Операция "Захват"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новости Иркутской области", origindate::05.03.2003

Операция "Захват": Ловушка

Два месяца прошло с тех пор, как Николая Паленного нашли повешенным в собственном гараже. Это произошло через два дня после того, как он дал последнее интервью телепрограмме "Наша версия. Под грифом "Секретно".

Я ничем не обязан Николаю Паленному, но в 2002 году во время сентябрьской сессии Законодательного собрания он подошел ко мне и сказал, что группа отморозков собирается растащить стратегический речной флот. Он обратился ко мне за помощью и согласился на те жесткие условия, которые я выставил.

Николай Паленный погиб и, значит, я не смог ему помочь и поэтому чувствую на себе определенную вину. Может быть, этот материал последнее, что я могу для него сделать.

В 2001 году жители северных территорий проголосовали за Бориса Говорина, потому что поверили Николаю Паленному. А Говорин, как и всякий иуда, толкнул его на плаху.

Это уже не первый случай, когда Говорин предает людей, которым обязан своим положением. Для нынешнего губернатора измена стала почти профессией. Так он мстит за то, что сам не способен быть таким как они.

Знаю совершенно точно, что на предприятиях ВЛРП запрещено упоминать Николая Паленного. Но разве можно солнце закрыть ладонью? Он остался в памяти людей честным, сильным, мужественным и несгибаемым человеком.

В отличие от своры шакалов, которые преследовали его по пятам, он был настоящим бойцом.

Николай Паленный, генеральный директор ВЛРП: Все началось с так называемого кредитования Дальневосточного филиала пароходства в объеме двух миллионов долларов. Это было 1 ноября 1999 года. В этот период было заключено Соглашение между генеральным директором пароходства Ивченко Сергеем Алексеевичем и между учредителями ЗАО "Лаэна" Артемом Юрьевич Чайкой и Баширом Ильясовичем Кодзоевым. В Соглашении говорилось, что ВЛРП десять судов выделяет акционерному обществу "Лаэна", которое на льготных для пароходства условиях выдает кредит в сумме два миллиона долларов на переоборудование флота. После чего речники должны зарабатывать на этих же судах деньги и возвращать кредит. Причем суда должны были отрабатывать свой кредит работой на Чайку и Кодзоева.

Корр: В чем заключалась льготность кредита? 

Николай Паленный: Его обслуживание, то есть возврат, и выплата процентов должны были начинаться только через 15 месяцев. Кредит давался на два года, но первый год пароходство по условиям Соглашения кредит не обслуживало, то есть не платило бы процентов по нему.

Корр: А в чем возникла проблема? 

Николай Паленный: По непонятной причине ЗАО "Лаэна" потребовала возврата кредита почти сразу. Мотивировка требования в том, что кредиторы чего-то не учли при составлении Соглашения.

Попытки возмущаться, спорить с этими ребятами и объяснять, что они нарушают свои обязательства перед пароходством, привели к тому, что вчерашние партнеры начали открытую войну. Но таковы издержки российского бизнеса - при возникновении недоразумений главным аргументом считается "товарищ маузер".

Николай Паленный: От Башира Ильясович Кодзоева, как от депутата Государственной Думы в адрес ФСФО было направлено письмо о всевозможных нарушениях со стороны предприятий Верхне-Ленского речного пароходства. Причем указывается на то, что речные предприятия недополучают сумасшедшие прибыли со стороны работы флота.

Сергей Ивченко начинает возвращать кредит. Таким образом ВЛРП не получив отдачи, потому что флот еще проходил процесс переоборудования, начинает возвращать кредит. Пришлось нарушать все хозяйственные планы и снимать деньги со всех участков.

Возвращение кредита началось, во-первых, раньше срока, а во-вторых он обошелся. . . в 60%. Что такое получить кредит, не включить его в производство, не получить отдачу и завтра возвращать? Это самоубийство для предприятия. Получился тунгусский вариант - сегодня сажать картошку, а завтра выкапывать, потому что есть хочется. У них так и получилось - дали рубль и тут же потребовали назад полтора.

В 1994 году весь флот стоял без работы, в десять раз упал объем перевозок, ржавели корабли на ходу - у нас целое кладбище кораблей непригодных для эксплуатации! Руководители самостоятельно приняли решение о перегоне судов на Дальний Восток и Черное море. Когда искали средства для переоборудования, никто не помогал. А когда появилась прибыль, сразу возникли "советчики и ревизоры" и стали упрекать нас в том, что мы мало получаем прибыли, плохо руководим и вместо рубля могли бы рубль двадцать получать на один вложенный рубль.

