Опасные игры с Вешняковым

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Народная Газета", origindate::17.09.2003

Опасные игры с Вешняковым

Политическая колода

Станислав Петров

Чтобы развернуть картинку, кликните по ней мышкой

Чтобы развернуть картинку, кликните по ней мышкой

Человеческую природу не исправишь. Какие бы запреты ни вводили блюстители общественной нравственности, все равно она, то есть природа, тянет играть в азартные игры. Даже больше: чем строже запреты, тем сильнее желание их обойти.

Вот и с освещением в СМИ предвыборной кампании то же самое. Стоило председателю ЦИКа сделать на всех строгий взгляд и цыкнуть, как мысли политологов, политтехнологов и политобозревателей потекли в одну сторону: как бы этот цыц обойти.

Политики и партии у нас примерно такие же, как в Европе или Америке. Такие же политические марионетки, послушные движениям приводных ремней со стороны реальных игроков, стоящих над политической сценой. Разница лишь в том, что у нас все веревочки перепутаны. Реальные игроки имеют рычаги влияния сразу во всех партиях, независимо от политической окраски. Поэтому если в Европе предвыборная борьба напоминает незамысловатый и неспешный пасьянс, а в Америке - простой, но азартный покер, то в России политика порою напоминает преферанс. У каждого игрока на руках по десять карт разной масти, все стараются заглянуть друг другу в карты, чтобы угадать прикуп, и прежде чем начать играть, вступают в политический торг.

Если мы будем оценивать шансы этих главных игроков, дергающих за ниточки, то мы никак не можем нарушить циковский цыц. Политических лидеров мы тоже будем оценивать не как кандидатов в депутаты, а как владельцев или распорядителей тех или иных ресурсов, способных повлиять на судьбу голосования.

Карточная колода очень удобна для наглядного представления политической жизни. Во-первых, каждой политической окраске соответствует карточная масть. И внутри каждого сектора политики можно выстроить рейтинги действующих лиц, начиная с туза и до шестерки. Мы можем выстроить с помощью этой шкалы наш рейтинг политических ресурсов.

Но сначала разберемся с мастями. Вообще говоря, политическая окраска - это тоже важнейший политический ресурс. От направления и интенсивности политического имиджа зависит степень влияния того или иного политика на массы избирателей.

В России можно выделить четыре такие политические масти. Во-первых, это «державная» политическая окраска, характерная для политиков из бывших военных или спецслужб. Такую окраску логично будет обозначить «пиками».

Во-вторых, правые политики, ориентированные на Запад, «крести» или «трефы».

В-третьих, шумные «левые» политики красной масти - «бубны».

Наконец, в центре держат оборону тоже красные, но более ушлые постсоветские «реформаторы». Поскольку все они так или иначе связаны с политической «семьей» первого президента России, то подходят «червы».

Президентский «ТУЗ»

«Тузы» - самые влиятельные политики. Политические ресурсы, распорядителями которых они являются, столь велики, что «тузы» постоянно находятся в поиске политической опоры, в том числе за счет столкновений друг с другом.

«Туз пик». В «державной» политической окраске президента Путина сомневаться не приходится. Достаточно вспомнить, на какой патриотической волне он был избран. Нет сомнений и в его наибольшей влиятельности среди карт этой масти.

Степень возможного влияния президента на результат выборов переоценить невозможно.

Президент может в разгар кампании снять с высокой должности одних кандидатов или даже лидеров партии. А может и наоборот. Наконец, все эксперты и не только уверены, что, если президент только намекнет, ЦИК и региональные власти не только обеспечат режим благоприятствования любому кандидату, но и «правильно» посчитают.

В условиях постсоветской России, недавно и недалеко отошедшей от советских привычек, представить себе такую реакцию подчиненных очень легко. Трудно представить себе такую команду президента Путина. Не потому, что он не знает своих возможностей, и не потому, что он чересчур интеллигентен для этого. А просто потому, что это мало соответствует его собственным политическим интересам.

В стране сейчас нет таких партий или политиков, от судьбы которых зависела бы политическая судьба президента Путина. А вот прямая или закулисная поддержка той или иной партии или кандидата сразу делает президента зависимым либо от успеха кандидата, либо от молчания исполнителей.

Тому пример с публичной поддержкой Матвиенко, от которой Путину не удалось отвертеться.

