Оккупай-Дерипаска на Урале

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


10 тысяч жителей Краснотурьинска подписались под обращением к Путину, состоящим из одной фразы: «Владимир Владимирович, спасите Богословский алюминиевый завод и Северный Урал»

81245 deripaska-150x124.jpgСеверный Урал вновь грозит социальным взрывом. Компания «Русал» не выполнила обещания предоставить в правительство Свердловской области план модернизации Богословского алюминиевого завода – главного предприятия севера Урала, расположенного в рабочем городе Краснотурьинске. «Русал» ставит условием модернизации снижение цены на электроэнергию. При этом в очередной раз изменил свои пожелания – теперь алюминиевая империя  хочет получить электроэнергию с Белоярской атомной электростанции, хотя прежде заявляла о необходимости продать ей Богословскую ТЭЦ. В самом Краснотурьинске рабочие считают, что «Русал» ведёт двойную политику. Уверяя в убыточности предприятия, выбивает льготы. Северный Урал просит президента национализировать завод. 10 тысяч жителей Краснотурьинска подписались под обращением к Путину, состоящим из одной фразы: «Владимир Владимирович, спасите Богословский алюминиевый завод и Северный Урал».

Роковая фраза Мишарина

3.jpgКраснотурьинск – небольшой город в Свердловской области, находится чуть более 400 км севернее Екатеринбурга. Город был построен вокруг  Богословского алюминиевого завода, который выдал первую порцию «крылатого металла» в День Победы  – 9 мая 1945 года. С того момента Краснотурьинск был локомотивом всего уральского севера и мощным донором бюджета Свердловской области. Ещё не так давно от избытка денег Краснотурьинск мог себе позволить жить явно не по чину – количество дворцов культуры, спортивных сооружений, филиалов екатеринбургских вузов здесь явно превышало обычные лимиты города областного подчинения. Даже театр кукол был свой, в который, кстати, в полном составе переехала труппа из Екатеринбурга. А уж выпускники вузов, выучившиеся на металлургов, просто рвались на Богословский алюминиевый завод (БАЗ). Здесь была зарплата, карьера, жильё и налаженная городская инфраструктура.

Благополучие Краснотурьинска продолжалось до 2007 года. К этому времени БАЗ входил в состав ОАО  «Сибирско-Уральская алюминиевая компания» Виктора Вексельберга. Вексельберг продал часть активов, в которую входил и БАЗ, холдингу Олега Дерипаски. Вскоре «Русал» начал вести речь о том, что производство алюминия в Краснотурьинске убыточно. И это при том, что «Русал» скинул с завода всю социалку и «оптимизировал» налоговые выплаты в бюджет города. По словам краснотурьинских депутатов, в прежние годы 60 процентов бюджета составляли отчисления БАЗа, а сейчас доля  составляет меньше 20 процентов. Вдобавок из состава завода были выведены как бы непрофильные производства – строительство, сельское подсобное хозяйство, не говоря уже про детские лагеря и заводские дома отдыха. Официальная численность рабочих завода сошла до 3,5 тысяч человек вместо прежних 10 тысяч. И всё равно «Русал» продолжал говорить, что производить алюминий на Урале невыгодно из-за высокой цены на электроэнергию.  Якобы себестоимость уральского алюминия составляет 2500 долларов за тонну, а его цена на рынке – 1900.

1 декабря минувшего года тогдашний губернатор Свердловской области Александр Мишарин прибыл лично тушить взрыв массового недовольства рабочих Богословского алюминиевого завода в городе Краснотурьинске. Накануне появилась информация, что с февраля 2012 года компания «Русал» намерена закрыть завод, поскольку он приносит компании убытки. Для Краснотурьинска это означало, что весь моногород останется без работы. Накануне выборов в Госдуму России и последующих выборов президента взрыв социального недовольства был чреват низкими результатами партии власти. И вот тогда 1 декабря губернатор Александр Мишарин перед рабочими завода произнёс ключевую фразу:  «Богословский алюминиевый завод будет работать. С «Русалом» или без него». Три раза губернатора переспрашивали – точно? Точно, отвечал губернатор.

