Операция "Светоч"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Операция "Светоч"

Оригинал этого материала
© ИА "Паритет-медиа", origindate::15.04.2009, Фото: ncbk.ru

Почему владельцы Северо-Западной лесопромышленной компании (СЗЛК) супруги Битковы не хотят возвращаться в Россию

Сергей Мелешко

Compromat.Ru

Compromat.Ru

Хозяева СЗЛК супруги Игорь и Ирина Битковы

Бумажная пирамида

Калининградское независимое информационное агентство (КНИА) вскрыло деятельность организованной преступной группы в российской целлюлозно-бумажной промышленности. Проанализировав более 150 публикаций российской прессы, десятки специализированных изданий, а также около 50 официальных пресс-релизов, судебных документов и доступных материалов бухгалтерской отчетности, КНИА пришло к выводу, что банкротство Неманского целлюлозно-бумажного комбината (входит в состав группы предприятий Северо-Западная лесопромышленная компания) – результат грамотно спланированной, заранее подготовленной махинации хозяев СЗЛК, супругов Игоря и Ирины Битковых. Причем, в ее реализации, помимо топ-менеджеров НЦБК и СЗЛК, были задействованы представители судебной, исполнительной и законодательных ветвей власти Калининградской области.
Специалисты КНИА с цифрами, документами и фактами по полочкам разложили каждый ход этой потрясающей аферы. Их аналитическое исследование так и называется: «Афера года. Банкротство Неманского ЦБК».

Хозяева СЗЛК-НЦБК-КФОБ (Каменногорской фабрики офсетной бумаги — еще один актив СЗЛК), имитируя активное развитие предприятий, сумели выстроить грандиозную финансовую пирамиду. Беря в банках новые кредиты для погашения предыдущих, они к началу 2008 года довели задолженность НЦБК почти до 4 млрд рублей. Когда же стало ясно, что дальнейшее пирамидальное «развитие» бизнеса невозможно, провернули изящную по задумке и дерзкую по исполнению операцию: образовали фиктивную задолженность комбината перед аффилированной офшорной структурой, которая за счет этого и стала главным «кредитором» НЦБК. В результате, когда Неманский ЦБК объявил о своей несостоятельности, процедура банкротства оказалась полностью под контролем Битковых.

Сами владельцы СЗЛК предусмотрительно покинули пределы России. И теперь периодически строчат из-за рубежа письма кредиторам, придумывая варианты примирения, больше смахивающие на изощренное издевательство. К примеру, в начале

этого года предложили погашать долги продукцией НЦБК и КФОБ. То есть школьными тетрадками или бумагой. Хорошо, хоть писчей, а не туалетной.


С другой стороны – что они могут еще предложить? Объем кредиторской задолженности предприятия приблизился к 4 годовым выручкам, или 35 годовым прибылям НЦБК. Тем не менее, преданные исполнители по сей день занимаются прикрытием всей этой схемы, имитируя процедуру финансового оздоровления предприятия.
О том, что примерно так и произойдет, Компромат.ру писал еще в 2005 году (Пирамида СЗЛК и Минеры из СЗЛК, [page_17462.htm Бермудский треугольник СЗЛК и Последний хапок СЗЛК], [page_17746.htm Сказки дядюшки Биткова] (в двух частях – Вперед, за кредитами! и Когда машины молодеют, а сказочники наглеют). И разгневанные представители СЗЛК даже [page_20111.htm присылали судебные решения, требуя опровергнуть публикации]. Как сейчас выясняется – опровергать было по сути нечего.

Как 10 тысяч рублей превратить в двадцать миллионов долларов

Но обо всем по порядку. Как и полагается, сначала о родителях.

'''
Битков Игорь Владимирович родился в г. Новодвинске Архангельской области 7 августа 1968 г. В 1994 г. окончил Архангельский лесотехнический институт по специальности «инженер лесного хозяйства». Трудовой путь начал в 1989 г. с должности техника-проектировщика архангельского филиала института «Союзгипролесхоз», затем работал машинистом турбины Архангельского ЦБК. С 1989 г. руководил молодежным центром Ломоносовского райкома комсомола Архангельска. С 1994 г. — директор фирм «Лесмаркет», «Лесмаркет-Петро», «Лесинвест». В 1997 г. основал и возглавил Северо-Западную лесопромышленную компанию.


