Олег Яковлев пожаловался Михаилу Фридману на альфа-отжим

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Олег Яковлев пожаловался Михаилу Фридману на альфа-отжим

Экс-глава ГК "Банана-мама", а ныне продавец в магазине GAP в США, скрывающийся от Интерпола, обвиняет "Альфа-банк" в фальсификации обвинений

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::04.10.2013, За помощью к Фридману, Фото: "Коммерсант"

Compromat.Ru

Compromat.Ru

Олег Яковлев
Михаил Фридман

[Forbes.ru, origindate::03.10.2013, "Бывший совладелец "Эльдорадо" пожаловался Фридману на "Альфа-банк": Обвиняемый в крупном хищении денег у Альфа-банка и находящийся в розыске бывший совладелец сети «Эльдорадо» и руководитель группы компаний «Банана-мама» Олег Яковлев обратился на своей странице в Facebook к председателю наблюдательного совета «Альфа-групп» Михаилу Фридману (№2 в рейтинге «Богатейших бизнесменов России» по версии Forbes, состояние — $16,5 млрд) с просьбой поспособствовать прекращению «публичных оскорблений и прессинга» со стороны сотрудников «Альфа-банка». — Врезка К.ру]

Олег Яковлев четвертый год скрывается от российских властей — его обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере. Сеть «Банана-мама» до кризиса насчитывала почти 80 магазинов детских товаров, Яковлеву принадлежало в ней 57%. В 2008 г. у «Банана-мамы» возникли финансовые трудности: банки стали требовать досрочного погашения кредитов. Это сказалось на финансовой стабильности компании. Как говорил тогда источник «Ведомостей», близкий к Альфа-банку, тот в 2008 г. выдал компаниям группы «Банана-мама» кредитные продукты разных видов на $18 млн. […]

Как написал Яковлев «Ведомостям», Альфа-банк рассматривал возможность получить его долг и другим путем. В 2008 г. сложный период переживал другой актив, связанный с Яковлевым, — ритейлер бытовой техники «Эльдорадо». Сеть «Эльдорадо» Олег Яковлев создавал вместе с братом Игорем Яковлевым; Игорь Яковлев и был ее основным владельцем. Олег Яковлев пишет, что де-факто являлся совладельцем «Эльдорадо» до 2003 г., но де-юре — до 2012 г., когда брат продал «Эльдорадо» группе PPF: «Никто не мог понять, на кого оформлены компании — на брата или меня».

В 2008 г. к «Эльдорадо» предъявили претензии налоговики, что повлекло за собой «многочисленные обыски и давление», утверждает Яковлев. По его словам, ему предлагали дать показания против брата. […]

В письме он призывает Фридмана «вмешаться в ситуацию» и помочь «в установлении справедливости». Яковлев в международном розыске по подозрению в крупном мошенничестве, говорится на сайте Интерпола. Он был объявлен в розыск по обвинению в хищении денег у Альфа-банка в 2011 г., после того как ему было заочно предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 159 УК.

Фридман не ответил на запрос «Ведомостей». Яковлев — крупный заемщик и должник банка и с ним ведется текущая работа по взысканию задолженности в рамках законодательства, «идет уголовное разбирательство по его долгам — этим вопросом занимаются правоохранительные органы», сообщил представитель Альфа-банка.


***

Олег Яковлев: сотрудник Вашего банка предложил мне передать все 100% акций "Банана-мама" в обмен на снятие с меня долгового поручительства на сумму в $15 млн

Оригинал этого материала
© Олег Яковлев, origindate::03.10.2013

Обращение к председателю наблюдательного совета "Альфа-групп" Фридману М. М.

Уважаемый Михаил Маратович!


Прежде всего, хочу лично поблагодарить Вас за то, что в свое время Вы оказали мне финансовую поддержку в создании и развитии успешных торговых сетей в России, таких как «Эльдорадо», «Банана-мама», «СМОТРИ». С 2007 года Альфа-банк являлся постоянным бизнес-партнером проектов, которыми я руководил. И отмечу, что данное сотрудничество было взаимовыгодным. Альфа-банк, предоставляя кредиты, способствовал повышению стоимости моей компании, которая всегда своевременно их погашала, а так же выплачивала проценты от оборота. Одним из условий нашего сотрудничества с Альфа-банком было проведение через него всей выручки магазинов, что, на мой взгляд, можно считать признаком нашего взаимного доверия. Считаю, что за все десять лет моего партнерства с Альфа-банком я ни разу не дал Вам повода усомниться в моей порядочности, честности моих намерений и целей.

