Олигарх, Пришеедший С Холода

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Не так давно Михаила Ходорковского на Западе обливали грязью, а сегодня он является богатейшим человеком России

1046711256-0.gif Если ваше предприятие получает определенные выгоды от дешевой энергии, поблагодарите за это российского олигарха г-на Ходорковского. Может показаться странным, когда этому 38-летнему человеку с вкрадчивым голосом приписывают власть над мировыми ценами на энергоносители. Даже если он и является богатейшим человеком России, богатство которого оценивается суммой в 3,7 млрд. долл. США, и контролирует вторую в стране нефтяную компанию, его бизнес все-таки бледнеет в сравнении с такими мировыми гигантами, как саудовская «Aramco», «ExxonMobil» и «Royal Dutch/Shell».

Однако г-н Ходорковский оказался в нужном месте в нужное время. Россия, второй в мире экспортер нефти и нефтепродуктов (после Саудовской Аравии), в последнее время испытывает интенсивное давление со стороны Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК) в пользу сокращения своего экспорта и повышения цен на нефть. Нефть по 30 долл. США за баррель (1 американский баррель для нефтепродуктов = 158,75-158,98 л) была бы куда лучше для российской экономики, чем по 15 долл., однако российское правительство отклонило предложение пойти на что-либо большее, чем чисто символическое сокращение экспорта.

Что стоит за этой политикой? Сдерживание ОПЕК, возможно, было одной из уступок, которую Владимир Путин сделал Джорджу Бушу-младшему (George W. Bush), когда навещал американского президента в ноябре. Но российское правительство также реагирует на давление со стороны собственных нефтяных магнатов. И тут-то появляется Михаил Ходорковкий. Его компания «Юкос» добывает 17% российской нефти и имеет большое влияние на Кремль. Один ее бывший сотрудник был до недавнего времени министром топлива и энергетики; другой бывший кореш г-на Ходорковского в настоящее время является заместителем главы администрации Владимира Путина.

Среди российских нефтяников г-н Ходорковский является ведущим сторонником игнорирования требований ОПЕК и как можно более быстрого увеличения объема нефтедобычи. Что он и делает: «Юкос» за последние 2 года увеличила нефтедобычу на 35%, до 1,2 млн. баррелей в сутки. Заглушить некоторую часть скважин? Он этого делать не станет. В то время как другие российские нефтяные гиганты, такие, как «Лукойл», высказались в пользу удовлетворения требований ОПЕК, пока что в Кремле побеждает точка зрения г-на Ходорковского. Ставки в этой игре огромны — как для мировых цен на нефть, так и для мировой экономики.

Чтобы нанести визит Михаилу Ходорковскому, нужно потратить час на автомобильную поездку из центра Москвы в Жуковку, элитный пригородный поселок, где раньше обитали члены Политбюро ЦК КПСС и генералы Советской Армии. Там г-н Ходорковский с полудюжиной своих партнеров выстроили среди сосен комплекс роскошных домов. Эти дома сделаны со вкусом, а место для них выбрано чудесное, однако комплекс в определенной мере напоминает тюремный лагерь. Он окружен высокими стенами, через каждые 30 шагов стоят мощные прожекторы. Охрана с автоматами патрулирует периметр. У массивных входных ворот для осмотра нижней части автомобилей, чтобы обнаружить бомбу, используются зеркала. Американцы всерьез озаботились вопросами своей безопасности только после 11 сентября. Русским менеджерам стала нужна охрана с того самого момента, как в страну пришел капитализм.

Г-н Ходорковский скромен. Старший из его четырех детей учится в одном пансионате в Швейцарии, но в остальном г-н Ходорковский, как кажется, стремится избегать атрибутов нуворишей, свойственных другим российским олигархам. Разве у него нет виллы на Ривьере? «Моя жена и я не очень-то любим пляжи, — был его ответ. — Нынешние зимние каникулы мы провели в небольшом отеле в Финляндии». Г-н Ходорковский держится серьезно и говорит тонким голосом, который нередко бывает трудно услышать, однако внешность бывает обманчивой. Это цепкий и безжалостный бизнесмен.

Это может засвидетельствовать компания «Amoco», ставшая сегодня частью корпорации «BP». Несколькими годами ранее «Amoco» возлагала большие надежды на месторождение Приобское в Западной Сибири. В недрах этого безлюдного болотистого края вечной мерзлоты спрятано около 3,5 млрд. баррелей нефти. Это месторождение, разработку которого компания «Amoco» вела совместно с дочерним предприятием компании «Юкос», обещало стать мощным нефтяным фонтаном. Но в 1998 году, в тот самый момент, когда на месторождении Приобское должна было начаться крупномасштабная добыча, компанию «Amoco» вышвырнули из дела; ей пришлось съесть примерно 300 млн. долл. США, потраченных на этот проект. Сегодня «BP» отказывается комментировать эту историю.

А вот версия г-на Ходорковского: «Это стало результатом их собственной неуверенности, — говорит он. — Компании ‘Amoco’ были предоставлены эксклюзивные права на месторождение Приобское, а переговоры с ней тянулись на протяжении 5 лет. В 1997 году (когда я добился полного контроля над компанией «Юкос»), я поинтересовался, существует ли какой-нибудь документ, который требует от нас продолжать переговоры с ‘Amoco’. (Такового не оказалось)».

Избавившись от партнера с долевым участием в лице «Amoco», г-н Ходорковский пригласил за вознаграждение другие западные компании, занимающиеся оснащением нефтяных месторождений, такие, как «Schlumberger» и англо-норвежская «Kvaerner», чтобы помочь ему качать нефть из месторождения Приобское и оживить нефтедобычу на других, более старых месторождениях. Ныне добыча на месторождении Приобское быстро растет, с 40 млн. баррелей в прошлом году до, вероятно, 90 млн. в этом году. Хотя разведанные резервы компании «Юкос» (12 млрд. баррелей в пересчете на нефть) ставят ее на одну доску с такими гигантами, как «ChevronTexaco», ее финансы, по западным стандартам, позволяют причислить ее к средним компаниям: по оценке московской брокерской фирмы «United Financial Group», «Юкос» в прошлом году получил 3,7 миллиарда долларов США прибыли при общем размере дохода в 7,3 миллиарда долларов. Тем не менее, г-н Ходорковский обладает большими международными амбициями. Он планирует купить очистительные заводы и заправочные станции в Европе и занять главенствующее место в оценивающемся в 1,7 миллиардов долларов США проекте трубопровода, по которому сибирская нефть будет перекачиваться в Китай.

Г-н Ходорковский проделал длинный путь со времени своего бедного советского детства. Он рос в Москве в небольшой коммунальной квартире; он и его родители занимали две комнаты. Г-н Ходорковский был типичным представителем советской молодежи. Он был хорошим студентом, закончил химико-технологический институт имени Менделеева, был заместителем секретаря комсомольской организации своего института.

Ему повезло, он начал свою карьеру в то время, когда Михаил Горбачев реформировал Советский Союз. Г-н Ходорковский впервые занялся бизнесом именно во время работы в комсомоле. Совместно с несколькими партнерами он организовал частное кафе, продавал новые технологии советским заводам, занимался импортом компьютеров, даже продавал французский коньяк.

В 1988 году, меньше чем через два года после начала своего торгового бизнеса, г-н Ходорковский обладал доходом в 80 миллионов рублей в год (130 миллионов долларов США по официальному обменному курсу, или 10 миллионов долларов по курсу черного рынка). Это сделало г-на Ходорковского одним из самых удачливых представителей российских дельцов нового поколения. Было ли это следствием хороших контактов среди политической элиты? Ходорковский говорит, что нет.

