Олег Дерипаска: долги и льготы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Дерипаска

Хотя алюминиевый магнат, президент US Rusal Олег Дерипаска, опроверг новость о своем вхождении в генеральный совет возглавляемой Борисом Титовым партии «Правое дело», появление этого сообщения было вполне логичным


Как корпорация Олега Дерипаски выживает в условиях падения цен


Партия Бориса Титова требует государственной поддержки бизнеса, в частности, чтобы государство обеспечило предпринимателей дешевыми кредитами. Между тем именно это и нужно алюминиевой империи Олега Дерипаски, чтобы остаться на плаву.


В конце апреля «Русал» подпишет с банками-кредиторами новое соглашение о реструктуризации долга. В нынешних условиях это почти единственный способ выживания корпорации. Выступая на Красноярском экономическом форуме в феврале этого года, Олег Дерипаска прежде всего предлагал, чтобы государство помогло с кредитами. Поскольку от иностранных инвестиций Россия изолирована, а собственного долгового рынка в стране нет, нужно изменить политику Центробанка и создать возможность занимать. По мнению Дерипаски, необходимо еще 8–10 государственных банков, которые возглавят чиновники, уволенные из правительства.


Долгая история


Предложение Дерипаски могло показаться странным, но ему действительно постоянно нужны новые банки, чтобы рефинансировать старые долги.


В 2008 г. алюминиевая корпорация «Русал», чьим крупнейшим акционером является Олег Дерипаска, взяла в долг почти $4,5 млрд у консорциума западных банков для покупки доли в «Норильском никеле». Этот заем был рефинансирован с помощью кредита ВЭБа, а он, в свою очередь, был погашен с помощью кредита Сбербанка. Вообще, сам «Русал», который сегодня контролирует 7% мирового рынка алюминия, создавался в долг – на скупку алюминиевых активов после 2007 г. было потрачено около $12 млрд в основном заемных средств, а суммарный долг «Русала» более чем 70 кредиторам к началу финансового кризиса 2009 г. превышал $16 млрд.


Сегодня задолженность удалось снизить до $8,9 млрд, но ее давление на бизнес «Русала» ощущается очень сильно. Дивиденды, получаемые Олегом Дерипаской от «Норильского никеля», идут в основном на погашение ранее взятых кредитов. Более того, если до сих пор «Русал» еще не стал банкротом, то только потому, что ему удается договариваться с банками о реструктуризации.


Крупнейшая реструктуризация прошла в 2014 г. – тогда «Русал» смог договориться с консорциумом кредиторов, включавшим, в частности, Сбербанк, Газпромбанк и Royal Bank of Scotland, об отсрочке выплат по кредиту в объеме более $5 млрд. Выплаты были перенесены с 2016‑го на 2018 г. Любопытно, что Royal Bank of Scotland долго не хотел подписывать условия реструктуризации, но «Русал», опираясь на поддержку большинства членов консорциума, смог одобрить сделку через суды в Лондоне и на острове Джерси. Сегодня крупнейшим кредитором «Русала» выступает «Сбербанк CIB», исходно предоставивший ему синдицированный предэкспортный кредит и заем на $5,15 млрд и $4,5 млрд соответственно; нынешняя сумма долга не раскрывается.


В начале 2015 г. появилась информация, что «Русал» и Сбербанк опять договариваются об отсрочке. Но в апреле прошлого года глава «Сбера» Герман Греф сказал: «Мы не готовы на реструктуризацию долга и пока не получали приемлемого предложения». Через месяц первый зампред правления Сбербанка Максим Полетаев несколько смягчил слова своего шефа: «Все нормально, реструктуризация «Русалу» не нужна – у него хороший рейтинг заемщика». Действительно, в течение прошлого года «Русал» обслуживал свои долги без помех, но к концу года все изменилось. В нынешнем январе, отвечая на вопрос о необходимости выплатить, кредиторам в течение 2016 г. $1,3 млрд, Олег Дерипаска сказал: «У нас очень гибкие отношения с банками. Они понимают текущую ситуацию. Это был наш план (рефинансирование долга. – Прим. «Ко»). Мы можем передоговориться. За «Русал» тут, как мне кажется, не нужно волноваться».


И он оказался прав: в начале февраля появилось сообщение, что «Русал» снова просит банки пересмотреть выплаты по долгу в 2016 г. Переговоры вроде бы идут успешно, и на 29 апреля намечено подписание нового дополнительного соглашения с банками. Кредитные учреждения это сообщение комментировать отказываются. По мнению заместителя главного редактора журнала «Металлоснабжение и сбыт» Леонида Хазанова, банки мягче относятся к «Русалу», чем к «Мечелу», прежде всего потому, что «Русал» все-таки лучше гасит свои долги. А обанкротить такую крупную компанию – значит получить огромное количество проблем, связанных с управлением многочисленными предприятиями «Русала» и преодолением возникающих социальных конфликтов, которые, конечно, приобретут всероссийское звучание.


Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии (Центр Сулакшина) Людмила Кравченко также полагает, что уступки банков объясняются в первую очередь экономическим потенциалом компании и ее стратегической значимостью для государства. Для сравнения: в 2014 г. «Мечел» перечислил в бюджет в уплату налога на прибыль $58,7 млн, «Русал» – $238 млн. «Мечел» был одним из игроков на рынке металлургии, занимая в среднем 8–10‑е место, то есть коренным образом на состояние этой отрасли не влиял, в то время как «Русал» почти полностью контролирует производство алюминия в стране. И не менее важный фактор: за «Мечелом» не стояли столь влиятельные представители бизнеса, как за «Русалом». Да и конфликт с действующим президентом Путиным у «Мечела» произошел еще в 2009 г., когда он, будучи премьер-министром, обвинил руководство компании в уходе от налогов. «Иными словами, решение проблем такого уровня проходит не унифицированно, а скорее, точечно, исходя из связей компании, значимости для государства и множества других факторов», – считает эксперт.


Picture 10(5).png


Алюминий – легкий и дешевый


У банков нет выбора. Отказывать в пересмотре условий кредитования – значит поставить «Русал» на грань банкротства, превратить его во второй «Мечел». Однако и «Мечел» в итоге не стал банкротом: кредиторы были вынуждены пойти на реструктуризацию, поскольку иным способом нужную сумму из крупной корпорации не вытащить.


Но «Русал» вынужден заискивать перед банками не от хорошей жизни. Долги не ощущались бы компанией столь болезненно, если бы не падение мирового спроса и цен на алюминий, наблюдающееся с 2011 г. Главной причиной эксперты считают замедление развития Китая, который не только снизил собственное потребление алюминия, но и стал выбрасывать на мировой рынок накопленные запасы.


Соответственно ухудшаются и показатели «Русала»: после 2012 г. начали падать объемы производства – 4,2 млн т первичного алюминия в 2012 г., 3,9 млн т – в 2013‑м, и 3,6 млн т – в 2014 г. Но выручка корпорации начала снижаться еще раньше – с 2011 г.


Ухудшение общей ситуации в сочетании с необходимостью направлять все свободные ресурсы на выплаты по долгам привело к тому, что между 2009‑м и 2014 г. в «Русале» не выплачивали дивиденды, а продавать принадлежащие «Русалу» акции «Норильского никеля» Дерипаска отказывался. Это стало одной из причин того, что заинтересованный в дивидендах младший партнер Дерипаски по «Русалу» Виктор Вексельберг в 2012 г. буквально со скандалом покинул пост председателя совета директоров алюминиевой корпорации, сделав беспрецедентно жесткое заявление: «Я вынужден с сожалением констатировать, что в настоящее время UC Rusal находится в глубоком кризисе, вызванном действиями менеджмента, в результате которых UC Rusal превратилась из мирового лидера алюминиевой промышленности в компанию, перегруженную долгами, вовлеченную в большое количество юридических тяжб и социальных конфликтов». С тех пор Виктор Вексельберг о ситуации в «Русале» не высказывался – заявил только, что вряд ли дождется дивидендов по итогам 2015 г.


Парадокс заключается в том, что Вексельберг, будучи миноритарием «Русала», точно так же заинтересован в повышенных дивидендах от корпорации Олега Дерипаски, как сам Дерипаска, миноритарий «Норильского никеля», заинтересован в повышенных дивидендах от корпорации Владимира Потанина. В обеих корпорациях прогремели и завершились конфликты акционеров, а ключом к пониманию причин этих конфликтов является высокая долговая нагрузка «Русала».


Picture 14(2) (1).png


Проблема энергии


«Русал» попал в своеобразные клещи: цены на его продукцию падали, в то же время росли цены на электроэнергию, а производство алюминия чрезвычайно энергоемко. По данным «Русала», на электричество приходится 35% себестоимости металла. В Федеральной службе по тарифам подсчитали, что средние цены на электричество для потребителей, за исключением населения, после 2012 г. ежегодно растут на 7–9%. В 2009–2011 гг. себестоимость тонны алюминия выросла на треть – с $1471 до $1984 за тонну, в то время, как тонна алюминия в Лондоне стоила тогда $2300–2500. Ответом Олега Дерипаски были, во‑первых, вхождение в капитал производителей электроэнергии, и, во‑вторых, постоянные требования льгот от государства. Дерипаска через холдинг En+ контролирует энергогенрирующую компанию «Евросибэнерго», которой принадлежит 18 электростанций, в том числе четыре крупные ГЭС на Ангаре и Енисее. Но вплоть до недавнего времени электростанции не могли продавать энергию «своим» потребителям на собственных условиях – тарифы на электричество регулировались государством.


Именно с этим связан очень любопытный эпизод, когда «Русал» был вынужден подать в суд на аффилированную с ним структуру. В прошлом году входящий в «Русал» Красноярский алюминиевый завод (КрАЗ) подал в суд на Красноярскую ГЭС за невыполнение обязательств по поставкам электроэнергии. В этом не было бы ничего удивительного, но Красноярская ГЭС входит в корпорацию «Евросибэнерго». В «Евросибэнерго» заявили, что «по совокупности экономических и технических причин с сентября у ГЭС отсутствовали условия для поставки энергии на КрАЗ, ситуацию усугубило маловодье в Сибири». По данным СМИ, подать в суд на родственную структуру «Русал» вынудили опять же представители Виктора Вексельберга. Суд отказался удовлетворить иск алюминиевой компании к электростанции.


Сегодня «Русал» на паритетных началах с «Русгидро» реализует в Красноярском крае проект Богучанского энергометаллургического объединения (БЭМО), который предполагает строительство Богучанской ГЭС и Богучанского алюминиевого завода (БоАЗ) как главного потребителя ее энергии – завод начнет работать в нынешнем году. Хотя проект дорогостоящий (порядка $5 млрд), но для алюминиевой промышленности рентабельность напрямую зависит от наличия источников дешевой энергии, поэтому «Русал» готов инвестировать в него, несмотря на сокращение производства и выручки.


Энергичное вымогательство


Борясь за повышение рентабельности производства, в 2013 г. «Русал» пошел на беспрецедентный шаг, закрыв три завода в западной части страны, производство осталось в основном в Сибири, где благодаря наличию ГЭС электроэнергия была более дешевой. Объемы производства упали, остановка предприятий вызвала сильное социальное недовольство, а расходы и списания, связанные с закрытием заводов, привели к убыткам по итогам года на сумму более $3 млрд. Но тем самым компания подготовилась к дальнейшему снижению цен на продукцию.


