Опальные олигархи объединяются

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Михаил Черной намерен взяться за "канализирование" капиталов Березовского

Оригинал этого материала
© "Росбалт", origindate::27.10.2006,  Фото: jerusalem-korczak-home.com

Опальные олигархи объединяются

Яся Лесина

Converted 22547.jpg

Михаил Черной у Стены Плача

На днях Борис Березовский в очередной раз пожаловался на власти Украины, которые не дают ему визу для приезда в эту страну. И, конечно же, обвинил в этом Россию. «Я подал документы на визу в украинское посольство еще год назад, но до сих пор нет ни отказа, ни визы, – заявил он в эфире украинского телеканала «Интер». — Это чисто политическое решение, которое принимается, безусловно, с оглядкой на Россию».

Впрочем, отсутствие украинской визы нисколько не мешает опальному олигарху реализовывать в этой стране свои политические и финансовые проекты с помощью доверенных лиц. Так, в этом году в Украину на персональном самолете Березовского трижды прилетал человек с, пожалуй, не менее скандальной репутацией, чем у самого Бориса Абрамовича. Речь идет об израильском магнате российского происхождения Михаиле Черном.

В Украине Черной контролирует ряд компаний, основная из которых – крупнейший киевский девелопер First Ukrainian Development (FUD), собирающийся реализовать в украинской столице и ее окрестностях проекты по строительству жилья премиум-класса и бизнес-центров с заявленной оценкой в $1 млрд. К слову, украинские журналисты не преминули заметить, что именно строительный бизнес в Украине сегодня считается «главной «отмывочной» криминальных капиталов», в чем Михаил Черной неоднократно обвинялся правоохранительными органами США и Европы.

Что характерно, «головная контора» FUD зарегистрирована в кипрском оффшоре, а ее киевским офисом руководит еще один гражданин Израиля Ефим Бородулин, известный своей близостью к Борису Березовскому. При этом его близкий родственник — Владислав Бородулин – недавний шеф-редактор российского издательского дома «Коммерсантъ», который вплоть до конца августа контролировался Борисом Березовским, а формально принадлежал его партнеру Бадри Патаркацишвили.

Однако наблюдатели уже не раз отмечали, что Патаркацишвили — президент Федерации бизнесменов Грузии и один из крупнейших национальных инвесторов — в последнее время заметно тяготился дружбой с Березовским в виду слишком уж большой одиозности его фигуры. Похоже, с продажей «Коммерсанта» пути Бориса и Бадри разошлись окончательно: последний решил если не порвать, то, во всяком случае, дистанцироваться от первого.

В то же время Патаркацишвили считался не просто партнером Березовского, но и первейшим его финансовым консультантом, ведавшим применением капиталов беглого олигарха. Сам Борис Абрамович, по свидетельствам его окружения, на такого рода деятельность органически не способен: он по натуре — не бизнесмен, а, скорее, «политический схемотехник», идеолог и организатор заковыристых многоходовок. Несмотря на наличие немалых объемов свободных средств, заработанных им в России 90-х, заниматься сугубо экономическими инвестпроектами сегодня ему тяжело и неинтересно.

В экспертных кругах существует предположение, что вместо Патаркацишвили за «канализирование» капиталов Березовского намерен взяться Михаил Черной. И уже по этой причине его фигура не может не представлять определенный интерес.

Начав заниматься бизнесом еще в советские времена в качестве «цеховика», в 90-е годы Михаил Черной вместе со своим братом Львом контролировал наиболее крупные российские предприятия черной и цветной металлургии через компанию TWG, представляющую собой конгломерат разбросанных по миру оффшоров. Как писала в то время пресса, между братьями существовало четкое разделение труда: Лев отвечал за экономическую и финансовую составляющую бизнеса, Михаил – договаривался со всеми прямо или косвенно влияющими на бизнес сторонами, координируя их интересы.

«Сторон» было много – от правительственных чиновников, ведавших квотами на экспорт металла, до лидеров организованных преступных сообществ, собиравших дань с предприятий. Позднее именно такого рода деятельность стала называться в России «крышеванием». И нужно отдать должное Михаилу Черному – в этой области у него обнаружился настоящий талант, без которого TWG не удалось бы на протяжении лет править российской металлургией твердой рукой.

О начальном капитале братьев Черных известно только на уровне предположений, однако в прессе неоднократно озвучивалось версия, что он был сформирован в результате махинаций с фальшивыми авизо — крупнейшей финансовой аферой начала 90-х годов, опустошившей российскую финансовую систему чуть ли не на миллиарды долларов.

Михаил Черной действительно проходил по ряду уголовных дел, связанных с фальшивыми авизо, однако ни одно из них не было доведено до конца. В то же время, совсем недавно фамилия Черных всплыла в связи с убийством первого зампреда Банка России Андрея Козлова. По одной из версий, в ходе своей деятельности банкир натолкнулся на следы организаторов финансовых афер с фальшивыми авизо и стал разматывать преступную цепочку (заметим, что исполнители преступления прибыли с Украины). Ряд российских политиков, кстати, уже потребовали «разморозки» соответствующих уголовных дел.

Следует сказать, что проблемы с законом у Михаила Черного возникали не только в России. Правоохранительные органы ряда европейских стран неоднократно подозревали его в отмывании криминальных денег и тесных связях с мафией. В декабре 1996 г. Черной был арестован в Швейцарии. В течение трех дней его допрашивали в качестве подозреваемого по делу об организованной преступности — конкретно, он подозревался в связях с известным криминальным авторитетом Алимжаном Тохтахумовым («Тайванчиком»).

Примерно в это же время британскими спецслужбами была проведена операция «Копперфильд», в результате которой были установлены устойчивые связи между Черными и Вячеславом Иваньковым (он же «Япончик»), который считался «крестным отцом» российской мафии в Америке. В ходе операции сотрудники британских спецслужб обнаружили, что львиная доля телефонных звонков из офиса TWG в Лондоне была сделана в адрес явных мафиози, занимающихся отмыванием денег, контрабандой и иной преступной деятельностью. В итоге Британия закрыла Михаилу Черному въезд на территорию страны. Также поступили США, Швейцария и Франция.

А в 2000 г. Черной был со скандалом выдворен из Болгарии как международный преступник – правоохранительные органы этой страны сочли, что его деятельность представляет угрозу национальной безопасности. Черному пришлось продать болгарские активы – пакет акций единственного оператора GSM в этой стране компанию Mobitel и один из национальных футбольных клубов.

Бизнесмен был вынужден уехать в Израиль, паспорт которого он получил еще в 1994 г. Однако и здесь его ожидали серьезные неприятности: в 2001 г. Черного обвинили в том, что он кредитовал покупку израильской телекоммуникационной компании Bezeq деньгами сомнительного происхождения. После допроса по делу Bezeq в марте 2001 г. он был надолго помещен под домашний арест. Позже глава израильского Министерства внутренних дел заявил о том, что его ведомство инициировало процедуру лишения Черного гражданства за связи с международной преступностью.

С этого момента история Михаила Черного очень напоминает судьбу живущего в Париже Леонида Билунова, который в определенных кругах более известен как «Леня-Макинтош». Как писал журналист Андрей Калитин, ставший в некотором роде биографом Билунова, был момент, когда венгерские спецслужбы официально и настойчиво требовали его экстрадиции из Парижа. Но на пути официального Будапешта неожиданно встала… французская контрразведка ДСТ, отказавшаяся даже обсуждать криминальное прошлое «Макинтоша».

«Ни для кого в «русском Париже» не секрет, что именно Билунов устроил ДСТ встречу с опальным олигархом Михаилом Живило, бывшим главой металлургического концерна «Миком», до сих пор находящимся в розыске Интерпола за организацию покушения на кемеровского губернатора Амана Тулеева, — пишет журналист. — И кстати, секретом не является и тот факт, что Живило на первом же допросе написал целую «диссертацию» о состоянии дел в российской экономике, где, кстати, значились имена… Михаила и Льва Черных. Такой источник информации западные спецслужбы решили держать при себе, и российскому МВД Михаила Живило не отдали».

Можно ли предположить, что нечто подобное произошло и с Михаилом Черным? Во всяком случае, в какой-то момент давление правоохранительных органов и спецслужб (и не только израильских) на него достигло максимума. Казалось, его уже ничто не спасет — ни организация благотворительного фонда помощи жертвам теракта в тель-авивском диско-клубе «Дельфинариум», ни массированная PR-кампания под лозунгом «Руки прочь от достойного сына народа израилева».

Но затем прессинг на Черного ослаб, причем как-то вдруг, разом. И также неожиданно выяснилось, что наиболее одиозные российские авторитеты, так или иначе связанные с Черным и российской металлургией, благополучно сидят в тюрьмах в самых разных уголках мира. Иванькова-Япончика в США посадили за вымогательство и легализацию преступных доходов. По той же причине был арестован в Венгрии Анатолий Быков, экс-глава Красноярского алюминиевого завода. Тохтахунов-Тайванчик был арестован в Италии якобы за подкуп судей на чемпионате мира по фигурному катанию.

По всей видимости, к тому моменту Черной уже плотно сидел на крючке спецслужб, но невидимый рыболов еще не дернул удочку. Чтобы окончательно подчинить Черного своему влиянию, его нужно было «засветить». Момент истины наступил в феврале этого года, когда в городе Александрия (штат Виргиния) под Вашингтоном прошла Конференция «Саммит разведок» (Intelligence Summit), которая собрала бывших и нынешних сотрудников 16 разведслужб США. Притом, что Михаилу Черному по-прежнему запрещен въезд в США, мероприятие было спонсировано именно им (конечно же, вряд ли по его доброй воле).

Центральной темой конференции стал доклад одного из бывших заместителей министра обороны США Джона Шоу, который взорвал информационную бомбу: «американская армия, вторгшаяся в Ирак не нашла там оружия массового уничтожения, потому что еще до начала войны его вывезли оттуда сотрудники Главного разведывательного управления Генштаба РФ». И опять всплывает Украина: оказывается, данные о спецоперации ГРУ в Ираке под кодовым названием «Западный выход» были частично предоставлены украинской разведкой.

И только после этого Михаил Черной вновь получил возможность путешествовать по миру. Похоже, он уже готов покинуть поднадоевший ему Израиль. С этой целью магнат приобретает дом в Лондоне. Как утверждают знакомые с его намерениями представители русскоязычной общины британской столицы, Черной интересовался, в частности, усадьбой Trevor House стоимостью около 25 млн фунтов в Белгравии, престижном районе Лондона. При этом Михаил Черной также не исключает для себя и возможности приобретения поместья Beachwood House площадью 11 акров в Хэмпстеде (Hampstead) в предместье Лондона (стоимость – 65 млн фунтов).

Вполне возможно, что грядущий переезд Михаила Черного в Лондон связан с будущими совместными проектами с Борисом Березовским — по слухам, именно он посодействовал будущему соседу и в поиске дома. Правда, открытым остается вопрос: переселение Черного к Березовскому – это действительно поиск новых финансовых горизонтов, или все-таки долгосрочная служебная командировка?