Олигар финансовы сумерек

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::03.07.2000

Олигарх финансовых сумерек

Говорят, наша жизнь прогнет кого угодно. Но это только кажется...

Аналитическая группа

Converted 10724.jpg         Потанина заказали. Заказчиком выступило государство. Всю последнюю неделю Владимир Потанин провел в общении с Генпрокуратурой, а в конце недели был вызван на ковер в Кремль. Президент лично пожелал разобраться в скандале по приватизации крупнейшего в мире производителя платиноидов. Почему после почти двухлетнего информационного отсутствия имя автора скандально известных сделок с покупкой «Норильского никеля» и «Связьинвеста» вновь на слуху? В информагентствах замелькали сообщения о новой мегасделке Потанина, сравнить которую можно с покупкой «Норильского никеля». Потому что это... продажа «Норильского никеля». По одной из версий, сделка нужна для того, чтобы срочно вывести из-под криминального оттенка активы, до которых вот-вот доберется Генеральная прокуратура

Власть и капитал

До последнего времени власть не давала себе труда определить свое отношение к олигархам. В середине прошлой недели отношение к пересмотру приватизации сформулировал Михаил Касьянов. Законы, сказал он, даже если они неправильные, пересматриваться не будут. Но если были нарушения даже этих неправильных законов, то за них государство спросит. Тем самым премьер дал понять, что заминать вновь разгорающийся скандал с приватизацией «Норникеля» не намерен. Тут и появились сообщения о продаже «НН».

«В отвалах «Норильского никеля» содержание платиноидов настолько высоко, что отрабатывать их рентабельнее, чем многие месторождения Южной Африки, — проясняет ситуацию один из экспертов Министерства природных ресурсов РФ. — Запасы этих отвалов очень велики, но не рекламируются. Западные фирмы неоднократно обращались к руководству «НН» с предложениями начать их переработку. И цена пакета РАО «НН» определяется не его капитализацией, а содержанием платины и платиноидов в отвалах комбината....» Видимо, поэтому, ведя торг, западные покупатели в основном ориентированы на доходы от малозатратной переработки этих отвалов в случае перехода комбината в их собственность. Видимо, это же и подвигло Потанина спешно начать торг с кредиторами даже в такой щекотливой ситуации.

Но чтобы разобраться во всех этих удивительных метаморфозах, стоит совершить небольшую, но интересную экскурсию в историю головокружительной карьеры трижды орденоносного предпринимателя Владимира Потанина.

Начало пути наверх

Сейчас, после того как сотни миллиардов долларов уже эффективно разворованы и успешно вывезены из России в виде беглых капиталов отечественной номенклатуры, система спецраспределителя госсобственности, можно сказать, переживает кризис. А ведь она знавала и лучшие времена. Причем наступили они задолго до воплощения в жизнь бессмертной формулы отечественных реформаторов: «Наше светлое будущее — это демократия плюс ваучеризация всей страны».

Золотые (в прямом и переносном смыслах) деньки для системы спецраспределителя госсобственности настали в 1988 — 1991 годах, которые для простых советских людей выглядели эпохой перестройки, а для людей с практическим складом ума и с номенклатурными связями — эпохой так называемого комсомольского бизнеса, осуществлявшегося в основном через систему центров научно-технического творчества молодежи. Основным назначением этих «творческих» центров, находившихся под жестким контролем партноменклатуры и КГБ, на самом деле была массированная перекачка активов КПСС и госбюджета в весьма разветвленную сеть фирм, ставшую базой для всплывшей вскоре на поверхность системы «приятельского капитализма».

За деловитыми комсомольскими функционерами, формально возглавлявшими творческие центры по отмыванию госбюджетных средств, реально стояли фигуры теневые и куда более крупные в советской партийно-хозяйственной иерархии. Часть недавних секретарей комсомольских организаций смогла перерасти роль «председателей Фуксов» и самим стать «миллионерами Корейко» (если только их — слишком много знающих — миновала пуля киллера). А иные смогли даже приобрести общероссийскую известность в качестве олигархов федерального уровня. К их числу относится и нынешний глава ОНЭКСИМбанка Владимир Олегович Потанин.

Судьба его хранила — родился он сыном человека, занимавшего не последние посты в системе советской внешней торговли. Прекрасное прошлое позволило будущему банкиру не только поступить в престижный Московский институт международных отношений, но и распределиться после его окончания в «Союзпромэкспорт» на сверхперспективную тематику торговли цветными металлами. Активно участвуя в работе комсомольской организации Министерства внешнеэкономических связей, будущий олигарх всего за два года смог наработать у части руководства министерства репутацию человека, которому можно доверить щепетильные бизнес-схемы.

Под чутким патронажем заместителя министра внешнеэкономических связей В. Шилина и начальника отдела валютно-экспортных операций Международного банка экономического сотрудничества при СЭВ Михаила Прохорова создается внешнеэкономическая ассоциация «Интеррос». Эта возглавляемая Потаниным посредническая структура стала одним из основных каналов экстренного вывоза продукции с высоким экспортным потенциалом из страны.

Стремительный рост объема сделок через «Интеррос» отражал не столько активизацию экономического обмена с Западом, сколько подготовку к обрушиванию обменного курса рубля и фантастической прибыльности расчетов новых владельцев вывезенных товаров с Российским государством. Золотой жилой для Потанина и Прохорова стали также операции, связанные с дележом финансовых активов и пассивов СССР за рубежом.

Деловая репутация «Интерроса» в 1992 году оказывается изрядно подмоченной из-за сотрудничества с рядом фирм по отмыванию теневых капиталов. Злые языки упоминали, как водится, о солнцевской и долгопрудненской организованных преступных группировках. В это же время Потанин затеял многократную смену учредителей «Интерроса» — так что уже практически невозможно разобраться в многочисленных юридических субъектах его финансовых операций. Криминализация деятельности ассоциации и многочисленные контакты с бандитами заставили Потанина срочно укреплять службы безопасности, что, впрочем, так и не уберегло одного из руководителей «Общемашэкспорта» С. Ветлугина от пули киллеров.

Эпоха великого передела требовала своих героев — с государственным размахом и «государственным менталитетом». Потанин через свои обширные связи легко добивается лицензии на операции со спецэкспортерами и начинает приобщаться к экспорту вооружений как раз в канун начала вывода Западной группы войск из Германии — увлекательнейшего для приятельского бизнеса мероприятия. Одна потанинская структура даже фигурирует в так называемом списке Болдырева — перечне фирм, причастных к масштабным пропажам оружия и другой российской собственности в ЗГВ.

Налаженные по ходу «спец- экспортных» операций отношения с коррупционерами в генеральской форме позволили Потанину вскоре выйти на новый виток своей управленческой и политической карьеры.

Фирменный стиль олигарха

В отличие от вальяжного Константина Борового и маргинального Сергея Мавроди, суховато-прагматичный Потанин вовремя уловил тенденцию и стал переключаться на банковскую деятельность. Тренировка в новой для него сфере прошла в созданном совместно с Михаилом Прохоровым банке «Международная финансовая компания». Первоначальные активы МФК были во многом связаны с ведущим учредителем — Банком внешней торговли РСФСР.

Новой ключевой дочерней структурой, через которую в 1993 году осуществлялись основные бизнес-комбинации Потанина, стал Объединенный экспортно-импортный банк (ОНЭКСИМбанк), быстро наработавший респектабельный имидж как «банк вице-премьера Сосковца», обслуживающий предвыборные кампании блока «Наш дом — Россия». В связи с падением рентабельности посреднических операций была найдена новая перспективная идея сомнительного бизнеса — предоставление банками кредита государству под залог госпакета акций подлежащих приватизации предприятий, производящих продукцию с высоким экспортным потенциалом.

Государство в этой схеме напоминает не только дойную корову, но и змею, пожирающую саму себя посредством заглатывания собственного хвоста. Сначала высокопоставленные коррупционеры объявляют аффилированные с ними банки «банками с государственным менталитетом», потом ставят их на осваивание государственных активов, затем удивляются острейшему дефициту госбюджета и в конце концов признают необходимость взятия государством коммерческих кредитов у банкиров. Разумеется, заранее было известно, что заложенные под кредиты лакомые кусочки госсобственности государству уже не вернутся.
       Идею залоговых аукционов Владимир Олегович озвучил на заседании кабинета министров в марте 1995 года от имени всего банковского сообщества, и уже вскоре это позволило Потанину проводить предельно агрессивный захват привлекательных предприятий. Очевидно, что ему была обеспечена гарантия, что контролирующие государственные органы в течение нескольких лет будут в упор не замечать самых вопиющих нарушений законодательства.

Например, владельцем контрольного пакета акций крупнейшего в мире производителя никеля, платины и кобальта ОНЭКСИМбанк стал, предложив наилучшие среди всех трех участников (остальные претенденты были грамотно отсечены) условия на залоговом аукционе 17 ноября 1995 года. Соревнование Потанина за комбинат «Норильский никель» шло с потанинским же банком МФК и никому не известным обществом с ограниченной ответственностью «Реола», которое декларировало свою готовность выложить сотни миллионов долларов.

Разумеется, пакет акций достался Потанину за сумму, минимально превосходящую стартовый уровень аукциона, — всего за 170,1 миллиона долларов. При том, что, по экспертным оценкам, рыночная стоимость пакета составляла не менее 310 миллионов долларов.

По подобным же схемам, успешно не замеченным Генпрокуратурой времен Скуратова, Потанин за бесценок становится в 1995—1996 гг. владельцем большего пакета акций нефтяной компании «Сиданко» (которая вслед за «Норникелем» в результате высококвалифицированного обгладывания ОНЭКСИМом быстро становится убыточной), а также ряда других крупных предприятий стратегического характера.

Характерный для Потанина пример инвестиционной деятельности по возрождению российского производства — приобретение пакета акций череповецкого комбината «Азот», которому Владимир Олегович в полном соответствии с условиями конкурса дал инвестиции и вернул их себе... через два дня. Впрочем, эта акция имела для ОНЭКСИМа не вполне гладкие последствия, поскольку из-за нее был арестован заместитель председателя правления банка Григорий Кошель.

Семибанкир в госбюджетном огороде

Разумеется, рискованная деятельность Потанина по перехвату госсобственности у влиятельных конкурентов предполагала не только высокую «крышу», но и значительные инвестиции в сохранение перспектив этой «крыши», в том числе и в форме финансирования избирательной кампании Ельцина. Очевидно, что Владимир Олегович сыграл в семибанкирщине какую-то особую роль, поскольку переизбранный чудесным образом президент России предложил ему пост вице-премьера, курирующего финансово-бюджетную сферу.

Результаты семимесячной деятельности Потанина в Белом доме поразили даже привыкших ко всему олигархов. Вместо защиты корпоративных интересов банковского сообщества Владимир Олегович самым бесцеремонным образом создавал решениями правительства преимущественные условия для собственных структур, посягая даже на бизнес-интересы Черномырдина (что и послужило главной причиной отставки Потанина из правительства в марте 1997 года).

Глава ОНЭКСИМа, как слон, оттаптывал ноги другим — даже несколько опешившим от его нахальства — олигархам. Именно тогда родилась знаменитая среди предпринимателей поговорка: «Если вы поздоровались за руку с Потаниным, не забудьте сразу проверить, все ли пальцы у вас на месте!»

ОНЭКСИМбанк получил для обслуживания счета таможни, а ряд других родственных Потанину предприятий — весьма выгодные зачеты и контракты (в том числе связанные с обслуживанием долгов Ирака и Украины, а также с северным завозом и беспримерным в отечественной истории послевоенным «восстановлением чеченской экономики»). Но самым крупным достижением Владимира Олеговича в этот период стало выстраивание прекрасных отношений с Чубайсом, имевшим тогда неограниченный кредит доверия со стороны Запада.

Делегирование Анатолием Борисовичем этого доверия новому вице-премьеру вскоре позволило Потанину войти в анналы истории предпринимательства, обманув общепризнанного гения финансовых схем Джорджа Сороса при перехвате у Березовского и Фридмана блокирующего 25-процентного пакета акций телекоммуникационной компании «Связьинвест». Это удалось не без помощи известного радетеля российской государственности и выдающегося (своими гонорарами) отечественного писателя Альфреда Коха, подписавшего в качестве главы Госкомимущества специальное распоряжение о том, что итоги конкурса считаются действительными — несмотря на ряд весьма обескураживающих моментов, включая отсутствие подписи одного из членов комиссии.

Финансовый кризис как благодать финансиста

Оставаться банкиром после 17 августа 1998 года стало уже не модно, и Потанин поменял свой имидж главы ОНЭКСИМбанка на имидж главы «Интерроса» (только уже не посреднической ассоциации, а финансово-промышленной группы). Его стратегия теперь была связана с приобретением блокирующих пакетов промышленных предприятий и вымогательством у держателей контрольного пакета в обмен на отсутствие дезорганизующих работу предприятия действий «Интерроса».

Продолжилась и традиционная линия увода активов от кредиторов. К примеру, РАО «Норильский никель» вдруг отказалось от своих прав на разработку месторождения и перевело свои активы в срочно созданную «Норильскую горную компанию».

А сейчас Потанин, по сути, получил возможность давить на правительство далеко идущими политическими и инвестиционными последствиями возможной отмены результатов залогового аукциона по «Норильскому никелю». До последнего времени это ненавязчивое давление проходило вполне успешно. Проявилось оно, в частности, в готовности аудитора В. Соколова выполнить малообоснованную просьбу по признанию самого себя некомпетентным и провести повторную проверку Счетной палатой законности приватизации «Норильского никеля». (Кстати, В. Соколов сразу после этого участвовал в выборах в Госдуму от КПРФ по Норильскому округу.)

Но теперь, похоже, спустить на тормозах дело не удастся. Так как не только кредиторы ОНЭКСИМа, но и само государство заинтересовано в возврате исчезнувших средств. Затянувшееся общение Потанина с Генпрокуратурой и прозрачные намеки Касьянова говорят о том, что Потанина действительно заказали. Вопрос только в том, сколько времени отпущено для выполнения госзаказа.[...]