Они возвращаются

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Сегодня", origindate::15.02.2000, Фото: "Росбалт"

Они возвращаются

Возможный кремлевский кандидат в губернаторы Санкт-Петербурга сажал диссидентов

Вадим Несвижский

Converted 10315.jpg

Известие о том, что первый замдиректора ФСБ Виктор Черкесов может стать губернатором Петербурга, потрясло многих горожан

Петербургская интеллигенция потрясена известием о том, что один из "московских петербуржцев" может вернуться в Питер на белом коне. Речь идет о бывшем главе питерского ФСБ Викторе Черкесове, увезенном Владимиром Путиным в столицу на пост первого заместителя директора ФСБ России. "Белым конем" может стать должность питерского губернатора, в борьбе за которую и.о., как говорят, сделал ставку на своего коллегу. Такими слухами полнится местная пресса. По информации "Сегодня", циркулируют они и в Смольном, и в питерском ФСБ.

Московской публике о человеке, готовящемся стать кандидатом Кремля на кресло хозяина северной столицы, известно немного. Согласно официальной справке ФСБ, Виктор Васильевич Черкесов родился в 1950 году в Ленинграде. В 1973 году окончил юрфак Ленинградского университета, а уже через два года поступил на службу в КГБ. Занимался оперативной работой, был следователем, а с 1988 года - главой следственного отдела ленинградского КГБ. В 1992 году назначен начальником санкт-петербургского управления МБР (Министерство безопасности России), а в 1998 году - первым заместителем директора ФСБ России. В 1985 году награжден орденом Красной Звезды. За какие именно заслуги - в справке скромно умалчивается. Однако в Петербурге о достижениях нынешнего путинского фаворита многие знают не понаслышке.

Виктор Васильевич отлавливал и отправлял в лагеря питерских диссидентов, распространявших и почитывающих "подрывную литературу" типа произведений Солженицына, Пастернака или Набокова. Только по пресловутой 70-й статье (антисоветская агитация и пропаганда) нынешний кремлевский фаворит отправил в лагеря целую команду питерских интеллигентов. Владимир Пореш (арестован в 1979 году), Вячеслав Долинин (1982 г.), Ростислав Евдокимов (1982 г.), Гелий Донской (1983 г.), Дмитрий Аксельрод (1984 г.) - вот далеко не полный список жертв преданного "солдата партии". В 1987 году все эти люди были освобождены по горбачевской амнистии, а еще через несколько лет реабилитированы согласно принятому в 1991 году закону "О реабилитации жертв политических репрессий".

О следователе Черкесове бывшие диссиденты вспоминают до сих пор. Вячеслав Долинин: "Я был арестован 14 июля 1982 года по обвинению в антисоветской агитации и пропаганде (70-я статья УК РСФСР), мне вменялись издания информационного бюллетеня Союза межпрофессиональных объединений трудящихся, авторство статей в журнале "Посев" и распространение литературы, которая по тем временам являлась криминальной: книг Солженицына, Зиновьева, Войновича. Результат - 4 года лагеря и 2 года ссылки. Лагерный срок отбыл полностью, а ссылку - нет: в феврале 1987 года по горбачевской амнистии освободился досрочно. Тогда, в феврале, на свободу вышли 150 человек, среди них и проходивший вместе со мной по одному делу Ростислав Евдокимов. Мое дело вел непосредственно Виктор Черкесов. Дело Евдокимова - следователь Егерев, который находился в группе Черкесова. Сначала было в группе 4 следователя, но потом добавили еще майора Васильева из Чебоксар. Кстати, это не случайно: Черкесов считался уже тогда в КГБ компетентным специалистом по ведению политических дел, и к нему посылали обучаться расправе над инакомыслящими следователей из других городов".

Ростислав Евдокимов: "Я был арестован 22 июля 1982 года, спустя месяц с лишним после обыска и ареста Долинина. Был приговорен к 5 годам лагеря строгого режима и 3 годам ссылки. Именно Черкесов, будучи капитаном КГБ, допрашивал Долинина в начале и в конце следствия и меня. Его стиль ведения следственных действий отличается безграмотностью, в том числе общеобразовательной (во время допроса мне лично как-то пришлось исправлять протокол, где Вена была названа столицей Швейцарии)...

...Грешил Черкесов амбициозностью и особым цинизмом (он прямо заявлял, что офицеры КГБ могут и должны нарушать письменные законы ради сохранения "высших", то есть партийных законов). В свое время именно Виктор Черкесов выступал по ленинградскому телевидению и демонстрировал телезрителям изъятые у меня при обыске старенький факс-аппарат, объясняя, что это - супершпионский прибор, изготовленный для меня спецслужбами Запада".

Известный писатель Игорь Бунич сталкивался с Черкесовым дважды: в 1980 и 1982 годах, проходя в качестве свидетеля по делам, которые вел офицер КГБ. Впрочем, литератор отделался сравнительно легко: всего лишь лишился работы в Военно-морской академии.