Биткова Ирина Вячеславовна родилась в Архангельске 6 июня 1970 г. Окончила Санкт-Петербургский Университет МВД России по финансово-бухгалтерской специальности. Также обучалась в Открытом университете Великобритании, получила диплом профессионального

менеджера и степень MBА. В 1992-1997 годах работала главным бухгалтером фирмы «Лесмаркет». С 1997 по 2002 годы являлась финансовым директором «Северо-Западной Лесопромышленной Компании». С 2002 года – председатель Совета директоров «Северо-Западной Лесопромышленной Компании» и председатель Совета директор

ов «Неманского целлюлозно-бумажного комбината».

Итак, комсомолец-инженер и милиционерша с МВА основали Северо-Западную лесопромышленную компанию в далеком 1997 году. По сути эта компания, как в свое время наглядно продемонстрировали журналисты «Газеты 35», представляла собой типичную «прокладочную» структуру: имея уставный капитал 10 тысяч рублей, она выступала трейдером-посредником при НЦБК и СЗЛК. Произведенная на принадлежащем Битковым Неманском ЦБК целлюлоза поставлялась на битковскую же Каменногорскую фабрику не напрямую - сначала оформлялась продажа целлюлозы на СЗЛК, и уже СЗЛК перепродавала эту целлюлозу в Каменногорск. Как следствие, все это утраивало обороты трейдера, устанавливающего свои цены и для Каменногорска, и для Немана. Кроме того, при такой системе бухгалтерских проводок в отчетности можно демонстрировать любые прибыли — в зависимости от того, что выгодней с точки зрения сотрудничества с банком-кредитором.

Сотрудничать получалось блестяще: начиная с 2000 года, супругам Битковым удавалось каждый год брать кредитов в 2-3 раза больше, чем в предыдущий. По самым скромным оценкам, к лету 2005-го они уже смогли заработать на строительстве этой пирамиды около 20 миллионов долларов. Общая сумма всех кредитных соглашений с участием СЗЛК, Неманского комбината и Каменногорской фабрики к тому времени составляла впечатляющие 14 миллиардов рублей. Справедливости ради стоит отметить, что это, конечно же, не сумма уже взятых кредитов, а совокупный размер открытых кредитных линий, подкрепленных, впрочем, протоколами о намерении и кредитными меморандумами.
Тем не менее, сумма все равно впечатляет. Это больше всего годового бюджета Калининградской области, в которой расположен Неманский ЦБК, и, конечно, в десятки раз больше, чем стоят Неман и Каменногорск вместе взятые на самом деле.

Примерно в то же время журналисты вологодской «Газеты 35» нарисовали вероятный сценарий дальнейшего развития событий: «Но самое интересное произойдет, когда банки потребуют назад свои деньги или попробуют продать залоги. Комбинаторы с СЗЛК заложили потрясающую по простоте и эффективности юридическую бомбу. Мало того, что залоги СЗЛК на Немане и Каменногорске стоят от силы 10 миллионов долларов …, а продать это оборудование другим даже за 10 миллионов долларов будет неимоверно трудно. Можно вообще оставить банки-кредиторы ни с чем».


Еще в 205 году журналисты предупреждали, что когда отчаявшиеся вернуть свои деньги банки-кредиторы начнут банкротить реальные активы - Неманский ЦБК и Каменногорскую фабрику офсетных бумаг – вполне может выясниться, что основной кредитор этих предприятий – какая-нибу

дь новая, доселе никому неизвестная, но, конечно же, во всех отношениях добросовестная компания. Примерно так все и произошло.

Факты, и ничего кроме фактов

Эксперты КНИА, проведя тщательный анализ бухгалтерских балансов НЦБК, выяснили: с 2006 года чистая прибыль предприятия начала стремительно падать. И главную роль в этом сыграла постоянно возраставшая долговая нагрузка комбината. Так, показатель «кредиты и займы» увеличился за 2006 год в 1,4 раза (на 544 млн руб.), в 2007 году в 1,5 раза на 880 млн руб.), в 1 квартале 2008 года объем долгов вырос еще на 120 млн руб. В итоге по состоянию на конец 1 квартала 2008 г. общая задолженность НЦБК по кредитам и займам составила 3,56 млрд руб. или 59% валюты баланса.

