Операция "Окна"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Ступинский завод стеклопластиков

© "Мужская работа", №5(11) 2003

Операция "Окна". Как топят подводный флот России

Это может стать очередным историческим казусом: самый мощный подводный флот в мире погибнет благодаря пластиковым окнам, которые, впрочем, так и не начали выпускать на Ступинском заводе стеклопластиков вместо аккумуляторных батарей, без которых любая подводная лодка превращается в "стальной гроб". Как известно, затонувшая подводная лодка "Курск" оказалась на дне абсолютно обесточенной и, следовательно, обреченной на гибель отчасти и из-за отсутствия на ее борту резервного комплекта аккумуляторных батарей, которые сейчас на флоте на вес золота.

Акционерное общество "Ступинский завод стеклопластиков" (ОАО "СЗС") входит в число ведущих российских производителей, задействованных в производстве оборонной продукции. Это единственное в стране предприятие, изготавливающее баки аккумуляторных батарей для всего российского подводного флота (приказ МАЛ №102 от origindate::22.07.97) Значение предприятия как производителя оборонной продукции подтверждено и основным заказчиком — Министерством обороны РФ и ФСБ.

Государственные интересы были здесь закреплены весьма четко: начатая в 1993 году приватизация предприятия была разрешена с непременным условием сохранения производства для Минобороны. Однако уже несколько лет Ступинский завод стеклопластиков планомерно разваливается. Происходит это под недремлющим оком правоохранительных органов и при полном благодушии государства.

По словам представителей российских правоохранительных органов, несколько лет назад 38% акций приобрела на аукционе канадская фирма "Инлайн Файбергласс Лтд.", возглавляемая Стэнли Рокицки, бывшим гражданином СССР. После этого руководство завода отказалось от госзаказов, так как государство не могло доверить секретное производство предприятию, совладельцами которого являются иностранные подданные. Канадцы же обещали поднять завод, наладив производство востребованных на российском рынке стеклопластиковых пакетов для окон и дверей.

История эта может показаться некоей реминисценцией из эпохи Колумба, когда индейцы охотно отдавали испанским "инвесторам" целые города в обмен на стеклянные бусы, но тем не менее все описываемые события происходили в России, вступающей в XXI век.

Канадские акционеры не торопились выполнять условия договора и инвестировать производство, а, напротив, продолжали скупать акции предприятия, теперь уже у физических лиц. Скупка акций производилась за наличные деньги, происхождение которых до сих пор не установлено. Известно только, что наличные деньги энергичные предприниматели в страну не ввозили, а каким-то образом находили их "на месте". Между тем оставшиеся в меньшинстве российские акционеры обнаружили преинтереснейшие факты.

Оказалось, что "милая сердцу" Фонда имущества Московской области фирма "Инлайн Файбергласс Лтд." просто взяла да и представила... подложные документы. Поскольку существенным условием участия в инвестиционном конкурсе было наличие банковской гарантии, представители фирмы С. Рокицки и С. Гумеров предъявили фонду гарантийное письмо канадского банка Bank of Monreal. Позже (с помощью Интерпола) удалось выяснить, что оно оказалось липой, так как никогда указанным банком не выдавалось. Более того, фальшивыми были и уставные документы фирмы. В настоящее время факт использования С. Рокицки подложных документов для получения 15 % акций предприятия установлен, помимо Интерпола, еще и Управлением по экономическим преступлениям (УЭП) ГУВД Московской области. Существует подписанное начальником УЭПа А. Бакарадзе письмо в Фонд имущества МО, в котором содержится предложение опротестовать результаты инвестиционного конкурса, проведенного в 1995 году.

