурмистров, который пошел тогда протестовать против разгона рынка —у него там было две палатки канцтоваров,—до сих пор с обидой вспоминает, как из администрации к возмутителям спокойствия даже никто не вышел: «Мы митинговали как раз в день рождения губернатора—все, очевидно, отмечали».

***

Орловский Богатырь

Из посвящений местных поэтов Егору Строеву

Виктор Рассохин

...Что за человек? И что за глыбина? Он в различной прессе отражен: То напомнит Ницше, то Столыпина, К яблоку причастен, как Ньютон... И мы скажем громко, не вполголоса, Мысль Егора Строева ясна: Всей планете - не хватает КОЛОСА, Очень заракечена она.

Николай Сапрыкин

Видный лидер, ученый, оратор, Разве выразишь это в стихах? Для страны расчищает фарватер, Правоту видим в добрых делах. Губернатором стал в новом веке, Для народа он добрый, простой, От природы есть все в человеке, Смотрит вдаль он с надеждой большой.

Аркадий Карасев

...Желаю крепкого здоровья
И песню нынче Вам пою.
Егор Семеныч, умоляю:
Спасите Родину свою.
Ведь только в Вас я вижу личность,
Способную с колен поднять
Россию и народ великий.
Но за «бугром» долги не брать.

Раиса Стрижкина

...Живите, стройте, властвуйте, Егор, Россия снова выйдет на простор, Орлиных крыльев силу обретет, Высоким будет у нее полет.

Василий Натанов

...Знал народ своих героев, Не забыл былых удач. Загремело: «Строев, Строев!» В сотнях разных передач. Он судьбой своей гордится, Дело движется вперед. И везет его в столицу Наш орловский самолет...

Алексей Прасолов

Он весь из оптимизма скроен, Хорошему по-детски рад, С фамилией надежной - Строев, А слово молвит, как Сократ.

***

...Лишь только прозвучит Главы приказ, 
И снова в бой пойдем, подчас неравный. 
Мужчины все богатыри у нас, 
А женщины мудры, как Ярославна. 
Творить и созидать - у нас в крови: 
Ведь так уж русский человек устроен. 
Давным-давно ведет нас по нови 
Бессменный командарм от Бога - Строев.