Операция "провал"

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Операция "Провал"»)
Перейти к: навигация, поиск


Лидеры КПРФ ведут партию к политическому банкротству

фото/Известия В пятницу на пленуме ЦК КПРФ будет обсуждаться вопрос о созыве внеочередного съезда партии. Накануне пленума появилось обращение десяти левых партий и общественных объединений. По сути «левая десятка» предъявила КПРФ ультиматум: либо на выборы выходит блок «коммунисты-аграрии-патриоты», либо союзники пойдут на них самостоятельно, а стало быть, заберут часть голосов у компартии. Обращение десяти — это лишь видимая часть скандальных процессов в стане оппозиции. На пленуме будут обсуждаться два вопроса. Кроме созыва внеочередного съезда коммунисты поговорят «об активизации организационной и политической работы в избирательных кампаниях 2003-2004 годов». «Активизироваться» КПРФ будет сложно по нескольким причинам. В последнее время резко обострились отношения партии с Кремлем. Наличие «определенной политической неискренности» в деятельности ведущих партий отметил в своем послании Владимир Путин. Примечательно, что президент поставил на вид руководству КПРФ беззастенчивое лоббирование интересов крупных компаний. Рейтинги КПРФ сегодня выглядят весьма неплохо. Это и создает широкие возможности для всевозможного «бартера» с крупным бизнесом. При этом поводов для оптимизма не так уж много. Зимой 1999-го соцопросы тоже давали коммунистам до 40% поддержки, но уже к лету цифры упали до 30%, а в декабре КПРФ получила более скромный результат — 24,3%. Наблюдатели считают, что в нынешних условиях даже такой процент может оказаться для КПРФ неподъемным и все «замечательные рейтинги» обернутся «социологической сказкой». А с учетом сложных отношений с властью КПРФ будет трудно провести своих выдвиженцев по одномандатным округам. Как следствие, представительство партии в будущей Думе сократится до неприличного числа мандатов — менее ста левых депутатов. Это очевидный и унизительный провал. Для которого, однако, есть все основания.

Деньги испортили товарищей…

Между тем в самой КПРФ происходят бурные события. Среди партактива растет недовольство линией ряда руководителей, к числу которых наблюдатели относят Геннадия Зюганова, «красного казначея» Виктора Видьманова и члена президиума КПРФ Петра Романова. Всех троих подозревают в ведении сепаратных переговоров с рядом крупных бизнес-структур о выделении финансовых ресурсов. Есть предположения, что уже заключены некие тайные договоренности, согласно которым двадцати ставленникам от крупного бизнеса обещаны места в партсписке. В околопартийных кругах ходят слухи, что под давлением своего окружения Зюганов даже согласился на создание в Думе-2004 депутатской группы во главе с представителем одного из крупных бизнесменов. Зависимость части КПРФ от финансовых вливаний со стороны крупного капитала становится все более очевидной. Например, в партии уже открыто говорят о том, что большинство активов того же Видьманова находятся в залоге под кредиты крупной финансово-промышленной группы. Два главных идеолога КПРФ — Иван Мельников и Олег Куликов — вместе с тем же Романовым замечены в близости с наращивающим политическую активность нефтяным холдингом. Однако, по слухам, всех переплюнул еще один партбосс — Борис Кашин (говорят, он не чурается подозрительных контактов со всеми заинтересованными бизнесменами). Шок партийцев понятен — большинство из них не для того «вступали в коммунисты», чтобы в какой-то момент обнаружить: компартией манипулируют капиталисты. Еще более рядовые партийцы недовольны тем, как номенклатура обращается с поступающими средствами. Ладно бы этот процесс был монополизирован узкой группой товарищей (в конце концов финансирование любой партии — всегда тайна за семью печатями). Есть подозрение, что выделяемые деньги имеют сомнительное происхождение и используются, в терминах Счетной палаты, «нецелевым образом». Злые языки предлагают даже рассматривать КПРФ в качестве перевалочной базы по отмыванию «черной налички».

