Он же Голубь, он же Сизый, он же Бармалей

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Он же Голубь, он же Сизый, он же Бармалей

[page_12291.htm "Спонсора" Оксаны Федоровой] регулярно били в женском туалете

Оригинал этого материала, origindate::10.09.2001
Фото: "Газета", "Бармалей" из администрации президента

Александр Васильков

Converted 13564.jpg

Оксана Федорова с другом Бармалеем

Если спросить гражданина РФ "кто сегодня правит Россией?", он без запинки ответит: "московские петербуржцы". Потом будет долго перечислять - президента, финансового и социального вице-премьеров, главного энергетика, председателя Счетной палаты, министров внутренних дел, обороны, торговли, здравоохранения. Но одну важную персону двух столиц точно забудет. А зря.

Недавно сообщество "московских петербуржцев" пополнилось "влиятельным" бизнесменом, обвешанным сотовыми телефонами, который беспрерывно дает ценные указания администрации президента РФ. Представительный мужчина с непокорно колосящейся бородой выглядит весьма внушительно (хотя ему иногда приходится бриться - исключительно в целях конспирации). К сожалению, коллеги по правящему московско-петербургскому клану плохо его знают. Наверное, из-за обилия кличек: он же Голубь, он же Сизый, он же Бармалей. А вообще-то его зовут Владимир Семенович Голубев.

Прототип Вовочки из анекдотов

Родился Голубев солнечной ленинградской весной 1955 года, аккурат в День международной солидарности трудящихся. Еще в детстве Вова доказал, что он очень непрост и очень оригинален.

Известно, как отлично учатся в школах мальчики из еврейских семей. Но не таков был Вова - все годы учебы он оставался посредственным троечником, получив в итоге довольно унылый аттестат. И как оказалось, не промахнулся. Зачем было напрягаться, если сегодня Владимир Семенович все равно обладает научной степенью доктора экономических наук. С написанием и защитой диссертации у него проблем не возникло. Схема известна с советских времен: "Положите деньги на секретер. Положили? Вижу".

Зато жизненный опыт в школе был получен полезный. Вова учился принимать удары судьбы - не только в переносном смысле. Голубева регулярно били в женском туалете. Он там ухитрялся прятаться и долго подсматривать за девочками. Но каждый раз школьницы его обнаруживали и с визгом бежали за старшеклассниками.

Конечно, это не было единственной радостью в жизни маленького Вовочки. Он очень любил читать, его комната была завалена книгами, которые походили одна на другую - Майн Рид, Конан Дойль, "Черный корсар", "Твердая рука" (Ильфа и Петрова, кстати, не читал - до всего потом додумался сам). Однообразная литература оставила неизгладимый отпечаток в юношеском сознании и очень помогла будущему Бармалею попасть на нары.

Поломав традиции еврейской семьи, поступать в институт Владимир не стал. Сэкономив в результате уйму свободного времени, связался с фарцовщиками на знаменитой "галерке" Гостиного двора в Ленинграде. Скоро этого показалось мало. Впечатления от детских книг влекли вперед и вперед. За кражами пошли грабежи, за грабежами разбои... В результате исправительно-трудовой стаж гражданина Голубева В.С. составил энное количество лет по статьям 147, 144, 195 и 174 УК РСФСР.

Прототип Бендера, не чтящего уголовного кодекса

В исправучреждениях Голубев всячески "стелился" под воров и смотрящих. Но в свою среду они его так и не приняли. Элита уголовного мира не ценит халявщиков и мошенников, а ничем другим "Сизый Голубь" себя не зарекомендовал. К тому же его не раз ловили на том, что, пытаясь заработать себе авторитет, сочинял всевозможные страшилки о своем преступном прошлом.

Зато с простыми "мужиками" Голубев был на зоне груб и высокомерен. За этом он и получил свою главную кличку, превратившись из Голубя в Бармалея.

После последней отсидки Бармалей вернулся в Питер. С тихой радостью обнаружил, что и без тюрьмы можно жить богато и счастливо. Даже не обязательно примазываться "шестеркой" к какому-нибудь вору в законе. Достаточно примкнуть к одной из организованных преступных группировок, поделивших северную столицу в начале 1990-х годов.

Помешала, однако, жадность - очень не хотелось отчислять положенную долю в бандитский общак. Бармалей вспомнил юность и предался сочинительству. Перезнакомившись со всеми лидерами ОПГ, он представлялся большим авторитетом, отсидевшим ни много, ни мало 12 (!) лет и живущим по воровским понятиям. По горло занятые лидеры ОПГ не проверяли этих сказок.

Питерские биографы Бармалея (как правило, эти авторы специализируются на юмористике) рассказывали, что поначалу Голубев примыкал к местным смотрящим от московского воровского сходняка. Своим он для них не стал - по тем же причинам, что и на зонах. Но "понты колотил" вовсю и раскрутился.

Для начала попытался организовать "Фонд социальной помощи военнослужащим". С этим вышла неудача: военные узнали, что автомат Калашникова Голубев видел только в руках охранника на вышке, и попросили его не суетиться с оказанием помощи. Пришлось заняться более простыми делами - фарцовкой и женщинами. С последним получалось особенно успешно. Владимир Семенович давно потерял счет даже собственным женам - расписывался, собирал ценные вещи и уезжал, как Остап Бендер, "на заседание Малого Совнаркома". Не будучи формалистом и педантом, с разводами он при этом не торопился и годами жил, расписанный с двумя-тремя женщинами одновременно. А ведь про Остапа Бендера, повторимся, никогда не читал, свою голову на плечах имел. Только Уголовный кодекс, в отличие от Остапа Ибрагимовича, никогда не чтил.

Накопив вышеуказанными способами первоначальный капитал, Бармалей стал приподниматься. Несколько лет на правах авторитетного бизнесмена он "курировал" в Петербурге торговую сеть "Адамант". Постепенно влез в соучредители этой уважаемой коммерческой системы и имел солидный доход. Затем Владимир Семенович учредил негосударственный пенсионный фонд "Верный". Как известно, российская социалка бедна именно потому, что ее умеют выгодно использовать небедные люди - случай с "Верным" в этом плане оказался типичен. Сюда же, в "голубиное гнездо", подтянулось ООО "Московские ворота". И наконец бизнес Бармалея увенчался представительством американской фирмы "Biont Corporation".

Несколько раз Бармалей пытался "подъехать" к королю питерского игорного бизнеса Михаилу Мирилашвили (в настоящее время Михаил Михайлович обвиняется в похищениях людей и убийствах). Как-то раз МММ даже взял Бармалея с собой в Израиль. Однако дружба не срослась - снова помешала нелестная репутация Голубева.

Но Бармалей не унывал. Ему удалось все-таки подружиться с главарем самой жестокой бандитской группировки Петербурга - бывшим комсомольским функционером Воловым, известным в милицейских кругах как Андрей Маленький. Связи Волова в правоохранительных органах помогли установить Голубеву контакты с офицером ФСБ Барановым и бывшим начальником РУБОПа Ивановым, а двое отставных генералов ГУВД даже составили Бармалею компанию как соучредители "Адаманта".

Как подмочили репутацию "авторитета"

Вообще, люди в погонах относятся к Голубеву более снисходительно, нежели воры и бандиты. Потому, наверное, что Бармалей вольно обращается с пресловутыми "понятиями". Во всех случаях безотказно срабатывал бендеровский метод- представиться каким-нибудь сыном лейтенанта Шмидта и сорвать под это деньги. Именно так сумел Бармалей войти в доверие к самым крутым - "тамбовским".

По слухам, до последнего времени его часто видели в обществе известного "тамбовского" авторитета, бывшего депутата Госдумы РФ по прозвищу Хохол. Удостоил Голубева аудиенции и сам легендарный Кум. Мало-помалу Бармалей закрепился в "тамбовском" коллективе бригадиром среднего звена.

Воспользовавшись такой удачей, он распустил о себе слух как о главном спонсоре "Тамбова". Но тут Голубев перестарался - два года назад на стрелке в "Астории" произошло случайное разоблачение. Прозвучал суровый вопрос: "Так кто же ты все-таки есть?"

Бармалей очнулся на сверкающем полу гостиничного ресторана. "Тамбовцы" сначала крепко его отметелили на глазах у иностранных туристов, не забыв проткнуть вилкой интимное место. Потом Бармалея привязали к катеру и устроили ему водную экскурсию без лыж по рекам и каналам Петербурга.

Перепугавшись, Бармалей бросился искать защиты у известного петербургского предпринимателя Константина Яковлева. Тот искренне поразился наивной наглости - его презрение к Бармалею известно всему городу. Пришлось Голубеву снова идти на поклон в "Тамбов". Поддавшись на слезные уговоры, "тамбовцы" его "амнистировали", но поставили жесткие: условия: "Во-первых, убирайся в Москву. Во-вторых, будешь платить ежемесячно". Бармалей с радостью согласился. И в первопрестольной начался самый яркий и успешный период его жизни, продолжающийся по сей день.

Ты жива еще, моя столица?

Говорят, что провинциалу трудно освоиться в Москве. Но Петербург - не провинция, тем более теперь. К тому же, Бармалею очень помог бендеровский жизненный опыт.

Москва открыла перед ним новые горизонты. Появляясь на солидных мероприятиях, Владимир Семенович постоянно разговаривает по двум-трем трубкам сразу. Разговоры, судя по всему, строго конфиденциальные. Но Бармалей - человек не гордый. Выключая аппарат, он тут же сообщает публике: "Извиняюсь. Иваныч тут звонил из администрации президента. Затрахал уже". В каком смысле "затрахал" не уточняется.

...Есть в столице шикарная гостиница "Националь". Есть в ней директор по имени Тимур. И вот приходит к нему сын лейтенанта Шмидта, разговаривает с "Иванычем" из администрации президента и предлагает помочь в расширении дела. Надо бы проверить, но зачем терять время - четыре мобильника говорят сами за себя. Немедленно выдается скромный аванс. А заодно право на бесплатное питание и отдельный кабинет.

Через неделю выясняется, что "Иваныч" очень занят, ему не до ресторана. Но отступать поздно - Бармалей доверительно сообщает директору, что познакомился с двумя "нетрадиционными" девушками, которые детально описали директорскую комнату отдыха и используемый на отдыхе резиновый предмет. Директор умолкает.

...Есть в столице президентский авиаотряд. Есть в отряде доблестный командир. И вот приходит к нему опять сын лейтенанта Шмидта, вновь разговаривает с "Иванычем" из администрации президента... Между делом Бармалей просит устроить в канцелярию авиаотряда одного своего друга. Такому влиятельному человеку, конечно, не откажешь. В штате авиаотряда появляется новый сотрудник, а в бюджете Бармалея - солидная сумма за содействие в трудоустройстве.

Деньгами выигрыш не ограничился. Во все учреждения "Аэрофлота" на территории РФ разослана директива: прибывающего в аэропорт Голубева В.С. встречать по VIP-разряду. Самое смешное - так обычно и делается. Исключения редки, но в таких случаях Бармалей устраивает работникам "Аэрофлота" суровые выволочки: "Впредь будете наказаны вплоть до увольнения!"

...Есть в столице крупный предприниматель. Решил он стать олигархом. И вот приходит к нему сын лейтенанта Шмидта, разговаривает с "Иванычем" из администрации президента. "Познакомь меня с твоим Иванычем!" Нет проблем, если есть миллион долларов. Миллион у бизнесмена есть. Точнее, был. Теперь этот миллион у Бармалея.

Вскоре на одной из презентаций к бизнесмену подошел сотрудник администрации президента. Поздоровался, похлопал по плечу, поинтересовался здоровьем и ушел по своим делам. Несостоявшийся олигарх схватил Голубева за ворот. Но тот резонно ответил: "Ты просил познакомить? Я познакомил. Какие могут быть предъявы?". Все, что осталось бизнесмену, это пообещать Бармалею жесткий сеанс нетрадиционного секса. Но угроза оказалась пустой. То есть, на сегодняшний день пустой. Дальнейшее, как говорится, покажет время.

