Ольга Ларина защиты своей собственности

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::16.08.2007

Ольга Ларина - боец на фронте защиты своей собственности

Имущество завода Стройдормаш пришло в полную негодность, здание снесено, на землю наложены обеспечительные меры

Валентина Москвина

Ольга Ларина… Что у Вас вызывает это сочетание имени и фамилии, правильно – А.С. Пушкин, девушка, ищущая любви, нашедшая ее, и потерянная, разбитая жизнь. В 21 веке, в России Ольга Ларина - боец на фронте защиты своей собственности, бескомпромиссная, изучающая по пути становления капитализма акционерное законодательство, и требующая и требующая справедливости лично для себя Ольги Лариной.

А еще Ольга Ларина это скромная, не очень хорошо одетая женщина, добирающаяся до здания судов всех инстанций и калибров исключительно на общественном транспорте. Правда люди, хорошо знающие нашу героиню, часто видят ее на замечательном джипе Хонда CRV, в роскошных шубах и костюмах по сезону. Но вот машина останавливается метров за 500 до здания суда, и выходит уже наша героиня в телогрейке и шлепанцах, да, да именно в шлепанцах, и зимой и летом. Конечно, если у нашей Ольги нет денег ни на одежду, не на адвокатов, ни на себя любимую, то все судьи должны проникнуться жалостью и болью за собственность ее Оленьки. А как все хорошо начиналось!

Замечательный завод, после приватизации, с множеством акционеров, самих же работников, как это часто бывало, в период перехода собственности из государственной в частную. И вот уже не заводик, а громкое и важное имя – ОАО «Опытный завод «Стройдормаш»». Из названия понятно, что-то там для дорожного строительства, но вот беда в стране Россия, да и в Подмосковье, стали строить все больше и больше не нашими машинами, и рабочими, а иностранными. Дешевле и проще. Но, созданной частной собственности вместо завода не повезло еще больше.

Свой печальный опыт работы в банке Ларина пыталась применить и на любимом завод. Наша Оленька являясь руководителем Химкинского отделения Инком банка, начинает скупку акций заводика от имени банка. Банк разоряется, оставив половину населения Химок без вложений, а ценные бумаги попадают за долги в Химкинский трест газового хозяйства. Куда делись акции завода неизвестно, но после убийства руководителя треста акции завода, всплывают в руках все той же Лариной – бывшего руководителя отделения обанкротившегося банка.

Завод уже должен всем резко, производство прекращается, основной источник наличных денег себе любимой – сдача в аренду помещений. Строится уютный коттедж в Сходне, приобретается другая недвижимость. Ничего плохого для достойного существования одного акционера (в отличие от других 300-сот). Но, что хорошо для одного явно плохо для целого завода. Понимая, что завод - единственный источник существования шикарной жизни, Оленька решается на отчаянный шаг и, выкупив долги на себя, легко вешает их на завод. Почувствовав себя после отмены банкротства полноправной хозяйкой и абсолютно утратив различие между своей собственностью и собственностью завода, Ларина провозглашает свою собственную диктатуру и становится генеральным директором. Естественно привлекается муж (Харин Олег Николаевич), он уже в управлении завода и сын Ларин Юрий Семенович – активно обустроивший на заводских площадях фирмочку по производству кошачьих туалетов.

Но акционеры – не так глупы, как думалось Лариной. К 2002 году начались вопросы – когда польется обещанный золотой дождь? Ларина ответила просто – я больной человек – и в течение 8 месяцев на заводе не появляясь, разъезжая по курортам Канарских островов. Закономерный в этом случае вопрос акционеров: А зачем нам такой директор? Ларина восприняла как личное оскорбление и покушение на ее любимую собственность.

Последствия дефолта, болезненность Оленьки и стоимость лечения на Канарах, ненужность самой продукции стали настолько явными, что акционеры поняли – акции это бумажки, даже мало пригодные для полезного интимного дела, не то, что для начисления дивидендов. Наша Ольга при этом пыталась доказать, что все замечательно и хорошо, и вот, вот прольется золотой дождь, но плодоносящая туча прошла мимо и Ольгу нашу не задела. И стали акционеры искать возможность, как заработать деньги, не золотые, а бумажные. Как положено, продали они свои бумажки, и на горизонте перед Лариной замаячил новый собственник, который уже не захотел выслушивать сказки о золотом дожде, а попытался выровнять предприятие и заставить его работать. Не тут то было. Я себе хозяйка вскричала наша Ольга, или нет? Конечно хозяйка, и выслала она с завода весь Совет директоров, взяла и распустила, своим велением и хотением. Захотела Ольга в 19 веке убежать с офицером, и убежала, захотела Ольга в 21 веке выгнать Совет и выгнала. А, дальше? А дальше – суды, суды и … суды.

Новый собственник вместе с изгнанным Советом директоров, прекращает полномочия Генерального директора, что вполне объяснимо и понятно. Нельзя оставлять руководителя, который так долго обманывал людей и своим неумением довел предприятие до разорения, и который не способен считаться с чужой собственностью, а признает лишь свою. И вновь Оленька решается на отчаянный шаг – и высылается производитель кошачьих туалетов на завод. Как всегда милиция, люди в масках, угрозы, ну, как в кино. Правда тогда кино не было со счастливым концом, а закончилось оно возбуждением уголовного дела в отношении любителя кошачьей чистоты.

Желая спасти предприятие, новые акционеры переводят его в Республику Калмыкию, где для сохранения производства есть все предпосылки, включая щадящий налоговый режим. Ну, нет, заявляет Ольга и вперед в тапочках отправляется в шахматное королевство. Но, в шахматном королевстве суды поначалу не поняли не нарядов Лариной, ни ее аргументов. И, казалось бы, вот все закончилось, можно работать. Да нет, не знало тогда шахматное королевство, возможностей нашей Ольги.

Если знать духовника Председателя Федерального Арбитражного суда Северо-Кавказского округа, а к его жене приехать на общественном транспорте в тапочках, то тогда можно обо всем договориться, даже денег на адвокатов не потратить. И попадается на удочку просвещенный юрист, один из лучших учеников бывшего Председателя Высшего Арбитражного суда РФ, доктор юридических наук. Что здесь сыграло свою роль – жалость, жена, духовник, остается загадкой. Но, за постановление, которое принимается под давлением Председателя, стыдно должно быть ему в первую очередь. У Председателя была не бедная Лиза, а с жестокостью защищающая свою собственность Ольга. Да, и понять, что защищал сам Председатель теперь уже сложно.

А, еще есть судья Арбитражного суда Республики Калмыкии – Конторова Дина Георгиевна, чья связь с нашей Оленькой не поддается никакому окончательному анализу. Уже давно нет имущества завода, оно просто пришло в полную негодность. Раз нет имущества, решает наша многоопытная судья тогда будем разбираться с собственностью лиц, имевших неосторожность приобрести на рынке остатки бывшего имущества завода. Вместо абсурдных решений в судах Северо-Кавказского и Московского округов требующих восстановить несуществующий завод и производство, Конторова из далека шахматного королевства пытается отобрать уже не только личную собственность, но и землю никогда не принадлежащую заводу. Юридический адрес во исполнение решения шахматного королевства переведен обратно в Московскую область, но этого мало, наша достойнейшая судья вот уже в течение года продолжает с маниакальным упорством накладывать обеспечительные меры, а проще говоря пытаясь арестовать имущество, землю и все что подвернется под руку. Правда дело давно в архиве, но разве это имеет значение. При этом даже для приличия Конторова и Ларина не скрывают своих замечательных отношений и, следуя легенде о разорении, Ларина находит и стол и кров у сердобольной Конторовой.

Представьте себе – Вы вкладываете свои деньги, умение и возможности.

И ничего у Вас не получается, потому что у Вас на пути возникает отнюдь не Пушкинская барышня, а актриса способная рыдать часами. Через 4 года борьбы, Вы понимаете, все предприятие уже невозможно спасти, и Ваши деньги тоже .

И Вы защищаетесь, как можете и от лучшего ученика, просвещенного юриста тоже. Развалившееся, в прямом и переносном смысле, здание сносится, его содержать становится все более и более проблематичным. А суд, что суд, он ведь выносит решение по пустоте, а не по зданию. И трагичная, и комичная ситуация. Аресты накладываются на то чего, нет. И не видно конца этой истории. Теперь суды перенеслись в Московскую область, и уже здесь наша Ольга приходит в заседание в тапочках.

Итог – итог плачевен. Нет предприятия, нет работы у людей, есть только решение суда – да и оно пустое, потому что защищает пустоту.