…а власть – лидеров

Другой разрушительный процесс внутри КПРФ связан с болезненным стремлением Геннадия Зюганова избавиться от любого мало-мальски опасного для него конкурента в борьбе за лидерство на левом фланге. Год назад жертвой вождизма пали Геннадий Селезнев и Николай Губенко. В последние три месяца в партии идет кампания по выдавливанию из оппозиции Сергея Глазьева. По информации «Известий», основная ставка сделана на лишение Глазьева какой бы то ни было перспективы в левом движении. Сначала была продавлена идея о том, что ему не следует возглавлять зональный партсписок в Сибири (после его успеха на выборах губернатора Красноярского края — более чем нелогично). Более того, окружение коммуниста № 1 настояло, чтобы Глазьеву не разрешили баллотироваться в одномандатном округе на юге Красноярского края. Чуть позже дали понять: не будет и предвыборного блока, на создании которого настаивал Глазьев. После этого стало ясно, что Сергея Юрьевича не ждут в первой тройке партсписка. Наконец, ему не светит и создание собственной депутатской группы в будущей Думе (хотя такой вариант обсуждался). Получается, Глазьеву попросту не оставляют выбора — с каждым днем растет вероятность его самостоятельного выступления на выборах во главе другого блока. По логике, это серьезный удар по КПРФ. Зюгановцы мыслят по-другому. Они надеются, что разоблачение очередной «пятой колонны» консолидирует партию. Для КПРФ стало уже традицией — чем ближе выборы, тем активней «охота на ведьм». Хотя во многих парторганизациях считают, что настоящей пятой колонной являются сам Геннадий Андреевич и его окружение. Для этих людей личные амбиции гораздо важнее, чем интересы партии. Именно их тактика ведет партию к поражению на выборах. Примечательно, что на фоне этого «разброда и шатаний» явной активности не проявляет один из заметных игроков на левом поле — Геннадий Семигин. Его пытались выдавить из оппозиции еще до антиглазьевской кампании. Получить комментарий от него самого не удалось, однако из окружения лидера КПРФ стало известно: два Геннадия вроде как помирились. Близкие к лидеру КПРФ источники утверждают, что сейчас Семигин весьма равнодушно относится к тому, что избирательный блок КПРФ-НПСР сформирован не будет. С некоторых пор он перестал проявлять какую бы то ни было активность на эту тему. Тот же источник утверждает: Семигин крайне отрицательно настроен в отношении создания любых новых блоков, в том числе и глазьевского.

За провал — ответишь!

Компартия оказалась в глубоком системном кризисе. Проблемы с рейтингом у «Единой России» (равно как и проблемы этой партии на выборах) могут служить слабым утешением для деградирующей старушки КПРФ. Сейчас это кажется нереальным, но многие аналитики КПРФ укрепляются во мнении: нынешняя избирательная кампания может стать (и, очевидно, станет) последней для Зюганова в качестве главы коммунистов. Проблема не в Глазьеве и не в том, что он может получить со своим потенциальным блоком много голосов. И не в Семигине, обладающем хорошими организационными возможностями и значительным финансовым потенциалом, если тот вдруг решится покинуть коммунистов. Вместе с последним партийные ряды оставят люди, которые могут дать ощутимую прибавку голосов (в этом случае негативные последствия для КПРФ будут гораздо серьезней). Главная же проблема КПРФ в том, насколько сама партия готова в очередной раз простить своему лидеру слабое выступление на выборах. Как ни крути, но именно Зюганов сегодня возглавляет партийный предвыборный штаб; отчасти он лично распоряжается партийными деньгами; он же единолично принимает решения по формированию списка кандидатов в депутаты. При всем при этом он — «самое слабое звено партии». Подобная конструкция в принципе не приводит ни к чему хорошему, а в совокупности — неизбежно ведет к провалу. Личная проблема для Геннадия Андреевича только в одном — после 7 декабря 2003 года ему не удастся перевести стрелки на кого-то из подчиненных. За все отвечает лидер. Лично! Его судьбу определят цифры — не количество спонсорских денег, а число депутатских мандатов в Думе-2004. В 1995-м коммунисты с союзниками контролировали 206 депутатов, после выборов 1999-го у них осталось всего 126. Наиболее вероятная численность левых депутатов после выборов — чуть меньше 100 человек. Без вариантов.

Александр САДЧИКОВ

Оригинал материала

«Известия»