В 2003 году, выйдя из состава учредителей и акционеров компании «Эльдорадо», полученные в результате сделки $ 5 млн я инвестировал в свои новые проекты — «СМОТРИ» и «Банана-мама». Это были все мои деньги. В итоге они стали самыми быстрорастущими и успешными на рынке в своих индустриях. Стоимость компании «СМОТРИ» в начале 2008 года уже достигала $90 млн. и был офер на покупку группой Safilo. Прошли дью-дилижанс 6 месяцев, но обыски «извне» сделали свое дело.

«Банана-мама» стала лидером на рынке детских товаров за 4 года — за этот период ее годовой оборот вырос с нуля до $450 млн. Мы были первыми, кто стал ввозить в Россию детские товары легально, через таможню, что, я считаю, в корне поменяло всю ценовую политику в регионах в данном сегменте. Мы устанавливали цены, именно доступные покупателям. Мы показали всем, что возможности данного рынка практически безграничны, если на нем работать организованно и цивилизованно. Я лично создавал все региональные отделения и логистику в них. Со мной вместе работала сильная команда, в том числе высококвалифицированный иностранный менеджмент, приглашенный из ведущих мировых компаний, таких как Tesko, Toys R US, Topshop, BestBuy, лоrистической TNT и DHL, финансовой Deloiit. Перед нами стояла задача существенно увеличить стоимость компании, улучшить показатели P&L за счет оборачиваемости товара, снижения долговой нагрузки и выведения компании на IPO. Мы успешно справились.

Я был учредителем и одновременно работал непосредственно в самих магазинах, на складах, даже продавцом по выходным дням, много времени проводил в регионах, поскольку мне была искренне небезразлична моя компания. Я держал руку на пульсе всего, что происходило в ней, так как был заинтересован в скорейшем ее успехе. Могу сказать, что я не только вложил в компанию весь свой капитал, но и всего себя.

В 2007 году к «Эльдорадо» были предъявлены претензии со стороны налоговых органов, которые повлекли за собой многочисленные обыски и давление на меня со стороны правоохранительных органов в даче показаний против моего брата. В 2008 году с наступлением мирового финансового кризиса и в том числе из-за вопросов к «Эльдорадо», некоторые банки стали требовать досрочного погашения своих кредитов, что естественно серьезно сказалось на финансовой стабильности компаний. Поскольку все они были растущими и в новые магазины инвестировались значительные заемные средства. Одновременно, инвест-отдел Альфа-банка предложил нам перезамещение кредитного портфеля в акции «Банана-мама». Мы ежедневно проводили переговоры в течение более 10 месяцев по новой структуре собственности «Банана-мама» с участием Альфа-банка. Всем сторонним инвест-компаниям, привлекаемым к данным переговорам, сотрудники Банка отказывали в присутствии на них. Даты встреч периодически передвигались. Это при том, что сложившаяся ситуация требовала оперативных решений.

Тогда менеджмент «Банана-мама» разработал свой план финансовой стабилизации компании без привлечения дополнительных средств — закрытие части магазинов, сокращение издержек и управление денежными потоками, исходя из текущей ситуации. Но представители инвест-отдела банка в ходе очередных переговоров дали четко нам понять, что любые структурные изменения в компании автоматически повлекут за собой отмену всей сделки.

Почему все происходило именно так, а не иначе, мне стало понятно много позднее.

В феврале 2009 года, примерно в 11 часов ночи, меня пригласил для разговора сотрудник Вашего банка, в котором он предложил мне передать все 100% акций «Банана-мама» в обмен на снятие с меня долгового поручительства на сумму в $15 млн. Я не был готов к такому предложению. Пояснял, что у меня есть долговые обязательства не только перед «Альфа-банком», но, в частности, компанией «Тройка-Диалог», которые помогали мне в сопровождении деятельности моей компании, причем делали свою работу профессионально и качественно. В итоге я отказался от сделанного мне предложения передать акции.

В тот момент я ощущал сильный прессинг, который продолжается по сегодняшний день. Он длится почти пять лет.

На меня началась “атака” со всех возможных сторон. Допросы каждый день в правоохранительных органах, требование дачи показаний против моих близких и моего брата, тех, кто управлял «Эльдорадо», в том числе против самого меня. В я был вынужден покинуть страну, бросить все, ради безопасности себя и своих детей, поскольку осознавал несправедливость ситуации, но не имел возможности защищаться от действий Службы Безопасности Альфа-банка. На следующий день после моего выезда из России, в квартиру где я проживал с детьми, ворвались через окно порядка 15 человек в масках и с автоматами. Они представились сотрудниками правоохранительных органов. Как мне стало известно позже, откуда-то возникли документы о моих яко бы мошеннических действиях, предоставленные «Альфа-банком», явно сфальсифицированные, и безосновательные обвинения в “выводе” активов. Все эти действия были предприняты Альфа-банком, не принимая во внимание то, что наше сотрудничество принесло ему за десять лет совместной работы сотни миллионов долларов!

Сегодня служба безопасности Альфа-банка продолжает преследовать моих знакомых и допрашивать их. В доме по адресу моей регистрации в каждом подъезде расклеены листовки с моей фотографией и подписью под ней “Осторожно, Мошенник!” (копии листовок есть в моем распоряжении, готов их предоставить). Проводятся обыски в квартире моей матери и родственников. Отслеживается каждый мой шаг. Правоохранительные органы и Интерпол в момент подписания сделки по «Эльдорадо» усиливают свое давление, как будто не догадываясь, что документы собственности по торговой сети оформлены на меня формально — ровно за неделю до оформления сделки Эльдорадо и PPF, СМИ, как бы случайно дают сообщения о том, что я обвинен в мошенничестве.

Конечно, сейчас для меня уже очевидно, что своими действиями инвест-отдел и служба безопасности Альфа-банка не принесли выигрыш ни самому банку, ни кому-либо персонально. Хотя мне и хочется верить в то, что работники Банка старались защищать интересы своей компании. Или может быть это дало какие-то преимущества в отношении эффективного развития параллельных бизнесов Альфа-групп в ритейле, например, X5?

Совокупный оборот моих компаний за 10 лет составил более $13 млрд. Причем у Альфа-банка всегда был доминирующий пакет кредитного портфеля, под обязательства транзакций через Банк, что позволило ему заработать свыше $150 млн. Выручка и финансовые потоки шли в размере 40% через Альфа-банк, что составило более $6,5 мдрд. Комиссии с оборота бралась в размере до 2% (более $120 млн). Комиссии по кредитам за весь период сотрудничества составили более $120 млн (процентная ставка от 11-12% в первые годы партнерства и до 8% в 2007-2008 гг.). Итого Альфа-банк заработал более $200 млн на компаниях, где я был учредителем.

$15 млн, в невыплате которых меня обвиняют Ваши сотрудники, стоят далеко от цифр, по которым я нес обязательства. А если сотрудники Банка, особенно Служба Безопасности, правы, что я мошенник, тогда почему сейчас я работаю за границей в магазине простым продавцом за $7 долл в час, пытаясь хотя бы минимально обеспечить своих детей, которых я воспитываю в одиночку?

Михаил Маратович, я извиняюсь перед Вами, что вынужден обратиться к Вам через социальные сети. Я не уверен, что в случае написания письма Вам напрямую, ваши сотрудники пропустят к Вам это мое обращение.

Поверьте, я никогда и ни у кого ничего не крал, никуда не выводил активы. Я даже не думал об этом, поэтому и не откладывал деньги на “черный день. Я был сфокусирован на работе. Я работал круглосуточно. Я готов собрать более десятки тысяч подписей под этим обращением от моих бывших коллег в России, с которыми я работал напрямую. Работал, не сидя в офисе, а в «поле». С 13 лет я привык зарабатывать деньги только своим собственным трудом. Михаил Маратович, я очень прошу Вас вмешаться в ситуацию и помочь мне в установлении справедливости. Поспособствовать тому, чтобы ваши сотрудники прекратили публичные оскорбления и прессинг в отношении меня. Если я виноват, я готов нести наказание перед законом — если они докажут мою вину объективно и без давления, что я нанес ущерб преднамеренно и с моей стороны были мошеннические действия! Я открыт для диалога.

С уважением к Вам,
Олег Яковлев

Справки

Эльдорадо: с 1997 года по 2007 год оборот составил более $15 млрд. Совладельцем сети я был до 2003 года, номинальным учредителем — до июля 2012 года, момента заключения сделки с PPF.

Банана-мама: с 2004 по 2008 год совокупный оборот составил $1 млрд.


***

Оригинал этого материала
© "РБК daily", origindate::03.10.2013

Олег Яковлев, экс-совладелец "Эльдорадо": "Сначала меня кормили деньгами, а потом я им стал не нужен"

Анна Левинская

[…]

— Олег, почему вы решили опубликовать это письмо к г-ну Фридману?

— Я привык к тому, что когда я понимаю конечную цель, — проще идти к ней. Моя цель в том, чтобы они оставили меня в покое, а также моя безопасность. Потому что жить в таком напряжении сложно. Я всегда был готов к диалогу, все можно урегулировать и идти дальше. Все-таки за спиной 20 лет опыта строительства ритейла в России. Я шел в регионы, открывал магазины и выстраивал логистику. Московские бизнесмены в 90-е боялись идти в регионы, потому что эти годы были очень тяжелыми. Не было правил игры. Я шел, потому что я сам регионал — родился в. Сейчас я хочу спокойствия и возможности реализовывать себя дальше.

— А почему вы решили обратиться к Михаилу Фридману именно сейчас?

— Три года я был в депрессии: это непросто — потерять все и остаться ни с чем. Дело не в деньгах — я жил этим. Плюс пришлось перевезти детей, которым я раньше создавал другие условия. Сейчас моя команда говорит, что все, пора проснуться, прийти в себя.

— Под своей командой кого вы имеете в виду?

— Люди, которых я когда-то приглашал в «Эльдорадо», «Банана-Мама». Мы шли вместе, учились вместе. Они поддерживают меня и материально тоже. Такая ирония судьбы.

— То есть если вам удастся уладить конфликт с Альфа-банком», вы готовы вернуться и вновь заниматься бизнесом в России?

— Конечно, да и не только в России. Вообще быть полезным для всех финансовых структур, которые сопровождают ритейл. Я знаю все подводные камни. Я уже более двух лет работаю продавцом в магазине и мне сейчас интересен не сам офис, а то, как головная структура сильных компаний доводит свои стратегические решения до низовых звеньев. Как они реализуют свои цели. В этом всегда была проблема и у меня и, естественно, на всем российском рынке. Потому что бизнес-культура еще только формируется. Я ее тоже формировал. Многие ритейлеры знают, как заработать деньги, но важно при этом понимать, каким путем ты идешь и какие ценности у компании. […]

— А где вы сейчас работаете?

— Сейчас я уже могу об этом всем говорить. Ранее я видел публикации в СМИ, но не мог отвечать на них. Меня просили молчать экс-партнеры по бизнесу, боясь, что дальше может быть только хуже для них. Я работаю в компании GAP, я сотрудник на неполный рабочий день. У меня такой график, что иногда я работаю с четырех, иногда с шести. […]

— Давайте вернемся к письму. Вы правда считаете, что Михаил Фридман мог не знать, что происходит?

— Я только догадываюсь, что ему доносят искаженную информацию.

— Почему, как вам кажется, это нужно сотрудникам банка?

— Скрыть свои ошибки, которые они допускали при переговорах как с моим топ-менеджментом, так и с другими компаниями. Например, Пол Кларк за полтора года управления усилил качественные результаты стоимости компании без дополнительных инвестиций. Если бы я был сосредоточен на том, как ведут себя финансовые хищники, я бы вел себя в соответствии с этим. Но мне было некогда этим заниматься — я работал. Отбивался от налоговых органов, которые явно работали по заказу, и выравнивал и стабилизировал работу компании. Я видел несправедливость переговоров: как «Альфа» четко давала понять другим инвестиционным компаниям, чтобы они не совались в мою компанию. И со мной они действовали теми же методами: вызвали ближе к полуночи в кафе, не оставляя никаких иных вариантов (кроме передачи 100% акций «Банана-Мама». — РБК daily) , не учитывая, что у меня есть обязательства перед «Тройкой Диалог» и обязательства перед поставщиками. Я просил сохранить за мной только 10%. Пусть контролируют, но я знаю этот бизнес.

— Вам удалось записать разговор на этой встрече?

— Нет, это было неожиданно. Не было никаких претензий ранее. Меня задевало то, что я принес столько денег банку, а меня размазывают вместо того, чтобы решать вопрос. Я так понимаю, что просто шел распил «Эльдорадо» и я оказался в это замешан только потому, что являлся братом Игоря (Игорь Яковлев — еще один создателеь «Эльдорадо», старший брат Олега Яковлева. — РБК daily).

— Как зовут сотрудника Альфа-банка, который с вами встречался тогда?

— Нами занимался Олег Дектярь (В Альфа-банке РБК daily сообщили, что сейчас человек с такой фамилией в банке не работает, и пообещали выяснить, работал ли раньше). Ощущения от переговоров остались следующие: ты попадаешь в длинный состав поезда, и тебе меняют вагоны с проводниками, потому что была частая смена ответственных лиц. Причем, на тот момент у них было два отдела по инвестициям и оба конкурирующие между собой.

— Вы обращались в официальные органы, чтобы разобраться с этой ситуацией?

— Да, я писал письма в МВД, Генпрокуратуру, аппарат президента, но получал формальные отписки. Или приглашение прийти и дать показания против Игоря, рассказать о его влиянии на процессы в компании. Понятно, что посадив меня, легче было бы вымогать деньги у брата.

— Во сколько вы оцениваете свои долговые обязательства перед «Тройкой Диалог»?

— Честно, я сейчас не готов назвать эту цифру. Я помню, что что-то частично выплачивалось, частично заморожено.

— То есть конфликтной ситуации нет?

— Нет, но я перед ними в долгу и готов отработать эти деньги, принося им прибыль. Руками, ногами и головой.

— Сколько вы принесли Альфа-банку?

— Я все подсчитал, и они могут это проверить по своей кассовой отчетности. Стоимость транзакций — до 2% от оборота компании (все платежи розничных сетей г-на Яковлева, по его словам, проходили через Альфа-банк. — РБК daily). Я могу опубликовать все документы, но это глупо. Банк их и так видит. Плюс еще обслуживание кредитов, которое доходило до 18% на 364 дня. Вы видите результаты моей компании. Они приходили ко мне и говорили: «Вот тебе 10 млн долл., сколько ты сможешь открыть еще магазинов?». Сначала меня кормили деньгами, когда я открывал бизнес, а потом, когда бизнес вырос, я им стал не нужен. Это ерунда, конечно, по сравнению с другим жирным куском, но я оказался между ними просто. Плюс они требовали дать показания против Игоря, я не мог на это пойти. Хотя они до конца знали, что акции подписаны на меня.

— Что сейчас с Игорем Яковлевым?

— Он молодец, смог договориться. Я бы не сказал, что очень хорошо, но он смог благополучно выйти, и что-то они заплатили. Только уже не «Альфа», а PPF.

— Вы с ним общаетесь?

— Да, но только как семья. Мы о бизнесе не разговариваем.

— И в письме, и в начале нашего разговора вы упомянули, что давление со стороны «Альфы» продолжается. В чем это выражается?

— Они никак не могут успокоиться, постоянно бегают в Интерпол. Вывешивают листовки в доме, где я зарегистрирован. Проводят обыски у мамы. И другие вещи, я не хотел бы сейчас рассказывать. Я знаю их методы.

— В чем сейчас официальные претензии Альфа-банка к вам?

— Они обвиняют меня в выводе активов и нанесении ущерба компании своими действиями. Хотя мы, наоборот, пытались резать косты, исправлять ситуацию. Как по-другому можно было бы предложить актив рынку.

— Какую сумму, как они считают, вы вывели?

— Я не знаю. У меня не было денег, чтобы нанять адвоката и оспаривать их действия.

— Есть ли уже какая-то реакция на ваше письмо?

— Прошло уже несколько часов, представители Альфа-банка знают мой телефон и другие контакты, но пока никакой реакции не было. […]