Любопытно, что первоначально закрытых заводов должно было быть не три, а четыре – в их число мог бы попасть Богословский алюминиевый завод (БАЗ) в Свердловской области. Однако властям удалось его спасти, предоставив спецтариф на поставку электроэнергии от «Росэнергоатома» на 2013–2014 гг. Так родилась еще одна стратегия Олега Дерпаски – требовать льготы на поставку электричества под угрозой закрытия предприятий.


В 2014 г. Олег Дерипаска опять прибегнул к подобному методу: было заявлено, что еще два алюминиевых завода в Сибири – Саяногорский и Новокузнецкий – будут закрыты, если правительство не разрешит сибирским ГЭС продавать часть своей электроэнергии на свободном рынке, а не по утвержденным тарифам. «У нас сейчас Саяногорский и Новокузнецкий алюминиевые заводы работают на грани рентабельности. Мы будем вынуждены их закрыть, так же, как закрыли часть заводов на западе. Это очень серьезные последствия для региона», – заявил директор по работе с естественными монополиями «Русала» Максим Балашов. Министерство энергетики поддержало предложение «Русала», и в мае 2014 г. правительство разрешило свободную продажу 65% продукции ГЭС.


Кроме того, в 2014 г. получил разрешение на поставки энергии от «Росэнергоатома» по спецтарифу Кандалакшский алюминиевый завод в Карелии. Леонид Хазанов полагает, что льготы по энерготарифам предоставляются государством из-за боязни социальных взрывов: например, в случае закрытия Кандалакшского завода другой работы в городе просто не будет.


Людмила Кравченко считает, что государство исходит из двух фундаментальных мотивов. Первый из них – экономический, поскольку «Русал» является лидером в области производства алюминия на внутреннем рынке, фактически от него зависит состояние российской алюминиевой промышленности. Кроме того, «Русал» – исправный налогоплательщик, приносящий немалые доходы бюджету страны, в том числе благодаря своей активной внешнеторговой деятельности. Таким образом, «Русал» – это стратегическая для национальных интересов компания. «И второй, не менее важный, мотив – это тонкие отношения власти с российским крупным бизнесом, – отмечает Людмила Кравченко. – Существуют своего рода установившиеся отношения, согласно которым самые богатые люди государства могут чувствовать себя до поры до времени защищенно, если они не нарушают правила внутриполитической игры. Собственники компании – Дерипаска и Прохоров – занимают высокие места в прошлогоднем рейтинге богатейших бизнесменов России, опубликованном Forbes (17‑е и 10‑е место соответственно). В силу этих причин компания пользуется дополнительными преференциями, позволяющими ей минимизировать риски в условиях ухудшения экономической ситуации».


Кстати, хотя в прошлом году заводы «Русала» и не закрывались, но производство на них было сокращено. Сворачивание неэффективных предприятий и заморозка строительства новых мощностей стали главным ответом «Русала» на падение мирового спроса.


И сегодня возможность уменьшить объемы производства служит для компании запасным планом на случай дальнейшего снижения цен. Олег Дерипаска заявляет, что в 2016 г. заводы закрываться не будут, но производство может сократиться на 200 000 т, или примерно на 5,5%. Это означает откат к минимальному объему производства в истории концерна.


Сюрприз в IV квартале


Picture 12(4) (1).png


Избавление от неэффективных мощностей, несомненно, сыграло положительную роль, при этом падение курса рубля также помогло «Русалу» как экспортеру, ведь долларовая себестоимость его продукции также понизилась – на 15% в течение прошлого года (но часть сырья и продукции компании имеет заграничное происхождение).


Но, к сожалению, мировые цены на алюминий в прошлом году продолжили снижаться. Особенно резкий спад произошел в последнем квартале 2015 г., так что по итогам года цены снизились примерно на 24%, а среднегодовые цены упали на 11%. В IV квартале 2015 г. долг «Русала» стал расти, и он взял взаймы еще $200 млн (кредитора представители компании не называют). В итоге, не сократив производство физически, «Русал» уменьшил выручку более чем на 7% (в IV квартале 2015 г. – на 25%), хотя ему и удалось получить прибыль в $558 млн против убытка в $91 млн годом ранее. Эксперты банка «Зенит» заявили, что такие финансовые результаты могут негативно повлиять на кредитный рейтинг «Русала».


В 2015 г. «Русал» попытался – впервые после 2008 г. – вернуться к выплатам дивидендов. Летом 2015 г. совет директоров компании утвердил новую дивидендную политику, согласно которой на дивиденды будет направляться 15% от EBITDA плюс дивиденды от «Норникеля». Даже были выплачены промежуточные дивиденды по итогам девяти месяцев в размере $243 млн, но на этом, видимо, все и кончилось. К вопросу о выплате дивидендов по итогам 2015 г. корпорация обещает вернуться не раньше III квартала текущего года. «Мы не уверены, что по итогам 2015 г. компания решится на крупные выплаты. Дело в том, что в секторе металлургии сохраняется непростая ситуация, а у компании высокий долг. Правильнее в текущей ситуации потратить эти средства на сокращение долговой нагрузки», – говорит старший аналитик ИК «Окей Брокер» Роман Ткачук. Аналитик Национального рейтингового агентства Кирилл Кукушкин полагает, что размер дивидендов «Русала» будет зависеть от размера дивидендов «Норникеля», поскольку вторые являются главным источником выплат первых.


Как выразилась финансовый директор «Русала» Александра Бурико, в целом 2015 г. был «достаточно стабильным, поскольку «Русал» накопил определенный запас прочности к концу 2014 г.». Благодаря ослаблению рубля «компания получила возможность продолжать начатые инвестиционные программы и принимать меры по повышению устойчивости бизнеса». Но, по ее словам, «накопленный в 2014 г. запас прочности уже существенно истощился». Сейчас понятно, что 2016 г., как заявила Александра Бурико, будет достаточно суровым.


Битва прогнозов


Инвесторы тоже смотрят на ситуацию в «Русале» не очень оптимистично – за 2015 г. его котировки упали на 53%. «Русал» старается их успокоить, прогнозируя улучшение ситуации на мировом рынке. В компании ожидают, что мировой спрос на алюминий в 2016 г. вырастет на 5,7%, в том числе в Китае – на 7%. При этом в «Русале» полагают, что производство алюминия вне Китая сократится на 100 000 т, а его дефицит на мировом рынке увеличится, благодаря чему стоимость тонны алюминия на Лондонской бирже металлов вырастет до $1985, то есть на 30% относительно показателей на начало года.


Некоторые основания для русаловских прогнозов имеются, поскольку падение мировых цен на сырье бьет не только по российскому производителю. Сокращают производство и другие мировые гиганты – такие планы озвучили американский концерн Alcoa и австралийские производители BHP Billiton и RIO Tinto. Так, Alcoa объявил о закрытии в нынешнем году крупнейшего завода в США по выплавке алюминия производительностью 269 000 т в год.


Кирилл Кукушкин констатирует, что с начала 2016 г. наблюдается рост цен на алюминий, который был обусловлен закрытием производителями части мощностей в предыдущие периоды и ростом мирового спроса. По его мнению, «в 2016 г. ожидается появление дефицита алюминия, что даст хороший импульс для роста котировок «Русала».


Как утверждает Роман Ткачук, целый ряд факторов указывает на то, что дно для рынка металлов уже близко. В частности, некоторые крупные металлургические (не только алюминиевые) компании начали сворачивать свои проекты и сокращать штат. В 2015 г. производство стали в мире снизилось на 3%. «На наш взгляд, баланс между спросом и предложением в металлургии может установиться уже в ближайшие годы», – отмечает эксперт.

Но с благоприятными прогнозами «Русала» согласны не все. Комментируя его заявление о снижении производства алюминия в Китае, аналитики «ВТБ Капитала» заявляют: «Мы считаем, что сокращение производства в Китае временное. По нашим прогнозам, в 2016 г. цены на алюминий упадут на 7%, до $1560 за тонну, а в 2017 г. восстановятся на 5%. Мы ожидаем, что EBITDA «Русала» в 2016 г. снизится на 27%, до $1470 млн, несмотря на наш прогноз снижения рубля на 8%».


