Операция "Внешторгбанк"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Демонстрируя лояльность Алишер Усманов и Василий Анисимов взяли кредит в $1 млрд., и перевели в ВТБ свои личные сбережения

1109587204-0.jpg Предпринимателей Василия Анисимова и Алишера Усманова объединяет многое. Они почти ровесники: Анисимову 53 года, Усманову — 51. Оба выходцы из советской Средней Азии: Усманов родился в Узбекистане, Анисимов — в Казахстане. Познакомились еще в 1989 году. Оба буквально горели желанием разбогатеть.

Свои предпринимательские таланты дем не менее, они раскрывали в разных сферах, если не считать кратковременного сотрудничества в поставке глинозема на Таджикский алюминиевый завод в начале 1990-х. «На протяжении многих лет мы давали друг другу кредиты, своевременно рассчитывались, дружили, но в совместном бизнесе не были»,— рассказывает Василий Анисимов в интервью Forbes. Компания Усманова «Интерфин» делала деньги в основном на фондовом рынке, а «Трастконсалт» Анисимова — на толлинге, поставляя сырье на алюминиевые заводы и торгуя их алюминием.

Таланты бизнесменов раскрылись в полной мере. К 2000 году под контролем каждого находились активы стоимостью в сотни миллионов долларов. Пути их в бизнесе по-прежнему пересекались мало. Анисимов вышел из алюминиевого бизнеса, продав акции заводов структурам Романа Абрамовича, и группе СУАЛ (но оценкам, за $300-400 млн), и занялся недвижимостью. Усманов возглавил «Газпромин-ивестхолдинг», дочернюю компанию «Газпрома», предназначенную для распродажи газпромовских непрофильных активов и, напротив, возврата ранее утраченных профильных.

Дружеские отношения между тем не прерывались. «Когда у меня появлялись те или иные проекты, связанные с крупными приобретениями, я всегда информировал моего друга Василия»,—говорит Усманов. И если бы появился проект, в котором приятели удачно дополняли друг друга, он неизбежно стал бы совместным. В середине 2003 года такой проект появился. Усманов называет его «операция Corus».

Операция CORUS

Хотя под контролем Усманова с партнерами находятся такие гиганты российской металлургии, как крупнейший в стране горно-обогатительный комбинат—Лебединский ГОК с выручкой в 2004 году, по предварительным данным, $650 млн, «Уральская сталь» ($750 млн) и Оскольский электрометаллургический комбинат ($830 млн), большую часть его личного состояния, но словам самого предпринимателя, составляют средства, заработанные на операциях с ценными бумагами. В основном — с акциями западных компаний. Этот бизнес Усманов ведет через компанию Gallagher Holdings вместе со своим стратегическим партнером по финансовым операциям— британцем Фархадом Мошири, который возглавляет Gallagher.

«Операция Corus» началась в марте 2003 года, когда Усманов и Мошири примерно за $10 млн купили на пробу 2,3% акций англо-голландской корпорации Corus, шестого по неличине производителя стали в мире. Corus на тот момент уже несколько лет сидела в убытках, но партнеры были уверены, что кризис скоро кончится.

Менеджеры Gallagher провели несколько операций купли-продажи мелких 11 акетов акций Corus, и Алишер Усманов убедился, как он сам говорит,что «перспектива маржи прибыли в этой операции очень большая». В мае компания Усманова владела уже 5,1% акций Corus, которые стоили тогда $50 млн. Для дальнейшей скупки теперь требовались более серьезные средства.

«Естественно, первым я предложил участвовать в сделке Василию,—рассказывает Алишер Усманов.—И еще одному человеку, банкиру, который тоже меня поддержал». Банкир, имя которого Усманов не называет, предоставил кредит, а располагавший свободными средствами после продажи алюминиевых заводов Анисимов, по его словам, просто инвестировал в скупку акций Corus порядка $100 млн.

Всего к апрелю 2004 года Gallagher Holdings потратила на покупку 13,4% акций Corus около $295 млн. Представители Усманова уверенно заявляли, что их босс намерен и дальше скупать акции Corus. Котировки продолжали расти. А в декабре 2004 года Gallagher Holdings внезапно продала 12% акций Corus за $555 млн. Таким образом, партнеры меньше чем за полтора года заработали $260 млн (без учета налогов). «Гениальная профессиональная игра»,— оценивает Анисимов действия своего партнера в «операции Corus».

Сам Усманов говорит, что с Corus в принципе можно было играть и дальше, но дает понять, что ему надоело участвовать в конфликтах английских и голландских акционеров компании: исторически у голландцев меньше акций, но управлять они хотели бы наравне с англичанами. Усманов иступил с голландцами в альянс, но так и не смог провести в совет директоров своего человека.

К тому же в самый разгар «операции Corus» Усманову и Анисимову подвернулась возможность осуществить гораздо более масштабный совместный проект. Основатель банка «Российский кредит» Борис Иванишвили решил продать свой крупнейший промышленный актив—Михайловский горно-обогатительный комбинат.

Альянс Усманова с Аниси.мовым в качестве покупателя комбината выглядел почти идеальным не только для них сам их, но и для Иванишвили и даже для государства, стремящегося усилить свой контроль над сырьевой отраслью.

Операция «ВТБ»

Расположенный в городе с красноречивым названием Железногорск (Курская область) Михайловский ГОК—одна из жемчужин российской черной металлургии, второй по величине добытчик руды после Лебединского ГОКа. Комбинат добывает карьерным способом железную руду и перерабатывает ее в концентрат с содержанием железа до 66%, что, по словам аналитика ИФК «Метрополь» Дениса Нуштаева, соответствует стандарту ведущих мировых (австралийских и бразильских) горнорудных компаний. Металлургические комбинаты отрывают такую продукцию с руками.

При нынешних темпах добычи Михайловскому ГОКу хватит запасов руды примерно на 300 лет, хотя темпы эти немалые — выручка комбината в 2004 году, по предварительным оценкам, составила более $700 млн. При этом цены на железорудный концентрат выросли за последний год вдвое—с $35 до $65-70 за тонну. Понятно, что Алишер Усманов захотел приобрести Михайловский ГОК в дополнение к уже подконтрольному ему Лебединскому.

Для Бориса Иванишвили, человека абсолютно непубличного»было важно продать комбинат людям, которым он доверяет лично,—чтобы иметь возможность при желании вернуться в этот бизнес. С Усмановым и Анисимовым он знаком с 1989 года и на протяжении всего знакомства с ними не конфликтовал. Но Усманов, работающий сейчас фактически в госструктуре, предложил идти на переговоры к Иванишвили Анисимову, который сам только вернулся в большую металлургию после четырех лет отсутствия.

«Я согласился, встретился с Иванишвили,— рассказывает Анисимов в интервью Forbes.— У нас с Борисом добрые старые отношения. Он просто сказал: «Когда ты появился, у меня мгновенно созрело решение, что тебе с Алишером я могу отдать». Цену, которую Усманов и Анисимов согласились заплатить за ГОК вместе,—$1,65 млрд (с довеском из нескольких менее значимых активов получилось $2 млрд), глава управляющей активами Иванишвили компании «Уникор» Олег Говорухин считает хорошей: «Можно было бы подождать, пока рынок еще подрастет, но на пике мы вряд ли смогли бы найти покупателей».

Оставалось оформить сделку таким образом, чтобы она не вызвала подозрений у государства, тем более что Борис Иванишвили уже более 10 лет проживал за границей, а акции комбината были записаны на офшоры. Здесь пригодились опыт Алишера Усманова и его репутация государственника, которую он заработал, вернув «Газпрому» предприятия холдинга СИБУР, «Запсибгазпром» и акции самого «Газпрома», ранее принадлежавшие Национальному резервному банку и компании «Стройтрансгаз».

Усманов и Анисимов говорят, что половину суммы они заплатили Иванишвили из собственных средств, а оставшийся $1 млрд взяли в кредит у кипрского Russian Commercial Вапк, дочерней структуры государственного Внешторгбанка. По сути это был даже не совсем кредит.

«Мы не столько нуждались в заемных средствах, сколько нам нужно это было для того, чтобы все понимали..,— тут Анисимов запинается и нехотя продолжает: — когда вы берете деньги в крупном банке, сделка не пахнет ничем, потому что бан к проверяет ее дотла, выворачивает наизнанку».

Капитал Russian Commercial Bank на конец 2003 года составлял всего $10 млн. По российским и по кипрским законам банк не может выдать одному заемщику кредит на сумму больше четверги своего капитала. Но ради кредита Усманову и Анисимову банк не стал увеличивать свой капитал в 400 раз. Как пояснил на условиях анонимности представитель Russian Commercial Bank, существует способ выдать практически любую сумму и не нарушая норматива.

«Вы кладете в банк $ 1 млрд на депозит и просите дать кому-то кредит на эту же сумму, — объяснил банкир.—Эта сделка в нормативах не учитывается, поскольку является обеспеченной на 100% ликвидным активом—деньгами. Грубо говоря, у нас есть договор: если ваша правая рука не отдаст мне миллиард, я не отдам вам миллиард». Стопроцентно ликвидными активами при этом могут быть признаны не только деньги, но и акции—как и было в случае с кредитом Усманову и Анисимову, у которых в качестве залога приняли риобретаемые 97,5% акций Михайловского ГОКа.

На этом демонстрация лояльности госбанку не закончилась. Партнеры согласились в течение двух месяцев с момента подписания соглашения перевести в ВТБ основные счета комбината, а также в течение года перерегистрировать в России компании, непосредственно владеющие акциями ГОКа. Наконец, как рассказал Усманов, они с Анисимовым выразили «добровольное пожелание» перевести в ВТБ еще и значительную часть своих личных сбережений, «чтобы банк видел,что все средства—и Анисимова, и мои — находятся в этом банке».

Зачем было делать государству столько подарков? Один из ответов на этот вопрос появился уже в конце декабря 2004 года, когда в арбитражный суд Ростовской области поступил иск багамской фирмы Colchecter Group Trading, утверждав! ней, что она якобы купила 97% акци и Михайловского ГОКа еще месяц назад. В середине января судебные приставы наложили арест на пакет. Но уже на следующий день первый зампред правления Внешторгбанка Вадим Левин направил письмо директору Федеральной службы судебных приставов Николаю Винниченко, указав, что действия приставов «создали риск утраты обеспечения выданного кредита». Арест сняли, прокуратура Москвы возбудила уголовное дело по факту мошенничества. «Бог помог, что союзником нас ВТБ оказался, — говорит Василий Анисимов.— Окажись мы сегодня одни, не знаю, как бы все повернулось».

Итак, собственности Анисимова и Усманова в Михайловском ГОКе вроде бы ничто не угрожает. Что они собираются делать дальше?[...]

Валерий Игуменов

Оригинал материала

«Forbes» март 2005