Может, из-за излишней интеллигентности или же травматических переживаний по поводу питерских выборов. Но, скорее всего, Путин создает прецедент для дальнейших отказов в прямой поддержке. Даже условная поддержка Путиным

любого российского политика не прибавляет ничего к его рейтингу перед президентскими выборами. А вот отнять от этого рейтинга с большой вероятностью может.

Путин не может не понимать этого и не будет вступать в политическую игру до тех пор, пока не обозначится перевес той или иной стороны.

Итак, перед тем как переходить к другим «тузам», зафиксируем, что наивысший ресурсный потенциал «туза пик» на время выборов жестко ограничен его собственными политическими интересами.

«Туз треф» по имени Чубайс

Бесспорным политическим лидером российских правых, точнее «западников», был и остается Чубайс. Хотя Анатолий Борисович и не числится в форбсовском рейтинге постсоветских миллиардеров. Но именно поэтому «равноудаленные олигархи» и могут, в принципе, доверить ему отстаивание общих интересов.

Здесь стоит вспомнить заветы Архимеда - важен не собственный вес, а наличие рычага и надежной точки опоры. В отличие от нефтянки, где есть конкуренция, и «Газпрома», где слишком грубое управление непрерывным процессом, глава РАО «ЕЭС» может влиять на ситуацию в любом регионе и в любой отрасли. В силу занимаемой позиции у главы РАО уже выстроены отношения со всеми губернаторами и всеми крупными предприятиями. Даже с точки зрения одной лишь информации - это политический ресурс.

Наконец, не стоит сбрасывать со счетов связи Чубайса с западными финансовыми институтами. Несмотря на сильно подмоченную дефолтом 98-го года репутацию в общественном мнении, активно работающие в России финансисты помнят и ценят Анатолия Борисовича. Так что с рычагами у Чубайса все в порядке. Гораздо сложнее с точкой опоры. До августа 98-го такой точкой опоры однозначно был Запад, как принято говорить у российских политологов - «вашингтонский обком». После этого большие проблемы начались и у Чубайса, и у «обкома». Чубайс честно, изо всех сил старался создать новую точку опоры в другом Белом доме, в Москве. Нет сомнений, что он принял самое активное участие в приходе «питерских» в правительство, в назначении, а затем и снятии Степашина. И хотя Анатолий Борисович старается прятать свои непомерные амбиции, они порою прорываются очень странно. Так, личная страница Чубайса в интернете была открыта не раньше и не позже как 11 августа 99-го, в день солнечного затмения, когда по пророчеству Нострадамуса миру должен был явиться новый лидер, великий и ужасный.

Но вот незадача, по расчищенной усилиями Чубайса дорожке в Белый дом, а затем и в Кремль триумфально взошел другой питерец. Путин слишком хорошо знает Чубайса и его амбиции, ценит его таланты и, безусловно, будет стараться держать такой мощный ресурс на коротком поводке, и точку опоры точно не предоставит. С таким же опасением к Чубайсу относятся и его партнеры по правому лагерю.Вот и сейчас Анатолию Борисовичу на время выборов «заморозили» рычаги энергетической реформы и послали третьим номером на плохо управляемый и полузатонувший корабль СПС. Но при этом Немцова от руля не отставили.

Так что и в случае «туза треф» очень мощные политические ресурсы ограничены политическими интересами других лидеров, прежде всего президента Путина. Как говорится, «бодливой корове бог рог не дал».

«Туз бубён». Он же – Зюганов

Мощнейший политический ресурс КПРФ по советской традиции почти полностью сосредоточен в руках лидера - Геннадия Зюганова. Если бы он захотел, то еще в 96-м году мог отправить Ельцина в отставку. Правда, для этого нужно было создать действительно широкую политическую коалицию, а не политическую ширму НПСР. Если бы съезд КПРФ поддержал некоммунистического, но оппозиционного кандидата - Явлинского, Федорова, Лебедя, любого другого, то победа была бы гарантирована. Даже если бы выборы отложили под предлогом болезни Ельцина, контроль над правительством и в этом случае получила бы КПРФ. Но именно потому, что Зюганов вместе с КПРФ достиг своего политического потолка, он не стал дожидаться съезда и обсуждения выиг рышных вариантов и в обход устава выдвинулся кандидатом от группы избирателей.