Как отмечает Роман Ткачук, сейчас, в период низких цен на металлы, с рынка будут уходить неэффективные игроки, поэтому по итогам этого кризиса позиции «Русала» в России и мире могут усилиться, а его доля на рынке возрастет. При этом эксперт не исключил, что «Русал» в ближайшие годы решится на закрытие ряда наименее рентабельных заводов.


На алюминиевом трамвае


Падение мировых цен на алюминий приводит к тому, что внутренний рынок становится для Олега Дерипаски более привлекательным, чем внешний, тем более что в России олигарх с богатым опытом лоббизма может влиять на размеры спроса. Топ-менеджмент «Русала» уже начинает озвучивать планы переориентации сбыта компании с экспортных направлений на внутрироссийские. Как выразился директор «Русала» по сбыту в России и странах СНГ Роман Андрюшин, падение спроса на алюминий внутри России – «это нездоровый фактор индустрии и экономики в целом». Поэтому «Русал» ставит перед собой «амбициозную» задачу – к 2020 году увеличить потребление алюминия в России с 1,5 до 2,2 млн т. Это может означать, что более половины всего производимого предприятиями алюминия будет оставаться внутри страны.


Как сообщают в «Русале», компания участвует в программе создания новых сплавов для строительства многофункциональных легких самолетов, гибридных дирижаблей и экранопланов, собирается стимулировать производство низковольтных проводов и кабелей для автопромышленности и даже предлагает производить алюминиевые вагоны и алюминиевые трамваи. «Следующим этапом могло бы стать совместное с Минпромторгом, в рамках политики импортозамещения, стимулирование создания новых производств, использующих алюминий. Речь идет о производстве комплектующих для авиастроения, автомобильного производства, строительства, электроники и т. д.», – комментирует декан факультета инженерного менеджмента РАНХиГС Сергей Серебренников.


Чтобы появились алюминиевые трамваи, нужны стимулирующие меры правительства. Для лоббирования этих задач под эгидой Минпромторга создается Ассоциация производителей и потребителей алюминия, в которую может войти до 450 компаний. Лоббисты собираются вносить соответствующие поправки в разрабатываемые отраслевые стратегии авиационной промышленности, судостроения, металлургии и т. д.


Более того, в Минпромторге сообщают, что для разработки мер поддержки внутреннего спроса на алюминий при правительстве создана межведомственная рабочая группа. Любопытно, что она создана по поручению президента, что говорит о лоббистских возможностях Олега Дерипаски.


Но еще интереснее, что будет с российской экономикой, если промышленность действительно подсядет на алюминий, а цены на мировом рынке повысятся, и сырье опять устремится на экспорт. Этот вопрос может стать острым, поскольку, готовясь к своему наступлению на внутренний рынок, «Русал» уже предложил ввести заградительные ввозные пошлины на алюминий и получил поддержку Минпромторга.


Сейчас «Русал», как и все сырьевые корпорации России, с тревогой вглядывается в изменения конъюнктуры мирового рынка, предсказать которую невозможно. Что он может сделать в этой ситуации? Прежде всего – стимулировать внутренний спрос, добиваясь этого от правительства. По мнению Сергея Серебренникова, «Русалу» сегодня необходимо изменить собственную стратегию развития и заняться внутренним совершенствованием. По оценкам эксперта, на ряде заводов корпорации уже выстроены довольно эффективные производственные схемы, однако сегодня вновь актуален вопрос о дополнительной оптимизации мощностей и снижении издержек.


Ну а Роман Ткачук напоминает, что основным препятствием для «Русала» служит высокая долговая нагрузка. «На наш взгляд, компании стоит сделать ставку на снижение валютного долга», – уверен эксперт.

Ссылки

Источник публикации