Располагая большими средствами, полученными от торговых операций, г-н Ходорковский и его партнеры учредили банк «Менатеп». Будучи одним из первых частных банков России, «Менатеп» развивался с огромной скоростью, занимаясь не только финансированием прибыльных торговых операций г-на Ходорковского, но и обслуживая деньги государства, в частности, средства, предназначенные для жертв чернобыльской аварии. К 1990 году, за год до падения коммунизма, «Менатеп» осуществлял свою деятельность и за границей. Он был основным клиентом, а затем и акционером частного женевского банка «Riggs Valmet».

Это происходило в период, когда российские частные банки широко подозревались в выводе миллиардов долларов, некогда принадлежавших коммунистической партии, на анонимные оффшорные счета. Г-н Ходорковский говорит, что его банк был чист. «Наш банк подвергался строгим проверкам на этот счет, — говорит г-н Ходорковский. — И я могу заявить, что, по крайней мере в нашем банке, таких средств найдено не было».

После падения коммунизма и прихода к власти Бориса Ельцина, богатства «Менатепа» продолжали увеличиваться. Он получил разрешение обслуживать средства министерства финансов, государственной налоговой службы, московского правительства и российской монополии, занимающейся экспортом вооружений. Тем временем, торговые операции г-на Ходорковского стали включать в себя и международные поставки товаров. Он имел дела с Марком Ричем (Marc Rich), помилованным беглецом, и осуществил сделку «нефть в обмен на сахар» с Кубой.

Однако настоящий успех пришел к г-ну Ходорковскому с приобретением «Юкоса». Он поймал свой шанс во время залоговых аукционов 1995 года, когда правительство передало свои контрольные доли в крупнейших российских нефтяных и металлургических компаниях группе приближенных финансовых компаний.

Принадлежащему г-ну Ходорковскому «Менатепу» было поручено провести торги на аукционе по продаже «Юкоса». Победителем оказалась компания, контролируемая … Ходорковским и его партнерами. Предложения трех крупных конкурирующих банков, которые предложили более крупные суммы, чем компания г-на Ходорковского, были сняты по техническим основаниям.

350 миллионов долларов США, которые г-н Ходорковский и его партнеры заплатили за контроль над 78 процентами компании «Юкос», были достаточно маленькой суммой. Получалось, что стоимость компании равна 450 миллионам долларов. Когда меньше чем через два года началась торговля акциями, рыночная капитализация «Юкоса» равнялась 9 миллиардам долларов. В настоящее время эта сумма приближается к 15 миллиардам долларов.

«В те дни все в России занимались первоначальным накоплением капитала, — вспоминает г-н Ходорковский об анархии времен Ельцина. — Даже если существовали законы, они не соблюдались строго. Более того, если вы вели себя в слишком западной манере, вы легко могли быть порваны на кусочки и забыты».

Следующие большие испытания выпали на долю г-на Ходорковского в августе 1998 года. Только он успел сосредоточить в своих руках контроль над «Юкосом» и избавиться от «Amoco», как вся российская финансовая система рухнула. Разграбленная своими капиталистами-подельщиками Россия обанкротилась. Правительство девальвировало рубль и объявило дефолт по большей части своего долга. Большинство крупных российских частных банков разорилось, включая «Банк Менатеп-Москва».

Ходорковский и его партнеры спасли все, что могли из остатков своей империи, переведя счета в родственный банк «Менатеп-Санкт-Перетбург». Однако перед ними все еще стоял вопрос о том, что же делать с рассерженными кредиторами. Основным из них была группа иностранных банков, которые предоставили «Менатепу» кредит в размере 266 миллионов долларов США под залог 33 % акций «Юкоса».

Группа Ходорковского призывала иностранные банки принять трехлетний план выплат, основанных на экспорте нефти, а не на акциях «Юкоса». Однако два крупнейших кредитора, «Daiwa Bank» и «West Merchant Bank» (дочерний банк «Westdeutsche Landesbank»), отказались. Они вступили во владение своей долей (представляющих 29 процентов акций «Юкоса»), однако дали понять, что они главным образом заинтересованы в возвращении своих денег. После того, как летом 1999 года переговоры между банками и людьми г-на Ходорковского провалились, «Daiwa» и «West Merchant» выбросили свои акции «Юкоса» на рынок. Хотя стоимость продажи не была обнародована, оценивается, что эти два банка вернули только половину суммы своих кредитов.

На первый взгляд, это казалось сумасшедшим решением. К чему спешка? Если бы банки подождали несколько месяцев, пока не пройдет первоначальная паника на рынке, они могли бы получить достойную прибыль от продажи принадлежавших им акций «Юкоса». Что побудило их сделать это?

В то же самое время, когда люди Ходорковского обсуждали с «Daiwa» и «West Merchant» условия реструктуризации кредита, было объявлено об ожидающихся выпусках акций «Юкоса» и его дочерних компаний, что существенно размыло бы 29-процентный пакет этих банков.

«Это был нормальный оборонительный маневр, — говорит Платон Лебедев, директор группы «Менатеп», холдинговой компании, представляющей г-на Ходорковского и его шестерых партнеров. — Нам нужно было спасти «Юкос», поэтому мы должны были осуществить выпуск акций для увеличения уставного капитала. Если банки хотели владеть акциями «Юкоса», они должны были действовать как акционеры и подписаться на выпускаемые акции».

Тем временем, «Юкос» продавал некоторые свои ведущие нефтедобывающие предприятия неизвестным оффшорным компаниям. «Юкос» стоял перед угрозой превращения в держательскую компанию. Не удивительно, что «Daiwa» и «West Merchant» не стали предпринимать никаких действий. Ходорковский и его партнеры сами выкупили большую часть этих акций. Затем решение об эмиссии акций было отменено, и все имущество, выведенное в оффшорные компании, было возвращено в Россию «Юкосу».

Трудно сказать, восстановил ли «Юкос» в полной мере взаимоотношения с зарубежными банками; сейчас у компании нет кредитного рынка.

В настоящее время в России начинается новая эра. Во главе Кремля стоит Владимир Путин. Чудовищный российский капитализм, который даже либеральные политики называют «гангстерским капитализмом», уступает дорогу более цивилизованному рынку. Финансовая вседозволенность уступает место практике реинвестирования средств в свой собственный бизнес. А представитель былых олигархов Михаил Ходорковский возглавляет эти перемены.

«Теперь мы понимаем, как бизнес ведется на Западе, — говорит он. — Как акционер, я получаю деньги в качестве дивидендов и от роста рыночной капитализации моей компании».

С этой целью «Юкос» опубликовал отчеты за три прошедших года, отвечающие американским стандартам GAAP, выпустил ADR (американские депозитарные расписки) и выплачивает серьезные дивиденды. В правление компании входят пять иностранцев, а вице-президент корпорации по финансам — американец. За последние два года стоимость акций «Юкоса» выросла более чем в десять раз, хотя это может быть как результатом небольшого количества акций, ходящих в свободном обращении (от 15 до 20 процентов), так и результатом деятельности компании.

«Раньше мы все стремились только к получению прибыли от нашего бизнеса, так как никто не верил, что подобная ситуация сохранится надолго, — говорит г-н Ходорковский. — Теперь, когда обстановка стабилизировалась, люди больше заинтересованы в увеличении стоимости своей собственности».

Да, ситуация в России изменилась. «Как? Ну, например, я недавно купил свой первый дом, — говорит богатейший человек России, имея в виду особняк в Жуковке. — Я просто в настоящее время чувствую себя в России более уютно».

А снаружи охрана с автоматами продолжает беречь дом от незваных гостей.

«Forbes» origindate::07.03.2002

Пол Клебников