Олигарх становится честным

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Олигарх становится честным Самый богатый человек России раньше вел бизнес нечестными способами. Сейчас он устанавливает стандарты правильной корпоративной практики – и оно того стоит

"У богатейшего человека России - новые очки.

Когда-то Михаил Ходорковский прятал свои глаза за мощными тонированными очками, такими толстыми, что можно было подумать, что они пуленепробиваемые. В эти дни он смотрит на мир через стильную оправу с прямоугольными линзами, которые, как говорят русские, "чисты, как слезы ребенка".
Эти перемены имеют как оптическое, так и метафорическое значение. Ходорковский когда-то имел репутацию самого нечистоплотного российского олигарха. В настоящее время, как утверждает нефтяной магнат, дела его империи так же прозрачны, как и стекла его очков. "Раньше мы думали, что единственное, что имеет значение - это хорошие производственные показатели, - сказал в одном интервью Ходорковский. - Мы считали, что все остальное не так важно: окружающая среда, взаимоотношения с инвесторами, связи с общественностью, корпоративное управление в целом. И вдруг, все это больно по нам ударило, и мы поняли, что были неправы".
На протяжении десяти лет, прошедших со времени распада Советского Союза, олигархи обвинялись во всех неудачах, обрушившихся на Россию и на другие государства, входившие ранее в Советский Союз. В народном воображении, элита бизнеса вступила в заговор с боссами мафии и коррумпированными бюрократами для того, чтобы разворовать богатства страны и обречь на бедность рядовых граждан.
В прошлом, Ходорковский не допускал миноритарных акционеров к участию в собраниях акционеров, перенося их в последний момент в отдаленные места. Он распоряжался о выпусках дополнительных акций, чтобы уменьшить власть других акционеров. После финансового кризиса 1998 года он перераспределил оставшиеся у него средства между дочерними компаниями, чтобы спрятать их от кредиторов. 
Однажды, когда ревизоры задавали неудобные вопросы о деятельности его банка "Менатеп", грузовик, перевозящий документы "Менатепа", свалился в Москву-реку.
Как бы то ни было, сейчас тридцативосьмилетний Ходорковский устанавливает стандарты правильного корпоративного поведения. Он опубликовал финансовые отчеты за четырехлетний период, подготовленные в соответствии с международными бухгалтерскими стандартами. Он выплатил дивиденды по акциям своей основной компании, "Юкос", что является редкостью для России. И он выплатил компенсации вкладчикам, которые потеряли свои средства в результате краха "Менатепа" во время финансового кризиса 1998 года. Он даже читает лекции другим олигархам о необходимости ответственности и прозрачности.
"Он полностью изменился, - говорит Питер Бун (Peter Boone), директор аналитического департамента инвестиционной компании "Brunswick Warburg" в Москве. - Он создал одну из самых хорошо управляемых компаний в России, несомненно, самую хорошо управляемую российскую нефтяную компанию".
Перемены, произошедшие в душе Ходорковского, были щедро отмечены инвесторами: стоимость акций "Юкоса" повысилась с 60 центов в середине 2000 года до 69,2 доллара США за штуку в середине декабря, увеличив рыночную капитализацию компании с уровня в 350 миллионов долларов два года назад до экстраординарного уровня в 10,3 миллиарда долларов.
За это время личное состояние Ходорковского достигло 2,4 миллиарда долларов. Журнал "Forbes" называет его самым богатым человеком России и отводит ему десятое место в списке самых богатых людей в мире. 
Преступный путь может быть и хорош, однако Ходорковский, похоже, уверен, что честный путь лучше.
"Нам повезло, - сказал Ходорковский. - Мы оказались в нужном месте в нужное время. И мы воспользовались этим местом и этим временем".
Однако Ходорковский возражает против ярлыка "олигарх", заявляя, что по определению такой человек использует политическую власть для достижения экономических целей.
"Никогда за более чем тысячелетнюю историю у нас не было такого вида влияния, - утверждает он, - не было у нас такого влияния и в последние десять лет. Этому есть одна простая причина: в России, в отличие от Америки, государственная машина всегда была сильнее любого индивида, любой компании, или любого объединения компаний".
Ходорковский сравнивает класс российских олигархов 20-го века с классом главарей воровского мира Америки 19-го века. Однако Кристия Фриланд (Chrystia Freeland), автор книги "Распродажа века: сумасшедший переход России от коммунизма к капитализму", которая повествует о российских олигархах, заявила, что это сравнение "порождает ложные надежды".
"Оно подразумевает, что богатство неизбежно, а я не думаю, что оно неизбежно в России", - говорит она. Американские главари воровских шаек основали свои монополии из ничего. … [Российские] олигархи получили то, что они имеют, из рук государства".
И все же, все большее количество аналитиков в настоящее время говорит, что появление определенной разновидности класса олигархов в российской примитивной рыночной экономике могло быть неизбежным и даже необходимым.
Мартин Макколи (Martin MacCauley), политолог Лондонского университета, сказал, что во время распада Советского Союза в экономических настроениях Запада превалировал упор на приватизацию и финансовый контроль над экономикой. Созданию предпосылок для регулирования рыночной экономики - договорного права, комиссий по ценным бумагам, страхования банковских вкладов - уделялось мало внимания.
"Им говорили: Вы должны приватизировать, - говорит Макколи. - Но как осуществлять приватизацию в стране, в которой нет денег, в стране с рушащейся экономикой? Вы просто передаете это имущество. И олигархи становятся вашими друзьями, становятся вам обязанными".
Бун из "Brunswick Warburg" считает, что предоставление государству большей роли в контроле за переходом собственности создало бы еще больше проблем. Самые злостные нарушения в российской экономике происходят в тех компаниях, в которых до сих пор сохраняется частичная доля государства, говорит он.
"В то время не стоило ожидать честности. Самым важным было накопление собственности - и "Юкос" является этому доказательством".
Ходорковский заявляет, что его богатство является наградой за риски, на которые он шел в то время, когда другие на это не отваживались.
Он получил образование химика, закончив в 1986 году престижный московский химико-технологический университет им. Менделеева. И хотя в советской системе евреям, как он, было трудно выдвинуться вперед, он был типичным молодым советским бюрократом, чиновником в Коммунистическом союзе молодежи. В 1987 году, вдохновленный либерализацией, начавшейся при советском лидере Михаиле Горбачеве, он организовал что-то вроде кооператива, "Фонд молодежной инициативы", который начал торговать такими товарами, как компьютеры.
"О предпринимателях, стремящихся к получению прибыли, говорили как о преступниках, - вспоминает Ходорковский. - И все были уверены, что мы попадем в тюрьму. Это объясняет, почему другие люди не делали того, что делали мы. Мы были глупее, чем они. Однако в любом случае мы выиграли".
У российской приватизации было два основных этапа - обширная ваучерная приватизация 1992-94 годов, и приватизация 1995 года, осуществлявшаяся по принципу "акции в обмен за займы".
Второй этап был проведен главным образом вследствие тайной сделки между политической элитой России, которая хотела удержать президента Бориса Ельцина у власти, и олигархами, которые хотели защитить свои накопления.
В обмен на предоставление своих денег и возможностей для переизбрания Ельцина, олигархам были обещаны куски, оставшиеся от советской экономики. В 1995 году в обмен на небольшую долю в банке "Менатеп" государство передало Ходорковскому 45 процентов акций "Юкоса". Сообщается, что в настоящее время он контролирует от 70 до 85 процентов акций "Юкоса".
Когда президент Владимир Путин вел свою предвыборную кампанию в прошлом году, он пообещал уничтожить олигархов "как класс". Однако похоже, что он нацелился только на тех, кто представлял политическую опасность, на таких, как Владимир Гусинский и Борис Березовский. Судя по всему, Путин заключил мир с Ходорковским и другими олигархами, которые находятся вне политической сцены.
Ходорковский не чувствует вины за поддержку линии Кремля: "Одним из факторов, необходимым для удачного ведения бизнеса, является поддержка государства", говорит он. 
Перевод: Рафаэль Сайдашев, Страна.Ru
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации