Олигар олигарху волк

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::22.03.2004

Олигарх олигарху волк

«Дело о 42 миллионах»: Смушкин заложил Брудно

Андрей Рогов

Один из акционеров «ЮКОСА», Михаил Борисович Брудно, если длинные руки российских правоохранителей до него все-таки дотянутся, может с полным на то основанием благодарить за свою путевку в казенный дом коллегу по олигархическому цеху - Захара Давидовича Смушкина.

Основатель лесопромышленного холдинга «Илим Палп Энтерпрайз» заложил сподвижника господина Ходорковского в Москве на встрече со следователями МВД, занимающимися многочисленными делами, в которых засветились владельцы и менеджеры компании. Захара Давидовича вызывали для того, чтобы он дал объяснения по поводу неисполнения инвестиционной программы на контролируемом ИПЭ Котласском ЦБК (Архангельская область), неуплаты налогов, организованной холдингом «прослушки» конкурентов и подлоге документов на состоявшемся в прошлом году собрании акционеров «Братского лесопромышленного комплекса» (Иркутская область). Сложив в уме сроки за каждое из своих преступлений, хозяин ИПЭ совсем было приуныл. Но вовремя вспомнил о борьбе государства с компанией ЮКОС. И в надежде на прощение решил «помочь следствию».

Дело в том, что в 90-х годах прародитель ЮКОСа «Менатеп» получил контроль над Усть-Илимским ЛПК (Иркутская область) через некое АОЗТ «Полимит» - под обещание государству инвестировать в комплекс 180 миллионов долларов. Деньги действительно были перечислены на счет предприятия, но уже через несколько месяцев полностью вернулись «Менатепу» - якобы из-за того, что на УИ ЛПК не знали, как их потратить. Понятно, что инвестиции были чисто формальными, а Михаил Брудно, под руководством которого государство и трудовой коллектив предприятия были обмануты, стал главным кандидатом на вакантное пока место на скамье подсудимых за мошенничество.

Любопытный нюанс: в числе крупных акционеров УИ ЛПК фигурировало ЗАО «Илим Палп Энтерпрайз», которое в то время установило контроль над соседним Братским ЛПК. Между тем, еще при строительстве этих предприятий в советские времена предполагалось, что они станут элементами единой производственной цепочки. Естественно, что ИПЭ с вожделением посматривал и над УИ ЛПК. Но учитывая, что бороться с ЮКОСОМ у ИПЭ сил не было, получить контрольный пакет предприятия Смушкину поначалу не удалось. Зато он вошел в состав членов совета директоров общества и принимал активное участие в управлении им. И посему был прекрасно осведомлен о мошенничестве с «инвестициями» и выводом активов, а также прекрасно представлял себе, какой ущерб наносится предприятию.

Так что, что сбор компромата на прежних акционеров для Смушкина как бывшего члена совета директоров предприятия проблемы не представлял. К тому же история с приватизацией комплекса и выводом активов – не единственный «компромат» на Брудно, переданный хозяином ИПЭ прокуратуре. В 1996 году УИ ЛПК под залог акций и гарантии «Менатепа» взял кредит в «Сбербанке». Не много ни мало – 42 миллиона долларов. Деньги бесследно растворились в одной из многочисленных структур ЮКОСа. А когда представители госбанка попытались получить заложенные акции, то оказалось, что «Менатеп» давно УИЛПК реформировал, активы вывел во «внучатую» фирму, а юридическое лицо, бравшее кредит, и даже посреднические конторы-однодневки (созданные, видимо, для перестраховки) – преднамеренно обанкротил.

На всех документах, связанных с деньгами «Сбербанка», стоит подпись Михаила Брудно. Так что в Главном следственном управлении МВД Центрального федерального округа с нетерпением ждут совладельца ЮКОСа, чтобы задать ему ряд неприятных вопросов, которые подсказал Смушкин, и предъявить обвинение в невозврате кредита.

Что касается роли ИПЭ во всех этих злоупотреблениях, то представители компании не раз публично отрицали свою причастность к ним. Но, во-первых, как уже отмечалось, член совета директоров Смушкин не мог не знать о хитрых рокировочках на УИ ЛПК. Да и вообще, знающие люди утверждают, что в таких делах принято делиться с соратниками, так что Захар Давидович наверняка свою долю тоже поимел.

А во-вторых, не так давно всплыли документы, согласно которым нынешний гендиректор ИПЭ Костылев заключал договор с УИ ЛПК на некие консультационные услуги, которые он якобы оказывал. Стоили они немало – 300 тыс. рублей (очень крупная сумма на то время), но вот что из себя представляли, никто в Иркутске хоть убей не помнит.

Ну что ж, можно напомнить: в тот период Костылев являлся главным бухгалтером ИПЭ и уже вовсю практиковал разные хитрые экономические схемы. Так что консультационные услуги скорее всего, являлись разработкой плана по одурачиванию государства вкупе со Сбербанком.

Сегодня Смушкин, понимая, что если проделками в российском леспроме заинтересовалось государство, решил подставить подножку бывшему партнеру, чтобы отвлечь внимание от себя правоохранительных органов. Но была, впрочем, и вполне материальная причина подкинуть полено в костер под Брудно и Ходорковским: УИ ЛПК «Илим Палп» покупал на деньги «юкосовского» «Доверительного инвестиционного банка» (ныне – банк «Траст»), который с этой целью ссудил ему около 250 миллионов долларов. Получается, что чем хуже будет ЮКОСу и аффилированным с ним структурами, тем больше шансов у ИПЭ сохранить свой бинес, свалив все беды на ЮКОС. Короче говоря, Смушкин укусил кормящую его руку, протянувшую совсем недавно ни много, ни мало – четверть миллиарда долларов. Такая своеобразная благодарность олигарха.

Стукачество Смушкина, как нетрудно догадаться, стало для следственных органов яичком к Христову дню. Материалы, переданные Захаром Давидовичем следствию, оказались настолько убойными, что уже спустя несколько дней ничего не подозревавший о подставе Брудно узнал о международном следственном поручении об объявлении себя в розыск.

И все-таки интересно, на что надеялся хозяин ИПЭ, закладывая Брудно? Неужели на то, что ему простят многие нарушения Закона, совершенные за последние годы? Или на сделку со следствием, по которой проворовавшемуся лесному олигарху даруют «грант свободы» в обмен на чужое грязное белье? А может, Смушкин хочет повесить свои экономические преступления на опальных акционеров нефтяной компании, которых сейчас принято обвинять во всем подряд?

Однако овчинка вряд ли стоит выделки. Так дешево и по собственной инициативе отдав Брудно на растерзание прокуратуре, Захар Давидович больше проиграл, чем выиграл. Во-первых, он чудовищно подорвал свою репутацию среди представителей российского олигархата, особенно среди банкиров. А мир ведь, как известно, весьма тесен. И весть о том, что Смушкин сдал властям не просто коллегу, а дважды «своего» (по пятой графе советского паспорта) - быстро облетела все московские и питерские кабинеты, синагоги и кошерные рестораны. Сидят сейчас, наверное, господа Фридман и Авен - и голову ломают, не сболтнули ли они чего-нибудь лишнего в ходе недавних переговоров с руководством «Илим Палпа», когда Смушкин пытался всучить 15% своей компании в обмен на финансовую поддержку и защиту от нападок конкурентов из «Континенталь менеджмента». А Ходорковский и Лебедев, которые тоже сидят, но не в офисе, а в СИЗО, рискуют обзавестись новыми уголовными делами. Да и Брудно в конце концов может оплатить той же монетой, выдав и автора схем Костылева, и их идейного вдохновителя Смушкина. Что касается банков, которые работали с ИПЭ, то они уже гудят как растревоженные ульи – их хозяева совершенно обоснованно опасаются того, что Захар Давидович, встав на тропу стукачества, уже с нее не сойдет и сольет правоохранительным органам компромат уже на них.

На зоне таких стукачей называют крысами. И поступают с ними так же, как с петухами. Законы олигархической тусовки, впрочем, недалеко ушли от тюремных - и предателей общих корпоративных интересов, бывало, «мочили» черным пиаром и награждали всеобщим презрением.

Смушкин и сам понял, что ходит по краю пропасти. Говорят, на недавней встрече в Израиле с прячущимся там от российских правоохранительных органов Леонидом Невзлиным Захар Давидович заметно нервничал и прятал глаза. Наверное, боялся. И правильно делал, ведь совладелец ЮКОСа только на вид такой милый и интеллигентный гуманитарий. На самом же деле может в асфальт закатать - и даже не поморщится.

Тогда Невзлин ничего не знал о «сливе» на Брудно. Теперь, надо полагать, его уже проинформировали. Рискнет ли Смушкин еще раз наведаться в гости к Леониду Борисовичу, или же предпочтет остаться в России, бегая от следствия и увеличив раз этак в пять и без того немаленький штат своей охраны? Время покажет.