Бунич вспоминает, что тогда Черкесов занимал переделанный из туалета кабинет N13 в конце одного из коридоров "большого дома" (резиденция ленинградского КГБ): "На допросах следователь охотно пользовался принципом, провозглашенным еще Александром Шуваловым, начальником Тайной канцелярии в бытность Елизаветы Петровны, - "главное - привести обвиняемого в изумление", - вспоминает Игорь Бунич. - Черкесов откровенно рассказывал "клиентам" о своей методике. Перед подследственным выкладывались три почти одинаковых статьи Уголовного кодекса, по которым проходили все диссидентские дела: 190-прим., 70-я и подрасстрельная 64-я. Если подследственный соглашался помочь следствию (то есть стучать), его обещали осудить по 190-й, с возможной заменой лишения свободы условным сроком, а если следовал отказ, то обвиняемый шел по более суровой статье.

Тем не менее, признается Бунич, глупо делать из Черкесова этакого монстра без души: в действительности ничто человеческое чекисту было не чуждо. Так, вспоминает Бунич, когда во время допроса звонила его дочка, интересовавшаяся, чем же сейчас занят дорогой папочка, тот елейным голосом отвечал в трубку: "Допрашиваю, кошечка!".

Среди питерской интеллигенции Черкесова называют одним из главных душителей демократического движения в Ленинграде. И надо полагать, для таких выводов были веские основания. Черкесов часто говорил, что, борясь с врагами КПСС, он находится на переднем крае борьбы за светлое будущее человечества, а книги Пастернака и Солженицына - это клевета, которая никогда не будет издана...

Стыдно ли "солдату партии" хоть сейчас перед теми людьми, которым он искалечил жизнь, отправляя один за другим в пермские лагеря? "Нет, мне не стыдно за то, что я делал!" - раз и навсегда ответил Черкесов журналистам на одной из пресс-конференций в Санкт-Петербурге. И в это легко поверить: нынешний фаворит Владимира Путина не был "рядовым исполнителем". Уже в разгар перестройки, в 1988 году, едва став начальником ленинградского УКГБ, Черкесов прославился на всю страну, инициировав последнее в СССР дело по печально памятной 70-й статье Уголовного кодекса. Дело против членов Демократического союза, которые распространяли антисоветскую пропаганду, сопровождалось массовыми обысками по всему городу - у демсоюзовцев Екатерины Подольцовой, Юлия Рыбакова (ныне депутата Госдумы от Санкт-Петербурга), Владимира Терехова и других. На сей раз, правда Черкесов никого посадить не успел: на съезде народных депутатов в Москве отменили 70-ю статью...

В 1992 году, когда Черкесов был назначен на должность начальника питерского управления Министерства безопасности России, местная общественность буквально встала на дыбы. 20 ноября сессия Петросовета, до сих пор постоянно пребывавшая в состоянии перманентных дрязг, на редкость единодушно (117 голосов "за", 27 - "против" и 15 воздержались) приняла обращение к президенту России с просьбой отменить назначение Черкесова - "человека, участвовавшего в организации политических процессов против участников демократического движения 80-х годов".

Однако "питерский бунт" окончился безрезультатно, а 13 декабря 1992 года министр безопасности Баранников во всеуслышание признался, что "назначение Черкесова было согласовано с мэром Санкт-Петербурга Анатолием Собчаком".

Справка ФСБ (август 1998 года): "Указом президента РФ начальник петербургского ФСБ генерал-лейтенант Виктор Черкесов назначен первым заместителем директора ФСБ России. Назначение произведено по представлению директора ФСБ Владимира Путина".

Справка санкт-петербургского общества "Мемориал": "Виктор Васильевич Черкесов, профессиональный преследователь инакомыслящих, боролся с деятелями женского, профсоюзного, религиозного движений 70-80 годов. В перестройку (1988 год) был назначен начальником следственной службы ленинградского управления КГБ. Приобрел всероссийскую известность тем, что готовил последний в стране показательный процесс по антисоветской пропаганде. В 1992 году был назначен начальником петербургского управления. Приобрел мировую известность, заведя в 1996 году дело по обвинению эколога (капитана Никитина) в шпионаже".

Последнее дело, как известно, недавно с треском провалилось. А признанный невиновным по всем статьям обвинения капитан 1-го ранга Александр Никитин заявил о своем намерении подать иск против питерского ФСБ. Напомним, оправданный судом офицер почти год просидел в камере по милости чекистов, раскрутивших всю эту аферу.

Возможность выдвижения Черкесова при поддержке Кремля на губернаторские выборы в Петербург ставит местных демократов в совершенно патовую ситуацию: с одной стороны, заклятый враг СПС и "Яблока" губернатор Яковлев, с другой - "карающий меч КПСС" в лице г-на Черкесова, с которым у петербуржцев связаны не самые лучшие воспоминания.

Между тем на самом деле возможное выдвижение Кремлем Черкесова нельзя расценить иначе как просчет. Человек с таким послужным списком, даже поддержанный всей мощью кремлевских СМИ, имеет мало шансов на победу в Санкт-Петербурге. Черкесов способен лишь обеспечить безусловную победу Яковлева, бросив в объятия губернатора ненавидящих чекиста демократов. Зачем это Кремлю - сложный вопрос. Примечательно другое: выбор своего кандидата наглядно демонстрирует, каких людей нынешняя власть хочет видеть "у руля" России в ХХI веке.