Олигарх, который не съел чижика

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Пугачев и Межпромбанк: бульдоги под ковром

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::20.05.2002

Олигарх, который не съел чижика

Юлия Латынина

Converted 12997.jpg

Сергей Пугачев

В «Новой газете» ждут приставов.

Приставы придут взыскивать с нас пятьсот тысяч долларов, которые Басманный межмуниципальный суд решил взять с «Новой газеты» за сведения, порочащие деловую репутацию. [опубликованные в статье "Путин любит лыжи. Ну и при чем здесь Пугачев?"- прим. Компромат.Ру]

Опорочили мы деловую репутацию не кого-нибудь, а Межпромбанка, создатель и бывший глава которого православный банкир Сергей Пугачев считается одним из новых олигархов, близких президенту Путину.

Так как пятисот тысяч долларов у нас нет, то, по идее, приставы должны закрыть газету.

Но газету не закроют.

Ее не закроют, потому что Сергей Пугачев – даже не олигарх.

Потому что нет еще ни одного политически значимого проекта (если не считать таковым покупку виллы в Ницце), в котором господин Пугачев участвовал и победил. Судите сами.

Сначала была Якутия. Бизнес-элита страны считала, что за спиной кандидата Колмогорова стоит именно Пугачев и что в случае победы счета «Алмазы России—Саха» окажутся в Межпромбанке. А это 1,5 млрд долларов оборота.

Президента Николаева сняли. Однако попытка избрания Колмогорова была обставлена настолько вызывающе топорно, что – редкий случай – г-н Колмогоров стал еще до избрания выглядеть более одиозным, чем президент Николаев, который довел республику до ручки. Это уникально. Представьте себе выборы на Гаити после снятия папы Дювалье и кандидата, который еще на стадии предвыборной борьбы отличается большей, чем Дювалье, жестокостью и коррумпированностью.

То есть получилось, что не Пугачев использовал административный ресурс, а власть использовала Пугачева, чтобы снять Николаева. Это противоестественные отношения олигарха и власти.

Потом был проект «ТВ-6». Православный олигарх, копируя Бориса Березовского, очень хотел получить канал под себя. И создал уже под это команду на телеканале «Московия». Силы были приложены большие. Говорят, именно Пугачев «проломил» суды, уже было спасшие ТВ-6.

И снова власть воспользовалась Пугачевым — и ничего не дала взамен.

Третий проект Пугачева был – снять Волошина. Православный банкир не мог подождать, пока президент сам примет соответствующее решение. Он решил навязать президенту свою волю – с помощью СМИ и правоохранительных органов. Телеканал Пугачева выступил с заявлением, что Волошина вот-вот снимут. А ФСБ арестовала [page_11396.htm Вячеслава Аминова], служившего посредником между Волошиным и правоохранительными органами, и изъяла у него дома целый порноархив, в котором будто бы [page_11363.htm глава администрации президента был заснят в обществе несовершеннолетних проституток]. (Однако ничего не показали. Значит — нет.)

С тем же успехом чекисты могли конфисковать у Амилова коллекцию мультфильмов «Ну, погоди». Потому что в той системе власти, которую создал Путин, очевидно, чем больше давление, чтобы снять какого-нибудь человека, тем важнее оставить его на своем месте. Компромат в ней не существует как класс, а обнародование компромата есть нарушение правил игры и попытка возместить недостаток личного влияния с помощью журналистских расследований весьма сомнительного качества.

И вот, наконец, проект последний и самый скандальный — «Славнефть».

То, что случилось в «Славнефти», есть классическая чекистская разводка с неудачным концом.

Напомним: предыдущим руководителем компании был глава и создатель ингушского офшора Михаил Гуцериев. Нефть «Славнефти» экспортировалась через трейдеров, близких «Сибнефти», и делилась, как говорят, между самим Гуцериевым, «Сибнефтью», бывшим руководством МВД и союзной ему преступной группировкой. После смерти лидера группировки два последних ослабевших партнера были выкинуты из уравнения.

Любое предательство по отношению к партнерам – кто бы они ни были — всегда делает слабее и того, кто предал. Ослабевший Гуцериев стал подходящей фигурой для чекистской разводки.

Выборы в Ингушетии стали решающим моментом. Гуцериеву было необходимо иметь во главе Ингушетии своего человека, иначе рушилось все, вплоть до личной уголовной безопасности. Таким человеком должен был стать его брат Хамзат. Одна группа чекистов сняла брата Гуцериева с выборов, а другая в то же самое время пообещала Гуцериеву защиту. Перепуганный Гуцериев был вынужден назначить одним из руководителей «Славнефти» топ-менеджера Межпромбанка Александра Гнусарева и отправить в отпуск своего вице-президента Юрия Суханова, представлявшего интересы «Сибнефти».

Казалось, все было решено. Гуцериев, трижды отрекшийся от всех своих пайщиков, покинул пост. Преемником его должен был стать Анатолий Барановский, ранее работавший в подконтрольной органам «Роснефти». И вот на собрании 13 мая главным разводящим в «Славнефти» [page_11798.htm утвердили представителя «Сибнефти» Юрия Суханова].

Грязь? Безусловно.

Но это грязь, о которой могут говорить журналисты. Участники игры должны об этой грязи молчать. Бульдоги под ковром борются тихо. Вместо этого проигравшие нарушили правила. Против Суханова было возбуждено уголовное дело. В «Славнефти» появились приставы.

Господин Пугачев публично пытается объяснить власти, как ей нужно себя вести. По пути этому уже прошли и Гусинский, и Березовский. (Тут важно, не в чем обвиняют победителей, а почему: потому, что не удалось занять их место.) Но у Сергея Пугачева, видимо, нет выхода: его поражение в борьбе за «Славнефть» свидетельствует, что слухи о близости к Путину слишком преувеличены. Иначе не надо было бы ходить в районный суд города Уфы, который в пятницу запретил новому президенту «Славнефти» выполнять свои обязанности. Ему было бы достаточно сходить к самому Владимиру Путину.