Ясное дело, что при таких показателях перекредитовываться было с каждым разом все сложнее и сложнее. Час «Х» наступил 9 апреля 2008 года – когда подошел срок очередного платежа Сбербанку на сумму 175,6 млн руб. Эта сумма не была перечислена, что позднее признал Игорь Битков в октябрьском интервью изданию Business Guide (приложение к газете «Коммерсант»). В результате банк в соответствии с подписанным СЗЛК кредитным договором получил полное право потребовать досрочного погашения всех ранее выданных кредитов в течение 2 суток. Но объявление кросс-дефолта по группе СЗЛК и направление ей требования о возврате кредитов произошло только 24 апреля 2008 года. В промежутке между 9 и 24 апреля Сбербанк пытался выйти на собственников СЗЛК, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию, но так и не см

ог с ними связаться.
Собственники СЗЛК в это время были заняты совсем другим, более важным делом.

КНИА, подняв постановления Арбитражных судов, обнаружило, что уже 10 апреля 2008 года некий британский офшор Vilda Consult Ltd. приобретает ООО «Светоч» — небольшую питерскую фабрику по производству школьных тетрадей — у топ-менеджеров этого предприятия. Окончательно их доля была выкуплена 15 апреля. А уже на следующий день, 16 апреля, этот офшор заключает с Неманским ЦБК договор купли-продажи 100% доли в уставном капитале ООО «Светоч» на сумму — ни много ни мало — 3,7 млрд рублей. Причем, согласно договору, оплата доли должна быть произведена покупателем в течение 10 (!) дней с момента его заключения. Обеспечение сделки, как нетрудно догадаться — недвижимое имущество НЦБК. Кроме того, 17 апреля заключается еще один договор, по которому поручителем НЦБК по сделке с Vilda Consult Ltd. выступает КФОБ.


Один пикантный штрих. По данным бухгалтерского баланса на origindate::31.03.2008 года, т.е. всего за 2 недели до оформления договора, на счету НЦБК было всего 15,981 млн руб. собственных средств или около 0,5% от договорной стоимости приобретаемого актива. Этого не хватило, чтобы 9 апреля (всего за неделю до покупки ООО «Светоч») внести очередной платеж Сбербанку. То есть денег для выплаты процентов по кредиту – нет, а фабрику почти за 4 миллиарда, да под залог собственного имущества – пожалуйста!

Операция «Светоч»

Возникает законный вопрос – может, сокровище какое покупали, за счет которого планировали все свои проблемы решить? Которое несметные богатства должно принести? Посмотрим. По информации, опубликованной «Ведомостями» со ссылкой на тогдашнего председателя совета директоров компании А.Кузьмина, в 2007 году выручка «Светоча» составила примерно 240 млн. руб. По данным бухгалтерской отчетности ООО «Светоч», которые удалось разыскать КНИА, балансовая стоимость активов фирмы на начало 2008 года составляла 144 млн руб. — т.е. примерно в 25 с лишним раз меньше суммы покупки этого актива НЦБК. При этом боль

шую часть балансовой стоимости активов составляла нераспроданная продукция — канцелярские товары (60 млн руб.) и дебиторская задолженность (40,3 млн руб.). Кроме того, «Светоч» сам был должен поставщикам и контрагентам около 103 млн руб.
Отличный свечной заводик – что еще можно сказать? Ах, да. На момент сделки — апрель 2008 г. — компания арендовала производственные площади у Ленинградского электромеханического завода (ЛЭМЗ) и некоторых других предпри

ятий. Значительную часть продукции производила по аутсорсингу. Таким образом, можно смело утверждать, что у «Светоча» не только не было собственной производственной площадки, но он также не располагал собственным производственным оборудованием в необходимом объеме.
Впрочем, что мы все о «Светоче»? 24 апреля Сбербанк, не дождавшись процентов по кредиту, как и указано в договоре, объявляет кросс-дефолт по всем обязательствам группы СЗЛК и требует погасить все долги в 5-дневный срок. Но уже поздно. Спустя четыре дня, когда НЦБК, ясное дело, с британским офшором не расплатился, Vilda становится крупнейшим кредитором НЦБК.

Можно смело объявлять банкротство. Остальные кредиторы – Газпромбанк, Сбербанк, Связь-банк и др. – с совокупными требованиями на общую сумму 3,65 млрд рублей – становятся сторонними наблюдателями в этой захватывающей игре. Им остается лишь ждать, когда у руля НЦБК встанет выбранный по указке самого должника арбитражный управляющий, и робко надеяться, что он будет действовать в интересах всех кредиторов.

Надо отдать должное объективности – и, пожалуй, чувству юмора экспертов КНИА. В своем бюллетене они приводят рассказ СЗЛК об истории взаимоотношений НЦБК с Vilda Consult Ltd. Согласно этой легенде, владельцы СЗЛК задолго до апреля 2008 года вели переговоры о покупке ООО «Светоч» с некими немецкими бизнесменами, владельцами британского офшора Vilda Consult Ltd.

'''
Цитата из пресс-релиза СЗЛК от origindate::13.11.2008:
«Немцы были заинтересованы во вхождении в число владельцев более крупного российского предприятия отрасли, а владельцы СЗЛК – в укрупнении бизнеса. Переговоры между Vilda Consult Ltd. и СЗЛК начались в конце 2006 года, когда поступило первое предложение об объединении активов... В начале 2007 года отношения двух предприятий были оформлены в стратегический альянс, затем был заключен договор купли-продажи 100% доли в уставном капитале «Светоча». Следующим шагом на основании договоренностей должна была стать передача Vilda Consult Ltd. 20% долей в уставных капиталах СЗЛК и предприятий Группы – ООО «Неманский целлюлозно-бумажный комбинат» и ЗАО «Каменногорская фабрика офсетных бумаг. В разгар процесса объединения в СЗЛК и пришло известное требование Сбербанка о возврате всех кредитов и процентов по ним в двухдневный срок. СЗЛК оказалась вынужденной инициировать процедуру наблюдения. Vilda Consult Ltd. сразу же отказалась от планов вхождения в число акционеров СЗЛК. Таким образом, СЗЛК оказалась должна Vilda Consult Ltd. 3,7 млрд руб.…».

Дальше читать этот бред сил уже нет никаких. Штирлиц в гробу бы перевернулся от такой «легенды»: значит, в 2006-м, когда поистине золотой «Светоч» еще принадлежал своему вполне себе русскому топ-менеджменту, СЗЛК уже вел переговоры с немецкими собственниками британского офшора Vilda о его приобретении. Вывод из этого можно сделать один: разводить банки на деньги у собственников СЗЛК получалось гораздо лучше, чем слагать легенды о «Светоче».

Эпилог с нитками, но без Родины

Видимо, предвидя, что белые нитки в деле банкротства Неманского ЦБК рано или поздно станут очевидны, супруги Битковы еще весной 2008-го отправились подальше от столь любимого ими комбината. И, наверное, там, где-нибудь на берегу моря на уютной вилле, очень скучают и по России, и по сотням сотрудников родного предприятия. Во всяком случае, письма из-за границы шлют регулярно. То расскажут рабочим, что они, мол, с ними в одной лодке, и не перестают бороться за спасение компании. То кредиторам предложат школьными тетрадками вместо денег довольствоваться.

А что же кредиторы?! – Воскликнет какой-нибудь мало знакомый с российской действительностью читатель. — Почему же, мол, они в суд не обратятся, почему не предъявят все эти очевидные факты фиктивного по сути банкротства? Представляете – не усмотрел ни один из представителей Калининградского арбитражного суда (из тех, что вели данный процесс, конечно же) ничего странного в стремительном появлении самого крупного кредитора НЦБК за несколько дней до банкротства комбината. Во всяком случае, до сих пор не усмотрел.
Однако победу семье Битковых, судя по всему, праздновать все же рано. Действующий генерал-майор милиции, проработавший более 25 лет в системе органов внутренних дел, согласился прокомментировать КНИА сложившуюся ситуацию: «В любой ОПГ есть своя иерархия отношений и ролей. В нашем случае вероятными организаторами преступной группы и выгодоприобретателями банкротства являются участники ООО «НЦБК» и акционеры ЗАО «КФОБ». В прессе таковыми себя называют предприниматели Битковы, а точный список этих лиц устанавливается в ходе оперативно-следственных мероприятий. В действиях организаторов присутствуют признаки сразу нескольких составов преступления. Во-первых, ст.196 УК РФ – преднамеренное банкротство. Во-вторых, сделка между НЦБК и Vilda Consult по покупке ООО «Светоч» в случае доказательства ее фиктивного характера попадает под действие ст. 159 (мошенничество) и ст. 160 УК РФ (хищение, совершенное организованной группой в особо крупном размере). Перечисленные мною статьи относятся к серьезным преступлениям, по которым предусмотрены продолжительные сроки ограничения либо лишения свободы». Конкретнее – до 10 лет.

Кроме того, по мнению генерала милиции, в качестве вероятных исполнителей к ответственности можно также привлечь руководство НЦБК и Vilda, а список соучастников и пособников вполне могут пополнить и арбитражные управляющие, и даже подозрительно близорукие судьи.

Так что вряд ли супруги Битковы отчаянно будут рваться на Родину. Здесь и без них у прокуратуры фигурантов полно.