Этот эпизод очень хорошо иллюстрирует, каким образом огромное влияние КПРФ на избирателей и местную власть в большинстве регионов ограничено личными политическими интересами лидера КПРФ. В полную противоположность Чубайсу здесь наполеоновские амбиции отсутствуют напрочь. Главная политическая цель, как в брежневские времена, сохранение статус-кво. Для этого нужно своевременно избавляться от излишне активных и амбициозных политиков, таких, как Селезнев или Горячева. Однако в последнее время Зюганову приходилось держать оборону сразу на двух внутренних фронтах - против Глазьева, заработавшего кучу очков в Красноярске, и против Г. Семигина – формального главы НПСР. Если первую задачу – выдавливание Глазьева с помощью Кремля решить удалось, то Семигин, политические шансы которого оценивались ниже, внезапно воскрес из политических трупов на предвыборном съезде КПРФ.

Включение решением съезда Семигина в федеральную часть списка, пусть и на последнем месте, – это не столько успех Семигина в деле покупки голосов делегатов, сколько поражение Зюганова, «черная метка», присланная ему «командой». Мол, подождем до выборов, а после, уже в новой Думе, будет другой, очень серьезный разговор.

«Туз червей» из Белого Дома

Подобно тому, как страховидный, но смирный Зюганов противоположен бодливому Чубайсу, так и «туз червей» симметричен «тузу пик». Назначенный премьером и официальным преемником полковник госбезопасности Путин был вынужден демонстрировать несвойственные ему амбиции. Бывший столоначальник Минфина Касьянов свои политические амбиции должен был всегда тщательно скрывать. Даже после назначения премьером.

Между тем, та видимая легкость, с которой Касьянов преодолел последние ступени карьерного роста, и та уверенность, с которой он удерживается в седле, говорят о незаурядных политических способностях. При этом Касьянов вовсе не чурается принятия самостоятельных решений, порою довольно спорных. Так что нам стоит внимательнее посмотреть, что за мощный политический ресурс стоит за непоколебимостью премьера.

Касьянов - плоть от плоти постсоветской бюрократии. Он очень надежно защищает ее интересы и поэтому может рассчитывать на однозначную поддержку своего класса.

Умение Касьянова плавно тормозить реформы на слишком резких поворотах, причем без ущерба для имиджа, своего и президента, очень ценно. По сути, независимо от внутренних мотивов, премьер обеспечивает защиту президента и от излишне ретивых правых союзников, и от левой оппозиции. Но самое главное, умно и гибко отстаивая интересы своего класса, премьер служит наилучшим щитом от эксцессов со стороны ельцинской бюрократии. Примеры таких агрессивных поползновений искать далеко не придется. Достаточно вспомнить июньское письмо Дерипаски за подписью Вольского о приватизации золотовалютного запаса Центробанка.

Так что за Касьяновым тоже мощный политический ресурс, реализация которого требует, впрочем, огромного сосредоточения и самоограничения. Поэтому участие премьера в предвыборной кампании будет, скорее всего, очень осторожным и продуманным. Касьянову нужно правильно разложить «золотые яйца» по разным

корзинам, чтобы обеспечить интересы президента на мартовских выборах. При этом единственной целью является сохранение поста премьера после переизбрания Путина.

И вся королевская рать

«Короли» - сильные и самостоятельные политики, имеющие богатый опыт побед и поражений. Главным для них является защита завоеванных позиций, отсюда осторожность в политике.

«Король пик». Скамейка политиков «державной», путинской масти достаточно длинна, но большинство из них обладает ресурсом, производным от путинского влияния. Исключение составляют Шойгу и Громов. Однако самый мощный политический ресурс Шойгу почти полностью инвестирован в «Единую Россию» и тем самым на данный момент заблокирован.

Поэтому среди «силовиков» наибольшим после Путина самостоятельным ресурсом обладает сегодня губернатор Московской области генерал Громов. По степени доверия среди миллионов избирателей второго после Москвы региона Громов лишь немного уступает Путину.

Второй ресурс Громова - движение «Боевое братство» – имеет влияние по всей России и даже в странах СНГ. Но самый главный ресурс генерала - его политическая репутация. Громов ухитрился не растерять за пятнадцать лет политические очки, заработанные еще в период вывода войск из Афганистана, и даже нарастил этот запас.

Как бы ни был Громов хитер и изворотлив, он остается прежде всего генералом советской школы. Обладая даже самыми мощными ресурсами, он не станет проявлять инициативу, пока не будет команды сверху. Отсутствие реальных соперников на губернаторских выборах тоже не способствует политической активности. Так что и на выборах Громов, как и раньше, будет старательно копировать все шаги Путина.