Наши партнеры поступили не совсем порядочно. И начали давить сначала административным рычагом, а потом с помощью силовых структур.

Корр: Сегодня этим никого не удивишь, но вы же выкарабкались! Так в чем же проблема? 

Николай Паленный: Появилась антикризисная программа, подписанная Артемом Чайкой. В этом документе Артем советует ФСФО провести внеочередное собрание, назначить антикризисных управляющих и ввести внешнее управление. То есть начать процедуру банкротства. Эта задача и ставилась изначально. После этого в войну с речниками была втянута администрация области в лице губернатора.

Антикризисная программа для речного пароходства была написана юристом c трехлетним опытом работы, если предположить, что он в 22 года закончил институт. Не знаю, сколько человек работало под его началом, и какой у него опыт управления. Но, имея смутные представления о морском и речном бизнесе, судоходстве и управлении коллективом, в свои 25 лет он предлагает антикризисную программу для многотысячного предприятия с различными производственными функциями и циклами.

И эту программу рассматривали на уровне области, как программу эксперимента (это Паленный сказал с откровенной иронией по отношению к Борису Говорину - прим. А.Д.). Эксперименты над предприятиями, которые базируются в северных территориях области, могут оказаться просто смертельными для жителей Севера.

Даже после того, как мы доказали губернатору несостоятельность обвинений в свой адрес, а Шойгу обратился сначала к Кудрину, а потом и к самому президенту страны, давление не прекратилось, и лишь было смягчено. Только в суде мы сумели доказать, что предприятия не банкроты.

Это какую же власть надо иметь, чтобы не боятся преследовать даже после того, как за нас заступился министр, сам президент России, а суд подтвердил наш правоту?

Тем не менее, матросы отбились и провели навигацию 2001 года. Все, что надо было, завезли в Ленск и даже по заниженным тарифам, как того требовал Сергей Шойгу. Снизили ставки на 30% и завезли в Ленск все, что требовалось, не смотря на то, что в самом Киренском районе и Усть-Куте ущерб был сумасшедшим. Весь город был в воде.

Николай Паленный: Конечно, мы понесли определенные потери, но тарифы снизили. Да и как иначе - это же трагедия для тысяч людей потерявших во время наводнения всё. В буквальном смысле. Работники наших предприятий получили мизер на восстановление того, что потеряли во время наводнения. И уже в конце мая наши капитаны и матросы бросили свои разрушенные дома, оставили семьи и ушли работать, повели суда на восток. А в это время ФСФО вызывает руководителей предприятий ВЛРП в Москву, чтобы объявить о начале процедуры банкротства.

В это время город находился в воде, была разрушена взлетно-посадочная полоса, Киренск еще жил в условиях стихийного бедствия, а эти люди словно боялись не успеть, торопились разрушить речную флотилию Иркутской области. Первыми судами по шуге - другого транспорта не было - дошли до Усть-Кута, а оттуда улетели в Москву.

Черствые, бессердечные и циничные люди не забывают делать свое черное дело и во время чумы. Вот уж, действительно, "для кого война, а для кого мать честна".

Николай Паленный: В Москве был беспрецедентный по своему сценарию цирк. Комиссия ФСФО заслушав отчет, и увидев положительные результаты, уходит на перерыв, чтобы написать положительное заключение и дать возможность предприятиям работать до осени, чтобы по результатам трех кварталов принять решение.

Ушли на перерыв со своим позитивным мнением, а возвращаются с чужим и очень негативным - банкротить. Мы были вынуждены обратиться в суд, и выиграли их все. Мы прошли все инстанции. ФСФО постоянно с нами судилось, хотя и видели бесперспективность этих попыток. Тем не менее, они тратили и свое время, и наше, и судебное. Если бы с этих чиновников удерживали деньги за бесцельно потраченное государственное время, этого бы не было.

Это был первый этап грубого, но все еще цивилизованного варианта увести государственную собственность в частную. Цивилизованный, потому что включили административный ресурс без жесткого физического давления.

Второй этап начался сразу же. Учитывая то, что борьбу за уничтожение предприятия надо вести постоянно, появились публикации в газетах.

Есть такой Шишкин Дмитрий Николаевич, который учился вместе с Артемом Чайка в одном университете. Получив четыре акции предприятия, этот человек решил написать заявление в прокуратуру. Кстати, Ри Бон Хи написал заявление о нанесенном ущербе за период, когда акционером еще не был.

В этом заявлении один к одному было написано то, что написано в антикризисной программе и письме депутата Кодзоева. Возбудили уголовные дела 15 марта 2002 года против директоров Киренской и Алексеевской РЭБов.

Вот документ (показывает документы - прим. А.Д.), в котором изложены все те нарушения, которые ставятся в вину и изложены в антикризисной программе Артема Чайки. Даже письма с одинаковыми ошибками (так оно и есть - сам проверял -- прим. А.Д.). После возбуждения уголовного дела были произведены странные, если не сказать больше, действия.

После того, как областная транспортная прокуратура обоснованно отказала в возбуждении уголовного дела, все эти документы из транспортной прокуратуры изымаются и передаются. . . в Иркутскую городскую прокуратуру, возглавляла которую жена советника губернатора Альбина Ковалева.

Может быть, в городской прокуратуре не было работы, и они сидели без работы. Но в момент передачи этих двух дел в городскую прокуратуру, из нее в областную транспортную прокуратуру, также были переданы два дела. Своеобразный ченч уголовными делами. Здесь непонятно - или квалификация следственного управления областной прокуратуры ниже городской, или что-то другое.

Городская прокуратура вообще не знает специфики речного транспорта. Для этого существует областная транспортная прокуратура, которая знает все нюансы отрасли. Был прокурор, который курировал Киренск и Усть-Кут, специализируется на этом, но... факт передачи и обмена имел место.

Учтя собственные ошибки наши заклятые друзья начали очередной акт спектакля по "защите" государственных интересов. Но что удивляет, возмущает, обескураживает и приводит в отчаяние, это то, что привели в действие рычаг силовых ведомств. Здесь говорить о порядочности, человечности просто не приходится.

Если бы они хотели приобрести флот честно, то добивались бы приобретения его на аукционе и назначения своего менеджмента. Но свои деньги тратить не хотят. Поэтому используют подлую тактику, чтобы обанкротить предприятия ВЛРП и забрать весь загранфлот за бесценок.

А теперь я хочу вернуть "мочильщикам" то, от чего они были в восторге, когда "наезжали" на речников.

Обвинения в адрес руководителей о том, что предприятия не получают полную стоимость за передачу судов во фрахт, были бы правдой, если обвинявшие говорили всю правду! А скрывать кое-какую "мелочь" у них были основания.

Сын министра юстиции РФ Чайка фрахтовал семь судов Алексеевской РЭБ за 550 долларов в сутки и тут же сам сдавал их во фрахт... за 1100 долларов. Во фрахт суда сдаются на 11 месяцев. То есть, А.Чайке в год причиталось 184 тысячи долларов с одного судна, а фрахтовал он семь. Таким образом, гражданин по фамилии Чайка (младший) имел "капусту" просто так, потому что его папа Чайка министр юстиции РФ. Это то, что Чайкам удалось выбить из Сергея Ивченко. Но аппетит приходит во время еды, и Чайке показалось, что денег он получает меньше, чем заслуживает.

Нисколько не оправдываю Ивченко. Он, участвуя в игре А.Чайки, думал, что заслужит их благосклонность. Но, попользовавшись, бандиты выгнали его из Алексеевской РЭБ, хоть и обещали в награду место исполнительного директора. Почему они все такие наивные? Людям вроде Чайки, Говорина, Ковалева и иже с ними сначала надо врезать "сдачи", и потом переходить к делу, потому что человеческую речь они начинают понимать лишь после того, как основательно получат "по мордАм".

Николай Паленный: Дальше была произведена незаконная выемка документов со всеми грубейшими нарушениями. Начали руководителей обвинять в прессе, называли преступниками. На акционерном собрании Киренской РЭБ следователь, который на собрании акционеров заявил, что он наденет на руководителя Киренской РЭБ Владимира Михайловича Перетолчина наручники. Прямо на собрании акционеров. Это было 22 апреля. Нужно было прямо тогда подавать на него в суд.

Когда производилась выемка, прокурор приехал не один, а с судебным приставом. Ночью на машине приехал. Еще и следственное управление подключили.

Прокуратура направляет в наше министерство письма, в которых пишет, что наши руководители преступники. Без суда и следствия! И это пишет прокурор, который должен следить за законностью! Почему они нам не дают копии, если считают нас преступниками? Мы имеем право защищаться! Это наше право по Конституции РФ. Или у нас Конституция для бандитов? Мы писали Мерзлякову, он никак не реагировал, а должен был!

Потом началась навигация, и нам было не до этого. Мы ни разу не защищались с конкретными мерами, потому что всегда было некогда. Работать надо было!

Дмитрий Шишкин отдал документы в прокуратуру и тут же продал свои акции гражданину Ри Бон Хи, который сразу пошел в Свердловский суд. Уже зная, что мы выиграли это дело, сразу же после оглашения решения суда они тут же подают иск в Арбитражный суд. Там они снова проиграли, а потом начался полный беспредел. Имея все документы, разъяснения суда, они не выпустили из порта теплоходы.

Гусев, заместитель министра транспорта: В настоящее время в связи вышеуказанного распоряжения ГКИ и Минтранса, ГКИ и Минтранс не видят необходимости для согласования сделок отчуждения имущества, находящегося в компетенции гендиректора. Стоимость судна не превышает сумму, которую директор имеет право решать сам.

Николай Паленный: Все эти документы у них есть и они все это знают, но...

Уже после того, как суд разрешил эксплуатацию арестованных судов, решение, нанесшее ущерб речникам было принято главным приставом САХА Якутии. Никто еще не знал, что происходит на самом деле. Но в результате этих преступных действий Киренская РЭБ и Алексеевская РЭБ понесли колоссальный ущерб! Если подсчитать все, что натворили Чайки, то ущерб будет в пределах двух млн. долларов! Суда не довезли грузы и все затраты легли на РЭБы.

Я полагаю, что приставы соседней республики ни за что бы не решились на это, без команды от высшего начальства. А высшим начальством судебных приставов является Минюст, который возглавляет Юрий Чайка, родной папа молодого коммерсанта, арендующего суда загранфлота предприятий ВЛРП.

Николай Паленный: Мое мнение такое - алюминщики и нефтяники хотя бы видимость создавали законности приобретения предприятий. Брали у государства взаймы и на эти деньги у государства скупали рентабельные предприятия. Мы единственные, кто возит в долг. Нам только по старым долгам не вернули 50 млн. рублей, а еще новые - ~ 50 млн. Мы и сами берем в долг под проценты в банке, но видим, что территории в тяжелом положении. Но не можем вести себя как капиталисты, которые возят грузы. Они ведь жестко ставят условия администрациям местного самоуправления. Плати - повезу, а если денег, то извини. Сегодня, например, в Усть-Куте до сих пор нет угля ( интервью с Паленным проходило в октябре 2002 года, когда Усть-Кут еще не замерзал - прим. А.Д.), потому что уважаемые капиталисты не дают в долг. Остается удивляться безразличию администрации области, которая как будто не понимает, что после перехода флота в руки капиталистов на Северах будет крах с завозом, и государству придется платить в два-три раза дороже, чем сейчас. Чем они думают, непонятно. Тогда областная власть объяснит, что капиталисты не хотят бесплатно перевозить и поэтому вынуждена снимать деньги с учителей и врачей. А это будет, если придут капиталисты.

Святая наивность! Говорин прекрасно все понимает, почему и участвует еще в одном проекте по экспроприации народного добра. Интересно, посмеет ли один юноша, который так печется о деньгах налогоплательщиков, об этом сказать? Вряд ли, фирма, которую он представляет, кормится именно из бюджета. Когда Говорин свалит - пожалуйста, а сейчас - извините.

Нда! Тут жители области бастуют, не получая зарплату, депутаты возмущаются, а губернатор утверждает, что все деньги выдал, и больше нет. Да откуда же им взяться, если губернатор продолжает разорять область?!

Николай Паленный: "Мы не против капитала и экономические отношения должны быть жесткими, но эти отношения должны быть равными для всех. А ведь наши работники работают в жесточайших условиях. Средняя зарплата 3,5 - 4,5 тыс. рублей. И это на Севере со всеми коэффициентами. И люди работают за эту зарплату. У нас в Киренске минимальная безработица и это все только за счет речников. Все это изучено и доказано. Есть все документы".

Ничего не помогло. Борис Говорин в очередной раз вошел в сговор с подобными себе преступными элементами. На законные документы вся эта шайка рисовала свои документы, подтасовывала, фальсифицировала, шантажировала. . .

Но все упиралось в застенчиво улыбающуюся областную прокуратуру, возглавляемую Анатолием Мерзляковым и его замечательным заместителем Альбиной Ковалевой, которая является настоящим хозяином всех прокуроров Приангарья. Поэтому и решения в прокуратуре принимаются не в соответствии с законами Российской Федерации, а по тому, как определит "мама Альбина" и ее муж Юра Ковалев, который сам по себе ничего не представляет - обычная серость, но наличие жены-прокурорши и губернаторское прикрытие делают его такой, знаете ли, величиной!