Одноглазое правосудие

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Конфликт Лисина и Максимова: в чьих интересах действуют судьи?

1295353686-0.jpg 13 января стало известно, что защита Николая Максимова планирует обжаловать решение Арбитражного суда Москвы отказавшего бизнесмену в удовлетворении требований о возврате займа, предоставленного «Макси-Групп» для реализации инвестиционной программы, о которой нынешний владелец предпочел забыть. Займ был предоставлен в период, когда Максимов еще надеялся на то, что итогом партнерства с российским олигархом №1 Владимиром Лисиным будет совместное развитие основанной им компании, а не ее развал, банкротство и вывод всех ликвидных активов в пользу НЛМК. (Схема «Договоренности по сделке с НЛМК»). Сегодня он все еще пытается отсудить свои средства, однако, как и в ряде других направлений спора с богатейшим россиянином, сталкивается с неоднозначными и порой абсурдными трактовками законов российскими судьями исключительно в пользу главной «акулы» российской металлургии.

Вердикт Московского арбитража – лишь одно из многих судебных решений, принятых в рамках конфликта Максимова и Лисина, длящегося с 2007 года. При этом все решения российских судов были приняты в пользу Лисина, включая разбирательства, в которых аргументы Максимова выглядели неоспоримыми даже для сторонних экспертов и наблюдателей. В тех же случаях, когда правота Максимова не могла не быть очевидной, суды принимали решение об отсутствии у него права на иск. Например, когда он пытался доказать незаконность аукционов, проведенных с целью вывода ликвидных активов из «Макси-Групп» в пользу НЛМК. Абсурд, но именно об отсутствии у Максимова права на иск заявили Высший арбитражный суд РФ и ФАС когда он, как владелец 49% акций «Макси-Групп», попытался оспорить продажу производственных мощностей компании по цене в 4 раза ниже рыночной.

Нелогично и последнее решение Арбитражного суда Москвы. В отчетности, публикуемой «Макси-Групп» задолженность перед Максимовым зафиксирована и не подвергается сомнению самой компанией. Долг также зафиксирован в консолидированной отчетности самого НЛМК ( См. ). Кроме того, «Макси-Групп» платила проценты в течение 10 месяцев и просила Максимова о пролонгации данного займа. Получается, что три года «Макси-Групп» признавала факт долга, а теперь суд выносит удивительное решение, что компания Максимову ничего не должна.

Очевидно, что столь неоднозначное решение будет обжаловано, однако рассмотрение иска во всех возможных инстанциях существенно затянет вынесение окончательного вердикта. Почему же НЛМК во главе со своим хозяином так стремится всеми правдами и неправдами затянуть судебные тяжбы? Ответ банально прост – НЛМК инициировал процедуру банкротства «Макси-Групп» и чем дольше будут длиться суды, тем выше вероятность того, что даже в том случае, если Максимову в итоге удастся доказать собственную правоту, требовать свои деньги ему будет не у кого – «Макси-Групп» просто прекратит свое существование де-юре.

Банкротство «Макси-Групп» — финальный этап целенаправленной операции по присвоению НЛМК некогда перспективной компании, а точнее ее наиболее привлекательных активов. Ключевые производственные мощности в собственности НЛМК и его «дочек», инвестиционная программа «Макси-Групп» благополучно забыта, а сама компания или то, что от нее осталось – отказывается возвращать долги бывшему владельцу и спешно готовится к собственной ликвидации (Схема «Результаты партнерства «).

Более того, силами юристов НЛМК смоделирована ситуация, в которой Максимов отдал свой бизнес фактически бесплатно (Схема «Денежные расчеты»). Получив аванс за проданные акции в размере 300 млн. долларов Максимов предоставил эти деньги «Макси-Групп» для реализации инвестпрограммы. После того, как средства начали расходоваться нецелевым образом, часть из них (250 млн. долларов) Максимову удалось изъять, однако ровно такая же сумма была в последствии арестована на его счетах в рамках уголовного дела, инициированного новым подконтрольным НЛМК руководством «Макси-Групп». Оставшиеся в «Макси-Групп» 50 млн. долларов он до сих пор безуспешно пытается отсудить. Вторую часть платежа за акции Максимов также до сих пор не получил, поскольку уже после получения контроля над «Макси-Групп» НЛМК в одностороннем порядке решил пересмотреть условия сделки, заявив о том, что Максимов должен вернуть часть из уже полученного аванса. Решение по этому спору в ближайшее время должен вынести Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ.

Однако все решения, ранее вынесенные российскими судами в рамках конфликта, позволяют с большой долей уверенности предполагать, что на российское правосудие Максимов рассчитывать уже не может. Видимо, статус и авторитет самого богатого россиянина Владимира Лисина настолько высоки, что довлеют даже над независимыми и беспристрастными судьями…

Леонид Савченко