Перед встречей с рабочими Мишарин провёл долгие переговоры с собственниками и предъявил «Русалу» претензии в неэффективной работе. Обвинения теперь уже экс-губернатора, в общем, были понятны – муниципалитет и область и так уже взяли массу затрат на себя, а «Русалу» всё мало. А БАЗ – это не только Краснотурьинск, но и соседние города – Карпинск и Североуральск. Жители Карпинска работают на заводе и на смежных с заводом предприятиях, а североуральские шахтёры добывают бокситы, из которых на БАЗе получают глинозём, а потом алюминий. Упёртая позиция «Русала», похоже, вывела губернатора из себя. И на встрече с рабочими он и произнёс ту роковую фразу: «…с «Русалом» или без него».

Возвращаясь из Краснотурьинска, губернатор Александр Мишарин попал в аварию, в которой погиб Юрий Дружинин, водитель машины, в которую влетел губернаторский «Мерседес». Сам Мишарин и его водитель чудом остались живы. Мишарин потом  долгое время проведёт в больнице в Германии и по возвращении будет освобождён от обязанностей губернатора по собственному заявлению.

Авария с губернаторским «Мерседесом» до сих пор вызывает массу вопросов. Первой шла машина ДПС сопровождения. И по инструкции при возникновении угрозы аварии именно она должна была защитить от лобового столкновения машину губернатора. Но «Мерседес» почему-то вышел на встречную и лоб в лоб столкнулся с «Волгой». В Екатеринбурге упорно ходили слухи, что это именно ДПСники и спровоцировали аварию, что машина сопровождения «подставила» губернаторский «Мерседес». Масла в огонь подливало то, что машина сопровождения видимо исчезла – её спрятали от журналистов. Логично было предполагать, что и на ней есть следы столкновения. Машину безрезультатно разыскивали пользователи городских форумов, вопросы о виновности ДПС задавались как ГАИ, так и следствию. Но следственные органы долго отделывались стандартными фразами о том, что следствие продолжается, порождая ещё более невероятные слухи, в том числе и о покушении. Эти же сомнения, похоже, терзали и пришедшего в себя  губернатора, который мог потребовать всю информацию. Но Александр Мишарин из Германии в видеообращениях к жителям области довольно туманно говорил, что он сам в первую очередь заинтересован в объективном расследовании причин аварии и что авария заставила его пересмотреть отношение ко многим людям.

В день, когда было объявлено об отставке Мишарина с поста губернатора, было обнародовано и заключение следствия. Оно посчитало, что в аварии виновен водитель губернаторского «Мерседеса» Дмитрий Черкасов. По версии следствия, в условиях плохой видимости он не увидел машину  сопровождения ДПС (с мигалками-то), толкнул её и, уходя от столкновения, выехал на встречную, где столкнулся с «Волгой» водителя Юрия Дружинина.   10 июля Кушвинский городской суд в особом порядке рассмотрел дело. Особый порядок означает, что обвиняемый всё признал, доказательств вины не требует. Экс-губернатор прислал ходатайство о снисхождении к бывшему водителю. Родственники погибшего Юрия Дружинина тоже за время следствия прониклись судьбой «простого шофёра» и поддержали ходатайство. Дмитрий Черкасов получил два года условно. Кроме того, при расследовании был установлен факт «ненадлежащего осуществления сопровождения транспортных средств патрульными автомобилями Госавтоинспекции». Патрульную машину со следами столкновения никому из не связанных присягой увидеть так и не удалось.

Но вернёмся к Краснотурьинску

Вскоре после губернаторской аварии, 4 декабря, прошли выборы в Госдуму России, на которых Свердловская область дала «Единой России» весьма невысокие проценты. И уже 8 декабря, тогда ещё в ранге премьер-министра, Владимир Путин лично занялся проблемой Богословского алюминиевого завода. Путин заявил, что решение проблемы найдено и соглашение между сторонами подписано. «Русал» покупает Богословскую ТЭЦ, то есть дешёвую  электроэнергию, столь необходимую для производства алюминия. Под соглашением, инициированным Владимиром Путиным, подписался владелец «Русала» Олег Дерипаска, владелец Богословской ТЭЦ Виктор Вексельберг, а также представители Министерства энергетики и электросетевых компаний. Тут «Русал» всё же выбил льготы, и цена киловатта была снижена с 2,6 рубля до 1,3.

Не потому ли 4 марта на выборах Президента РФ краснотурьинцы отдали наибольшее количество голосов за Владимира Путина? Партийные дела в данном случае служат индикатором того, насколько для людей важно решение вопроса Богословского алюминиевого завода. И любой, кто его решит, станет популярным и уважаемым.
А вскоре после выборов «Русал» заявил, что цена Богословской ТЭЦ завышена. И он готов её купить лишь по цене в три раза меньшей, нежели озвученная независимой экспертизой. Правда, на самой Богословской ТЭЦ при мысли о том, что её может купить компания Олега Дерипаски, рабочие готовы поднять бунт. Уж слишком разительно «русаловские» методы управления отличаются от нормальных.

Партизаны и оккупанты

Историю Яны Соколовой знает едва ли не каждый житель города Краснотурьинска. Яна – работник Пенсионного фонда, дочь учится в Уральском федеральном университете, 16-летний сын – подающий надежды игрок хоккейной команды, – в общем, вполне благополучная семья, никак не попадающая в поле зрения  «чёрных риэлторов», которые охотятся за одинокими пенсионерами, обычно больными или пьющими. Но Соколовы квартиры лишились. Для них «чёрными риэлторами»   стала компания «Русал» Олега Дерипаски.

UR 2-374x500.jpgКогда-то Яна была замужем за капитаном БАЗовской команды по хоккею с мячом «Маяк». А «Маяк» – когда БАЗ не был убыточным производством – был одной из лучших команд.  Хоккеистами гордились и особо опекали. Ну и Яниному мужу, капитану, завод предложил улучшить условия жилья. То есть Яна сдала заводу свою трёхкомнатную  квартиру, а взамен получила «трёшку» улучшенной планировки. Было это в 2001 году.
А в 2011-м пришло извещение от дирекции завода о том, что, оказывается, в квартире Соколовы проживают по договору коммерческого найма (то есть снимают её у завода), договор этот давно истёк и надо освободить жилплощадь.

В общем, по документам выходило, что Яна Соколова свою квартиру продала заводу, а эту у завода сняла. Тогда директор пообещал, что вопрос бумажный, надо три года подождать и новая квартира станет собственностью. Тогдашнему директору Анатолию  Сысоеву доверяли безоговорочно, он был царь и бог всего Северного куста. А теперь бежать некуда. С появлением «Русала» вся прежняя управленческая команда ушла. И юристы «Русала» в суде показывают договор коммерческого найма. Всё по закону. Только даже прежнюю квартиру Соколовой не возвращают, хотя она доказала, что никаких денег за неё не получала. На сегодня жилищный вопрос Соколовых завис. «Русал» предлагает квартиру выкупить со скидкой.  Яна и рада была бы выкупить квартиру, но денег у неё нет. Хотя если бы ей реально отдали деньги за прежнюю квартиру, то их бы вполне хватило.

«Квартирные истории» на заводе, как всякие битвы за метры, богаты перипетиями. Похоже, в прежние времена завод хитрил, и люди въезжали в квартиры по каким угодно документам. Ну и жили себе. С приходом топ-менеджеров Дерипаски всевозможные ордера стали «договорами коммерческого найма». Кому-то удалось получить право собственности через суд.

А сейчас те, кто не может купить квартиру, – платят арендную плату и постоянно ждут, что могут услышать просьбу «освободить помещение». Причём уже сейчас плата за однокомнатную «малосемейку» сравнима с простым съёмом у частников. Но в «малосемейке» жуткий бардак, забитый мусоропровод, разбитые электрощиты и впечатление полного отсутствия коммунальных служб. А арендная плата накануне ещё больше выросла.

– Да не нужен завод наш «Русалу»! Не нужен. И он его остановит, – горячится председатель Комитета по спасению завода Ильдус Хакимов.
Официальная пресс-служба «Русала» в своих обращениях призывает не поддаваться на провокации Хакимова и заклинает, что компания готова провести модернизацию. Но при условии, что цена киловатт-часа будет 3 цента – меньше одного рубля.

– Это заведомо невыполнимое условие, – уверен председатель профкома электролизного производства Вячеслав Немцов. – «Русал» просто скажет: ну, вы ж видите, мы хотели… Но не наша вина, что не получилось…

Сегодня отношения собственников завода и рабочих напоминают отношения оккупантов и партизан. Профсоюз высказывает предложение не участвовать в празднованиях по случаю 80-летия алюминиевой промышленности. А рабочие отказались от директорской премии. Как рассказывает председатель профкома Вячеслав Немцов, сначала директорат премию урезал, а потом ещё урезал. В итоге получилось по 500 рублей. Мастера сказали, что такие подачки им не нужны.

– А потому что Дерипаска «впаривает» наверху, что выполняет соглашение, никого не сокращает. Но плана модернизации нет. Есть лишь рассказы, что за 2 тысячи километров ЛЭП протянут и новый завод построят. А БАЗ медленно останавливают, – рубит фразы Ильдус Хакимов, председатель Комитета по спасению БАЗа.

Подписавшись под путинским соглашением о неостановке завода, «Русал» сменил тактику. «Вечерний Краснотурьинск» сообщил, что массовой остановки нет, но каждую неделю из Москвы приходит распоряжение об остановке одного -двух электролизёров. Это такие ванны размером 3х4х3 метра, в которых из глинозёма в процессе электролиза получается алюминий. Так вот, по неофициальной информации, на заводе уже остановлено 340 ванн, и есть сведения, что каждый месяц будет выводиться ещё 10. Якобы для ремонта.  Тот же официальный пресс-релиз «Русала» гласит:  «Персонал электролизного производства, а также заработная плата сокращаться не будут. Сотрудникам будет предлагаться перевод на существующие вакансии в глинозёмное производство или перспективное переобучение с прохождением практики на других предприятиях компании».

По сути, это означает, что электролизного производства, того самого, которое планировалось закрыть в феврале и против закрытия которого выступили рабочие, всё же не будет; «Русал» всех переведёт – на глинозёмное. Цепочка получения алюминия выглядит так: бокситы – глинозём (оксид  алюминия) – алюминий. Бокситы добывают на шахтах Североуральска, в 60 км от Краснотурьинска. Потом на БАЗе их превращают в глинозём и алюминий. Когда-то из алюминия БАЗ делал готовую продукцию. И вот такой цикл позволял Северному Уралу жить безбедно. Но «Русал» цепочку развалил, разделив её на множество частей. И теперь даже нынешний губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев не может добиться ответа, правда ли бокситы,  добытые в 60 км от Краснотурьинска, вначале продают куда-то в Швейцарию, а уже потом они попадают в Краснотурьинск? Евгений Куйвашев заявил, что ликвидация подобных схем – его главная задача. И он заставит предприятия платить налоги там, где они работают.

«Швейцарские» бокситы

От Краснотурьинска до Североуральска 60 километров. Дорожное полотно в сторону Североуральска значительно комфортнее, чем на Краснотурьинск. Объяснение простое: в Краснотурьинск идут гружённые бокситом фуры – тонары, а обратно возвращаются пустыми. Боксит выдаётся на-гора стахановскими темпами. И в профсоюзах горняков ведутся такие же разговоры об акциях протеста. Только причина их другая – потогонная система работы.

Купив шахты, «Русал» назначил директором Ивана Махракова, работавшего прежде на угольных  шахтах Кузбасса. Профсоюзные лидеры считают, что Махраков внедрил «гулаговскую» систему повышенных обязательств. То есть бригадир заявляет: выполним 130 процентов плана. И в этом случае бригада получает деньги. А если бригада выполнила 129 процентов, зарплата минимальная. И вот при таком раскладе бокситы пошли.

– Когда я начинал работать, норма в 9 кубов на человека казалась чрезмерной. Сейчас норма – 19, – рассказывает председатель первичной организации Независимого профсоюза горняков шахты «Красная шапочка» Алексей Бердников. – Это значит, что времени ставить крепь нет, техника безопасности не соблюдается. СУБР (Североуральские бокситовые рудники. – Ред.) хватает то, что легко взять, оставляя под землёй трудоёмкие бокситы, которые прежде добывались так называемым методом слоевого обрушения.

– Обманули и купили горняков, – говорит председатель одного из профсоюзов Валерий Золотарёв. По выходным на работу не выйдешь – ничего не заработаешь. У нас есть «катали» – у них один выходной в месяц, народ уж смеётся, что «катали» жён не видят. А с профсоюзами тоже просто поступили – членов профсоюза в выходные на работу не допускают. То есть зарплаты нет. Народ поизвинялся и ушёл, чуть более 200 человек осталось в организации.

Такая же история в другом профсоюзе, которым руководит Марина Брыкушина. В апреле в профсоюз пришли 28 бригадиров и подписались под обращением о соблюдении норм труда и коллективного договора. Потом все отказались – работать не дали бригадам. А теперь на этих бригадиров увеличили нормы выработки. «Ну, – говорит Марина, – теперь они не члены профсоюза,  защищать их некому».

Весной, рассказывает Марина, ей позвонил директор Иван Махраков и высказался в том духе, что улицы тёмные, да и дом можно облить бензином и поджечь. Правда, говорит Брыкушина, угроза была не конкретно в её адрес, а вообще всем профсоюзным лидерам. Телефон у Марины работал на громкой связи, слова директора слышали многие.  Говорят, Махраков вообще деликатностью не отличается. Ну а тут бригады отказались работать в выходные, и директор решил, что поработал профсоюз. «В том случае, – говорит Марина, – заслуги профсоюза не было, мужики просто устали».

Профлидер Брыкушина подала заявление в полицию, директор извинился, мол, погорячился и всё такое. Дело как бы закончилось. Хотя у Марины Брыкушиной был случай, когда к ней в кабинет ворвался наркоман с ножом.

– У Дерипаски нескончаемый кризис, – говорит Марина. – Деньги в развитие производства не вкладываются, на людей наплевать. Его только прибыль интересует и всё. В статье «Североуральск устал от несправедливости» (МК, интернет-версия) сказано: «Рабочие заявляют: на предприятии увеличилось количество профбольных. Также идёт речь о противоречиях работы на СУБРе с Трудовым кодексом: в частности, последние две забастовки на СУБРе касались вынужденных работ в выходные дни (статья 153 ТК РФ). Во многом благодаря работе по выходным, которой сотрудники недовольны, предприятию, по мнению авторов письма, удалось увеличить производительность за последние годы в 1,5–2 раза. При этом, по словам горняков, о новых технологиях, как и о новом оборудовании, на заводе они ничего не слышали».

После покупки «Русалом» Североуральские бокситовые рудники (СУБР) перестали быть единым предприятием. Вначале СУБР разбили на части:  собственно СУБР, «Русская инжиниринговая компания» (РИК) и «СУБР-строй». СУБР остаётся плательщиком налогов в Североуральске и Свердловской области. А вот слесарная служба и РИК, уверяют профсоюзные лидеры, теперь относятся к Москве, бухгалтерия и нормирование – к Иркутску, медицина – к Красноярску. По словам представителя компании Романа Лукичёва, такое решение было принято для повышения эффективности управления различными направлениями работы рудника. При этом все эти службы арендуют друг у друга помещения и людей. То есть, к примеру, доктора для проведения профосмотра приезжают из Красноярска (3000 км), арендуют помещение у СУБРа, СУБР платит командировочные и оплачивает профосмотр. То же самое происходит с инженерами и прочими службами. Если в шахте сломался подъёмник, СУБР вызывает инженера РИК, который сидит в соседнем здании. Инженер через Москву заказывает запчасти, команда отдаётся ремонтникам, подъёмник ремонтируют, СУБР оплачивает счёт. Такую версию финансовой деятельности озвучил в письме в местные газеты бывший директор профилактория СУБР Дмитрий Михайлов. Уволенный, по суду восстановленный, снова уволенный. Письмо бурно обсуждалось в шахтах, это после него шахтёры отказались работать. Но народ быстро успокоили, да ещё и из профсоюзов заставили выйти. «Русал» доказывает невыгодность добычи бокситов, но при этом «вешая» на тонну все внутренние накрутки? И просит кредиты, льготы, снижение цен…

Задуманный провал

Добытые «стахановски-гулаговскими» методами бокситы попадают на БАЗ. Какова их себестоимость, включены ли в расчётную схему лишние затраты, были ли они проведены по толлинговым схемам с продажей за границу и обратной покупкой, – знает только «Русал». Его топ-менеджеры уверяют, что добыча невыгодна. А на Богословском заводе, где бокситы становятся алюминием, по их мнению, затраты вообще непомерны, потому имеет смысл работать лишь при цене киловатт-часа в 3 цента. Профессор кафедры промышленной теплоэнергетики Санкт-Петербургского государственного технологического университета растительных полимеров Владимир Казаков решительно не согласен с такой постановкой вопроса.

Владимир Казаков оказался в Краснотурьинске по судебным делам. Как эксперт. В прежние, «дорусаловские» времена завод очень много внимания уделял развитию науки. На заводе работал свой научно-технический центр, более того, завод  финансировал и научные разработки в Питере. Наука в ответ давала разработки, снижающие энергозатраты, и предложения по выпуску новой продукции. По данным журнала «Уральский ревизор», завод являлся обладателем почти 200 патентов. Известно, что в 2007 году их авторы получили выплату 25 миллионов рублей. Выплаты рассчитываются из экономического эффекта, автор получает максимум 15 процентов. То есть экономическая выгода составляла минимум 166 миллионов. В 2008 году БАЗ, перейдя в собственность  «Русала», науку закрыл и даже авторское вознаграждение перестал выплачивать. Профессор Казаков был вызван в суд по изобретению, связанному с энергетикой. Суть сводится к тому, чтобы меньшим количеством тепла получать то же количество глинозёма, ну, а значит, и алюминия.

– Дерипаска лукавит, – говорит профессор после  дня, проведённого в судебных заседаниях. – Вот он хочет, чтобы Вексельберг продал Богословскую ТЭЦ по заниженной цене. Но ТЭЦ не решит проблему завода, она морально устарела. Надо не у правительства требовать снижать цены на электричество, а внедрять технологии, позволяющие уменьшать потребление энергии. И у науки они есть, позволят снизить энергозатраты в два  раза. То есть завод в два раза меньше станет платить за электричество! Ну а что «Русал» делает? Пример: до Дерипаски на заводе была на 90 процентов построена циклонно-вихревая печь, резко снижающая затраты. Оставалось вложить примерно 10 миллионов рублей в окончание строительства. «Русал» этого не сделал. Но стал требовать у правительства «нагнуть» энергетиков, переложить затраты на них.

– Да взяли бы три котла со списанных крейсеров, и на глинозёмном производстве проблемы пара и электричества решились! Котлы можно купить дёшево! – вступает Геннадий Копытов, бывший работник БАЗа. Это по его делу и был суд. Копытов как раз предложил несколько способов экономии энергии, за что прежде получал авторские вознаграждения.

Профессор Казаков соглашается. Автономные источники не требуют обслуживания сетей, дают дешёвую энергию. А если БАЗ начнёт ещё и готовую продукцию выпускать, а не только сам алюминий, то утаить его доходность будет очень сложно. Он, может, и сейчас вовсе не убыточен. Только все цифры стали жутко секретными. Даже температуру пульпы (тонкоизмельчённой смеси бокситов с водой в глинозёмном производстве) запрещено разглашать. А уж стоимость и себестоимость – вообще страшная коммерческая тайна!

Если собственник не изменит отношения, то следующий в очереди на остановку – УАЗ (Уральский алюминиевый завод в городе Каменск-Уральский). У него те же бокситы и та же цена на электроэнергию. И Каменск-Уральский – третий по величине город Свердловской области. Остановка УАЗа отзовётся акциями уже в самом Екатеринбурге, там до столицы федерального округа 90 километров.

Сегодня в первичной организации «Единой России» Богословского алюминиевого завода лежит семь заявлений о выходе из партии. При этом 10 тысяч жителей моногорода Краснотурьинска подписались под письмом к Путину. Такой парадокс объясняется довольно просто. Часть народа считает, что это Путин позволяет «Русалу» проводить курс на уничтожение завода. Но большая часть уверена, что Путина обманывает Олег Дерипаска.

– Только национализация нас спасёт, – уверен председатель комитета по спасению БАЗа Ильдус Хакимов. – Ну или хотя бы государство выкупило 51 процент. Хоть концы бы с концами стали сходиться, появились бы реальные цифры – убыточен завод или нет. А так… даже депутатов городской думы туда не пускают. Тайна! Может, Путина пустят…

Оригинал материала: “Совершенно секретно”