Впрочем, не очень-то с Бармалея спросишь. Например, крупному акционеру Санкт-Петербургского морского порта, которого Голубев легко и беззаботно развел по той же схеме, приходится обиды глотать.

Лохи - не мамонты...

Владимиру Голубеву поразительно везет на доверчивых людей. В России наших дней он живет как в Японии, где можно оставить на улице баул с долларами и вернуться за ним послезавтра. Словно нет в стране ни аттестационных комиссий, удостоверяющих ученые степени, ни ГИБДД, контролирующей номера автомашин, ни наградных инстанций, ведающих присвоением орденов. И уж подавно нет в администрации президента и аппарате правительства кадровых и специальных отделов, которые ведут учет сотрудников и готовят назначения.

Бармалей разъезжает на автомобиле с правительственным номером 001. Он - кавалер не только трех орденов Ленина, но и нескольких боевых наград? Автономер, правда, изготовлен в мастерской по спецзаказу, а наградные удостоверения подписаны полоумной коммунисткой Сажи Умалатовой (той самой, что называет себя и.о. председателя Верховного Совета СССР) - но кто же будет вникать в такие детали? Кстати, орденами увешаны и охранники Бармалея - набранные по зонам. Владимир Семенович рассудил, что он нисколько не хуже Умалатовой и открыл собственный наградной отдел. Видимо, по согласованию с "Иванычем" из администрации президента.

Но все это - не более чем тренировочная разминка. Впереди у Владимира Голубева более серьезные дела. Недавно он обзавелся пятым, эксклюзивным мобильником. По этому номеру ему звонит даже не "Иваныч", а "Оскарыч". И не из администрации президента, а из правительства РФ[В Правительстве РФ есть только один человек, соответствующий данному описанию: зовут его [page_9391.htm Герман Оскарович Греф]- прим. Компромат.Ру].

Этот Оскарыч, если верить Бармалею, пригласил В. С. Голубева занять важный пост в одном из министерств и заготовил приказ о назначении (видимо, очень пригодилась заблаговременная покупка докторской степени). Окончательного решения Владимир Семенович пока не принял, но свой будущий штат уже укомплектовал - из тех же зонных кавалеров. Где-нибудь пригодится - хоть у "Иваныча", хоть у "Оскарыча". Осталось получить в Питере отмашку "тамбовцев" - и вперед, в Белый дом, на Старую площадь.

Несколько дней назад великий и ужасный "Иваныч" проявился-таки в натуре. Правда, не в Москве, а в Петербурге, в одном из увеселительных заведений Васильевского острова. И, правда, не он сам, а его жена, пришедшая на голубевский день рождения. Все заинтересованные лица получили неопровержимое доказательство тесных связей Бармалея в администрации президента. Как говорится, "моя собака умеет лазить на дерево. И ты можешь это показать? Могу показать дерево".

Был на дне рождения еще и "заместитель министра". Какого именно, не уточнялось, но звучали многозначительные намеки: дескать, Прислал "Оскарыч" уговаривать, но Семеныч пока не готов ответить - "Иваныч" очень зовет к себе. Проблема действительно сложная. Приходится выбирать не только между администрацией президента и кабинетом министров, но и между двумя друзьями. А это труднее всего.

Играл оркестр. Периодически музыканты раскатисто выкрикивали: "Го-лу-бев-Вла-ди-мир-Се-ме-но-вич!". Таков был заказ юбиляра - давить гостям на мозги по принципу "25-го кадра". Но случился сбой. Поскольку за каждый выкрик выплачивалось по $10, музыканты орали чуть ли не ежеминутно. Так что 25-го кадра не получилось. А без него, как говорят специалисты-имиджмейкеры, уже не совсем то.

Но не беда, будут и другие дни рождения. Полет неунывающего Владимира Голубева набирает высоту. Разводить и опускать можно, оказывается, даже очень серьезных людей. Можно выразиться еще проще: лохи - не мамонты, не переведутся.