Однако же, получив в свое распоряжение более 40 % акций и, естественно, не дожидаясь "протеста по отмене", канадская фирма в лице наших бывших соотечественников с криминальным прошлым, окончательно "распоясалась", продемонстрировав изумленным российским акционерам цели, для достижения которых ценные бумаги, очевидно, и приобретались. Прежде всего "канадцы" потребовали заключения льготного контракта на поставку с предприятия полуфабриката по цене, более чем в четыре раза ниже рыночной. Затем, забыв о существовании подписанного в 1995 году обязательства о сохранении ресурсов Минобороны, компания фактически проголосовала против внесения в устав предприятия положения о сохранении государственной тайны. Не надо разъяснять, что без внесения этого положения в устав предприятие не может участвовать в производстве оборонной продукции. • ;rt :

Очевидно, что истинной целью, которой руководствовались канадская фирма и ее глава С. Рокицки, было лишь получение дешевого источника сырья, но никак не производство готовой продукции. Заниматься оборонными заказами, технологическим оснащением завода явно не входило в планы г-на Рокицки. Если в 1995 году (до появления канадских "инвесторов") предприятие имело 10,3 млн. руб. прибыли и текущую задолженность по налогам около 2,1 млн. руб., то в 1997 году — убытки в размере 10,5 млн. руб. и просроченную задолженность по налогам более 11 млн. рублей! Два года, когда "рулила" канадская фирма, привели предприятие к разорению.

Российские акционеры завода (хоть и с небольшим опозданием) все же вступили в борьбу с зарвавшимися "инвесторами". Их поддержали многие известные политики, которым небезразлична судьба отечественного ВПК. Лидер группы "Народный депутат" в Государственной Думе Геннадий Райков обратился к властям с депутатским запросом "в связи с невыполнением фирмой "Инлайн Файбергласс Лтд." условий инвестиционного конкурса". Ответил депутату заместитель директора ФСБ РФ Ю. Заостровцев: "Фондом имущества Московской области в 1999 году расторгнут договор о продаже ей 13,5 % акций предприятия".

Проверка деятельности фирмы "Инлайн Файбергласс Лтд." по обращению председателя думского Комитета по безопасности А. Гурова была проведена также Прокуратурой Московской области, направившей исковое заявление в Арбитражный суд МО о расторжении договора купли-продажи акций с канадской фирмой. Не остался в стороне от конфликта и заместитель главнокомандующего Военно-морским флотом РФ М. Барсков. "ОАО "Ступинский завод стеклопластиков", — писал он в тот же Арбитражный суд, — является единственным производителем стеклопластиковых баков аккумуляторных батарей подводных лодок. В настоящее время завод оказался под влиянием иностранной фирмы "Инлайн Файбергласс Лтд." как владельца 38 % акций предприятия. Действия данной фирмы направлены на срыв мобилизационной готовности предприятия и препятствуют сохранению государственной тайны при исполнении Государственного оборонного заказа, как это отмечено в акте проверки мобготовности ОАО "СЗС" комиссией Главного штаба ВМФ от 29.02. 2000 г.".

Канадская фирма, почувствовав неладное, тоже не сидела сложа руки. Ее представители "пошли в чиновники", привлекая для лоббирования своих интересов различные государственные органы, отдельных сотрудников ФСБ, руководство РАН РФ в лице ее вице-президента г-на Лаверова, представленного в качестве кандидата в совет директоров предприятия. На первый взгляд, трудно объяснить интерес почтенного академика к заводу стеклопластиков, однако все недоумения исчезают, когда выясняется, что ранее приобретенные канадской фирмой акции в количестве 26 % от уставного капитала переведены на ОАО "Национальные нефтегазовые технологии", в котором РАН будто бы владеет контрольным пакетом. Однако же в действительности РАН принадлежат только 41 % акций этого общества и контролируются они все тем же г-ном Лаверовым, 11 % принадлежат зарегистрированным на Кипре оффшорным фирмам и 38 % — частной компании, а фактически двум частным лицам, ее учредителям. Акции были "переведены" манером, несомненно, благотворительным: по цене 2,5 коп. за акцию при реальной стоимости 27 — 28 руб.