«Король треф». Самый политически опытный из российских миллиардеров В. Потанин успел уже поруководить правительством, приватизировать «Норильский никель», сформировать медиахолдинг, провести своего губернатора в ключевом

регионе - Красноярске. Репутация настоящей акулы капитализма тоже дает влияние на правом фланге. Но при этом «олигарх» Потанин делает успешные инвестиции и в других секторах.

«Король бубен». Политические амбиции председателя НПСР Г. Семигина порою зашкаливают за пределы допустимого. Возможно, именно поэтому соратники по партии и политические союзники из Кремля спокойно смотрели, как Зюганов и его аппарат организовали настоящую охоту на «кремлевского крота». Во время недавнего съезда партии Семигин должен был уже почувствовать себя на краю политического небытия, когда неожиданно освободилось место в федеральной части списка и это место досталось не пролетарию Шандыбину, а «красному олигарху».

Возможно, именно этого опыта поражений и побед недоставало Семигину для статуса «короля». Но теперь, если только он вынесет уроки и сможет подчинить свои амбиции интересам политических партнеров, его шансы стать лидером левого центра на обломках расколовшейся фракции КПРФ сильно возросли. Причем чем больше голосов соберет КПРФ, тем сильнее может оказаться один из главных политических врагов Зюганова.

«Король червей». Руководитель администрации Волошин также не нуждается в особых рекомендациях. Более опытного царедворца в современной России не сыщешь. Однако перед ним уже который год стоит сложная задача - конвертировать высокий политический статус в сопоставимую по влиянию позицию в бизнесе. Таких потенциальных позиций не так уж много, и чтобы занять их, нужно помочь президенту сконцентрировать политические ресурсы перед мартовскими выборами. Такая концентрация ресурсов, если она пройдет при участии Волошина, может решить его собственные проблемы. Поэтому с очень большой вероятностью, независимо от процента голосов, собранного списком «Единой России», дальнейшее усиление партии сразу после выборов неизбежно за счет одномандатников и перебежчиков из других партий.

Ветреные дамы

«Дамы» - политики флюгерного типа. Занимают достаточно высокую позицию, но при этом легко поддаются веяниям с любой стороны.

«Дама пик». Типичный пример - Б. Грызлов. Как министр внутренних дел полностью зависит от своего однокашника Н. Патрушева. Но как лидер партии зависит от решений, принимаемых в президентской администрации. Фактически получается, что сейчас «силовики», накачивая имидж Грызлова, усиливают политическую позицию в партии, контролируемую другой, так называемой семейной, группировкой в администрации президента.

«Дама треф». Глава «Альфа групп» Фридман известен в кругу олигархов тем, что, встав с левой ноги, весь день думает, как бы вывести капитал из страны, а назавтра, наоборот, как делать бизнес в России. Вместе с тем «альфовцы» сделали очень эффективные инвестиции в нынешнюю президентскую администрацию и вправе рассчитывать на отдачу.

«Дама бубен». Н. Харитонов поучаствовал практически во всех объединениях аграриев и вынес из них довольно высокую популярность и влияние на коллег-аграриев. Однако достаточно было небольших знаков внимания со стороны «силовиков», чтобы новоиспеченный полковник запаса ФСБ забыл про классовую солидарность и товарищей по партии. А ведь после выборов для многих настанет время выбора, с кем вы, товарищи аграрии.

«Дама червей». Высоте и реактивности этого политического флюгера могут позавидовать «дамы» всех остальных мастей. Лужков готов восстанавливать храмы и рушить гостиницы, и наоборот, сносить и возвращать обратно памятник Дзержинскому. Лишь бы сохранить собственные позиции во власти. «Единая Россия» вряд ли получила дополнительное влияние от присутствия Лужкова. В провинции будет трудно объяснить, почему мэр Москвы считает всех немосквичей иностранцами. Наоборот, это «ЕР» служит ресурсом для Лужкова, помогая удержать статус-кво, что актуально для всех карт этой масти. Избирателей в Москве даже больше, чем в Московской области, но степень влияния Лужкова на ситуацию в одномандатных округах существенно снизилась. Лужков был вынужден идти на компромиссы даже на выборах в городскую Думу. Теперь ему придется ради перевыборов мэра поступиться многим на выборах в Государственную думу.

Молодые, да ранние

«Валеты» - молодые и перспективные политики, рвущиеся в бой, стремящиеся занять место «королей» и даже «тузов». Однако переоценка собственных сил часто приводит их в подчиненное положение.

«Валет пик». Новоиспеченному генералу армии С. Шойгу должно быть обидно, что он уступил первое место в партийном списке политику, который своему попаданию в парламент полностью обязан самому Шойгу. Где был бы Грызлов, если бы обаяние Шойгу и Карелина было хотя бы на один процент слабее. Однако амбиции приходится соизмерять с возможностями. И все же собственный политический ресурс Шойгу - известность и популярность самого министра и его службы – будет еще не раз востребован. Среди всех «валетов» у Шойгу самые хорошие перспективы для роста, и его четвертое место в рейтинге «силовиков» в общем рейтинге может быть выше любого «короля» другой масти.

«Валет треф». М. Ходорковский ощутил на своем рейтинге и бизнесе, что значит переоценить собственные возможности. Возможно, в бизнесе прямолинейность и нахрапистость дает результат. Но в политике планировать триумф и расстилать ковровую дорожку заранее – значит вводить остальных в соблазн выкопать под этой дорожкой хорошую яму. Весь весенний политический пиар был подготовкой к триумфальному возвращению Ходорковского с июньской встречи самых богатых людей мира. Журналисты в «Шереметьеве» действительно собрались, как запланировано, но вопросы задавали совсем другие. Очень может получиться, что и политические инвестиции Ходорковского в те или иные партийные списки станут после выборов разменной монетой для восстановления политических позиций. Впрочем, политические перспективы у молодого политика все еще остаются. Хотя и не будут реализованы в этом политическом цикле.

«Валет бубен». Больше всего в этом сезоне обсуждаются перспективы еще одного молодого политика - С. Глазьева. Впрочем, политическая молодость в данном случае спорна. Ему потребовалось более десяти лет, чтобы конвертировать первоначальный политический капитал, подаренный Ельциным, в какую-то внятную политическую игру. Однако в отсутствии властной позиции и собственной партии главным капиталом Глазьева была политическая репутация, заработанная в октябре 93-го, когда его вынужденный уход из правительства был воспринят как проявление принципиальности. Год назад Глазьеву удалось удачно разменять свою репутацию на третье место в красноярских выборах. Однако нынешний уход Глазьева от очередных политических союзников ставит на его политической репутации жирный крест. Мало того, Глазьев становится удобным объектом для пропагандистской атаки буквально со всех сторон. Ведь он успел предать всех - и правых, и левых. Новый глазьевский блок явно списан с Ноева ковчега - каждой твари по паре, чистых и нечистых. Чтобы такой проект имел успех, действительно необходимо, чтобы всех остальных участников выборов смыло волной.

«Валет червей». Поддержание семейного без кавычек политического статус-кво легло сегодня на плечи молодого олигарха Дерипаски, зятя третьего мужа дочери первого президента России. Видимо, величина семейного титула подвигла его на написание знаменитого письма о необходимости приватизации золотого запаса.

После чего политические ресурсы сводятся к возможности инвестировать в выборы семейные финансы.

Попавшие в «десятку»

«Десятки» - сильные политики второго ряда, достигшие своего потолка либо уже прошедшие апогей политической карьеры: «пики» - С. Иванов, «трефы» - Кириенко, «бубны» - Селезнев, «черви» - Жириновский.

Может возникнуть вопрос об окраске лидера ЛДПР. Но это на общем безрыбье середины 90-х Жириновский считался патриотом. Сейчас державная позолота облупилась, а тесные связи с «семейными» интересами стали общеизвестными.

«Девятки» – политики, большая часть силы которых заключается в созданном ими или вокруг них мифе: «пики» - В. Иванов, «трефы» - Гайдар, «бубны» - Явлинский, «черви» - Сурков.

«Восьмерки» – политики, весь ресурс которых заключен в занимаемой позиции. При этом они играют роль «шунта», заглушки. Главная функция, в которой им помогают более мощные игроки, не допустить занятия позиции более сильными конкурентами. «Пики» - С. Миронов, «трефы» - Немцов, «бубны» - Райков, «черви» - Шаймиев.

Минтимер Шарипович, безусловно, уважаемый политик, но сейчас вынужден бороться за сохранение собственных позиций. Влияние на федеральном уровне не сравнить с тем, что было даже четыре года назад.

«Семерки» - политики, обладающие небольшим, чаще остаточным ресурсом. Их поддержка может повлиять, скорее, в отрицательную сторону, но свои собственные интересы они могут защитить, используя и этот остаточный ресурс: «пики» - С. Пугачев, «трефы» - Хакамада, «бубны» - Лапшин, «черви» - Березовский.

«Шестерками» мы решили обозначить политтехнологов, обладающих пусть небольшим, но влиянием на ход предвыборной борьбы. При этом в настоящем преферансе «шестерки» должны оставаться в коробке из-под карт и не высовываться. Когда политтехнологи пытаются войти в публичную игру, это плохой знак для тех, на кого они работают. Это означает, что сложная игра проиграна и игроки пытаются перевести партию в режим «подкидного дурака».

Позиция «шестерки пик» в российской политике очень своеобразная. «Силовики» при выработке решений обычно не поддаются влиянию политтехнологов, рассматривая их, скорее, как ширму, «дымовую завесу». Поэтому в этой позиции, как правило, оказываются «инициативники», стремящиеся примкнуть к сильной стороне. Четыре года в этой позиции был директор «Фонда эффективной политики» Г. Павловский. Сейчас, после нашумевшего доклада про олигархов, нишу занял С. Белковский из «Совета по национальной политике». А г-н Павловский за неимением лучшего варианта переместился в «шестерки червей», нападая на бывших патронов.

С «шестеркой треф» А. Кохом все ясно. А вот на левом фланге в позицию «шестерки бубен» неожиданно выдвинулся М. Гельман. Вообще говоря, само появление этого «стервятника» является надежным индикатором неблагополучия. Значит, кто-то вкладывает мощные средства либо в заведомо провальную фигуру, либо с целью разрушения чьих-то политических позиций. Часть задачи - не допустить идеологического обновления и политического усиления КПРФ – Гельман уже успешно решил. Осталось только плавно спустить с вершины самого Глазьева.

После знакомства с политической колодой можно, наконец, перейти к наиболее интересной части - политическому раскладу.

Для начала нужно представить главных игроков. Как и положено в преферансе, их четверо.

Во-первых, это Силовой Центр, интересы армии и правоохранительных органов, на данном этапе все же совпадающие с интересами сохранения государства. Но так бывает не всегда, можно вспомнить и 37-й, и 91-й годы.

Во-вторых, это Большие Деньги, интересы капитала, тесно привязанные к центрам принятия решений в Вашигтоне, но все же не совпадающие с ними. Тем более сейчас, когда мировая финансовая система переживает если не кризис, то «перестройку».

В-третьих, это Семья, интересы федеральной бюрократии.

И наконец, это интересы регионов, точнее региональных элит. Регионалы в этом раунде политической игры не участвуют, что называется, сидят на прикупе и вместе с президентом ждут исхода политического торга, чтобы присоединиться к победителю и разделить. Сам «прикуп» - пиковые туз и король – настолько хорош, что регионалам, сплотившимся вокруг Госсовета, полагаются весьма солидные «висты».

На стороне Больших Денег играют карты в основном трефовой масти, но не только. Здесь на руках туз, дама, валет, 9, 8 и 7 треф, а также 9 бубен, 8 пик и король, валет червей. У бюрократической Семьи все карты красные - туз, дама, 10, 9, 8, 7 червей, а также туз, валет, 10, 7 бубен.

Самая сложная позиция у Силового Центра дама, валет, 10, 9, 7 пик, король и 10 треф, король, дама и 8 бубен. Перспективы с учетом прикупа могут быть неплохие, но сам прикуп еще не гарантирован.

Первая рука, как водится, у силовиков, которые уже заказали 6 пик. Остальные игроки пока размышляют. Все уже успели заглянуть друг другу в карты и точно знают прикуп. Однако и бюрократы, и капиталисты больше, чем собственного проигрыша, опасаются выигрыша друг друга.

Пасовать же им тоже нельзя, иначе силовики объявят всем [page_13614.htm#*%20%C2%AB%D0%A1%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B4%C2%BB «Сталинград»*)] при том, что с прикупом у них будет девять.

Перебить девятерную силовиков может только игра Семьи в мизер, то есть провоцирование системного кризиса. Силы, склонявшие старую гвардию к этому варианту, есть, и они достаточно активны. Само собой, в этом варианте главной картой становится «семерка» Березовского.

Трагедия «Норд-Оста» была, скорее всего, связана именно с попыткой вывести предвыборный расклад к этому варианту. Но не получилось.

Мизер у Семьи на руках действительно есть, причем неловленный. Но в этом случае прикуп с Путиным придется сбрасывать. И самое главное - совсем не брать взяток. Так что этот вариант – самый маловероятный.

***

* «Сталинград» - игра, в которой играющий обязан взять шесть пик, а два других обязаны вистовать и взять все четыре виста, иначе будут крупно оштрафованы «в гору».