Важным и, пожалуй, решающим инструментом борьбы канадской фирмы явился Арбитражный суд Московской области. По неким невыясненным причинам отклонив иск прокуратуры о расторжении первоначального договора по приобретению 15 % акций, суд немедленно удовлетворил иск канадской фирмы к Фонду имущества, обвиненному ею в нарушениях при проведении второго инвестиционного конкурса. Канадским "партнерам", видимо, не понравилось, что 23,05 % акций завода были приобретены российскими инвесторами. Об "объективности" Арбитражного суда МО красноречиво свидетельствует и тот факт, что ранее, в 1996 году, он в совершенно аналогичной ситуации отказал в иске российскому акционеру к канадской фирме.

Вообще, вся эта история ничего нового собой не представляет: вполне стандартная схема по ограблению государства. Более того, эта схема была опробована уже известными нам фигурантами и в других местах. По данным правоохранительных органов, фирма "Инлайн Файбергласс Лтд." начала появляться на оборонных предприятиях России в 1991 году. Она размещала производство стеклопластиковых окон и дверей в НПО "Композит" (г. Королев) — головном предприятии России в области ракетно-космического материаловедения и композиционных материалов, в ГППО "Авангард" (Смоленская область, г. Сафоново), выпускающем корпуса для космических ракет, в ЗАО "Азимут" (г. Оренбург). Как видим, пластиковые окна в наше время и в нашей стране легко заменяют собой не только производство аккумуляторов для подлодок, но и корпуса ракет. Стоит ли рассказывать, что почти все эти предприятия после инвестиционной политики канадской фирмы подверглись процедуре банкротства? А к концу 2001 года на тот же путь встало и ОАО "Ступинский завод стеклопластиков".

Пересказ обстоятельств этого очередного и типичного для новейшей истории России экономического детектива можно продолжать довольно долго. Свою руку к войне за Ступинский завод приложил и признанный мастер захвата предприятий через умышленное банкротство — г-н Шорор, активный член люберецкой преступной группировки, известный под кличкой "Скрудж". Шорор уже опробовал аналогичную схему ранее на уже упомянутом оборонном предприятии — НПО "Композит". Это ведущее предприятие отечественной ракетно-космической промышленности было присвоено Шорором при участии все той же фирмы "Инлайн Файбергласс Лтд.".

Организатором нового перехвата управления на заводе стал другой "авторитетный бизнесмен" — гражданин Израиля Валерий Хейфец, умудрившийся захватить предприятие, не владея ни одной его акцией и не внеся ни одного рубля в инвестирование пpoизвoдcтвa.

Одним словом, у этой истории много глав, и каждая — материал для отдельного детектива, а следовательно, и для отдельного уголовного дела. Ее эпизоды — продажу секретных технологий завода представителем канадской фирмы г-ном Узбековым, реализацию подельниками Хейфеца 40 кг платины и т.д. — можно перечислять и перечислять. Журналистское расследование подобных детективных историй в России — дело "бессмысленное и беспощадное", потому что секрета из всего этого никто и не делает. Все детали разграбления крупнейшего оборонного завода страны известны правоохранительным органам до мелочей. Однако точку в этом детективе никто так и не поставил.

В начале этого года от представителей ВПК и органов власти можно было услышать, что спецслужбы наконец взяли ситуацию в Ступине под контроль. Но назначенная в феврале этого года в судебном порядке новый внешний управляющий Татьяна Буркова, представляющая интересы государства (и за которой вроде бы должны стоять эти самые спецслужбы), просто не может попасть на завод.

В начале этого года произошло еще одно событие, которое на первый взгляд никак не связано напрямую с событиями вокруг Ступинского завода стеклопластиков. Единственную подводную лодку Украины отбуксировали в российские доки для того, чтобы установить на нее аккумуляторные батареи, которые после развала СЗС начали производить в Греции. Вопрос о том, как секретная российская технология попала в распоряжение другого государства, пока никто не задавал. Очевидно лишь, что скоро и российскому подводному флоту придется закупать аккумуляторы в Греции, чтобы ставить их на наши подводные лодки. Или выходить из положения другими способами, один из которых уже опробован на практике... Останки АЛЛ "Курск" не будут уничтожены до конца. Некоторые ее механизмы и агрегаты переустановили на другие подлодки российского ВМФ. Столь нужных российскому подводному флоту аккумуляторных батарей на "Курске", как мы знаем, не было. Возможно, они появятся "в запасе" после очередной катастрофы...

Прокомментировать этот материал мы попросили руководителя Федеральной службы финансового оздоровления и банкротства Татьяну Ивановну Трефилову:

— Проблема Ступинского завода стеклопластиков заключается в двух моментах: задолженность у предприятия не слишком большая — порядка 100 миллионов, и процедура банкротства действительно возбуждена по очень незначительному долгу коммерческих кредиторов. Однако на сегодняшний день у государства подавляющее число голосов...

— Как же вдруг такое произошло, что после принятия нового закона у государства прибавилось голосов ? По-другому стали считать ?

— Предыдущий арбитражный управляющий составил реестр кредиторов таким образом, что в него попали те, кто не имел права считаться кредиторами. Это было сделано с целью отнять у государства право голоса. Мы исключили таких из числа кредиторов, и тогда получили более 50 процентов голосов.

Самая серьезная проблема СЗС на сегодняшний день в том, что не определен состав собственников. Акции завода неоднократно продавались, акционеры постоянно судятся между собой... Если бы объявился собственник, имеющий значительный портфель акций, все стало бы проще — было бы понятно, с кем общаться. Поэтому сейчас и ведется процедура банкротства, несмотря на попытки кредиторов постоянно менять управляющих. Но мы держим ситуацию под контролем.

—Получается?

— Важно понять, что хотят кредиторы от данного предприятия. Ему надо либо расплатиться с долгами (что в сложившихся обстоятельствах практически невозможно), либо создать новое предприятие, оценить его акции и продать на торгах. Причем я не исключаю, что от продажи акций будет выручено больше, чем 100 миллионов, тогда оставшиеся деньги пойдут собственнику. Попытки повлиять на процедуру, направить ее в пользу коммерческих кредиторов были с самого начала, но они не возымели успеха. Сейчас назначена оценка всех активов, приглашен независимый оценщик, после чего будет решен вопрос о продаже всего имущества на торгах через РФФИ. Любой собственник или акционер имеет право погасить имеющуюся задолженность в любой момент и вступить в права владельца предприятия. Я не исключаю такого сценария, если бы собственники договорились. Но между ними идет острая борьба. Например, некая группа "Бизнес и право" (с очень незначительным долгом) и некоторые другие постоянно пытаются поменять арбитражного управляющего. Процедура банкротства идет по старому закону, предусматривавшему возможность договориться с арбитражным управляющим, чтобы без торгов, без оценки продать предприятие. Мы этого, конечно, не допустим — у нас, представителей государства, большая часть коммерческой "кредиторки", поэтому арбитражного управляющего выбираем мы.

- По каким критериям ?

— Надо уточнить: мы выбираем саморегулируемую организацию (СРО), поэтому все равно, какой будет арбитражный управляющий, если он от весьма уважаемой организации. Сейчас все СРО только начинают работать, им необходимо подтверждать и доказывать свою репутацию. Так, в настоящее время на СЗС управляющим работает г-н Колесников, он как раз от такой организации, которая умеет держать своих арбитражных управляющих под строгим контролем и не позволит им лоббировать чьи-то частные интересы.

Нас же интересует только одно - должна быть погашена задолженность перед бюджетом, что произойдет в процессе процедуры банкротства. И это я Вам гарантирую.

***

[...] 28 мая ФСФО подало жалобу об отмене решения собрания кредиторов Ступинского завода стеклопластиков, о внесении изменения плана внешнего управления и о продаже имущества по договору, без аукциона. И 6 июня суд удовлетворил обеспечительную меру ФСФО, запретив продавать имущество. Таким образом, Федеральная служба финансового оздоровления и банкротства предотвратила окончательное разграбление одного из важнейших оборонных предприятий России.[...]

Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif