Операция "Смоленский конь"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© ИА InterRight, origindate::25.02.2013, Фото: via viperson.ru, m-zaxaroff

Операция "Смоленский конь"

Как "политрешальщик" Максим Мейер сенатора Мишнева в СовФед "заводил"

Олег Гаврилов

Compromat.Ru

Максим Мейер

Нового сенатора от Смоленщины Анатолия Мишнева злые языки в Совете Федерации сравнивают с Конем Калигулы, которого римский император столь же неожиданно для патрициев ввел в Сенат. По утверждению коллег Мишнева, новичок практически не способен на членораздельную речь, но при этом по лошадиному фыркает на заседаниях, а также от нетерпения бьет копытом в случае очереди в буфет.

Новоявленного сенатора стараются не замечать и не здороваться: биография Мишнева изобилует такими криминальными фактами, которые делают его нерукопожатным. Например, помимо причастности к расхищению дорожных фондов родной Смоленщины с фигурой Мишнева также связывают громкие скандалы с покушениями на смоленских политиков. А кроме этого, уже далеко за пределами верхней палаты известно, что продвижение 56-летнего смолянина в Сенат стало самым скандальным и, поговаривают, самым дорогим проектом в истории такого рода кадровых операций.

«Политическим отцом» нового сенатора Мишнева в СовФеде называют помощника первого зампреда верхней палаты политтехнолога Максима Мейера. Сын директора Института Азии и Африки и скандально известный «мордодел», которого в профессиональной среде называют «разводчиком от пиара», в начале 2000-х успел побывать заместителем начальника управления внутренней политики Администрации президента. Однако был быстро изгнан с этой должности за несанкционированный вброс политической провокации: на контролируемом им ресурсе Страна.Ру появилось сообщение о тяжелой болезни главы Газпрома Алексея Миллера, что краткосрочно обрушило акции монополии, но позволило заработать посвященным в эту операцию лицам. С именем Мейера связывают также скандал в Свердловской области, когда бывший губернатор Александр Мишарин изгнал политтехнолога за низкую эффективность и непомерные запросы. Опытному интригану Мейеру без труда удалось обаять и недавно назначенного губернатора Смоленской области Алексея Островского. Пообещав активизировать в поддержку регионального главы «старые связи» в АП, возможности в Совете Федерации, а главное – большие финансовые выгоды, Максим Мейер подсказал губернатору имя его нового представителя в верхней палате. К слову, про Мейера и раньше ходило много разговоров о причастности этого дельца к торговле сенатскими мандатами – причем, что характерно, Максим умудрялся осуществлять и так называемые двойные продажи, когда за одно кресло в СовФеде решальщик берет предоплату сразу с двух кандидатов (но впоследствии выясняется, что назначают третьего). Как говорят информированные источники, смоленского губернатора предприимчивый политтехнолог заверил, что продумал всю схему проекта, в котором предполагалось задействовать прокуратуру и суды разных уровней, депутатов Госдумы от КПРФ и прочий расходный инструментарий. Кстати, позже вскрылось, что в проект оказался вовлечен заместитель полпреда президента в Центральном федеральном округе Андрей Ярин, который осуществлял координацию на своем уровне, а также ряд сотрудников центрального аппарата МВД, которые инициативно ездили в регион «контролировать ситуацию». Дело было осенью 2012 года, когда Островский уже заявил жителям области о поддержке на эту должность московского предпринимателя Константина Малофеева, которому вначале предстояло выиграть выборы депутатов местного совета в Угранском районе Смоленщины.

Фактически по итогам декабрьских выборов бизнесмен действительно прошел в ряды районных избранников, но спустя несколько дней Вяземский райсуд отменил итоги голосования якобы по причине вскрывшегося подкупа избирателей. Началось с того, что житель Москвы Рустям Нуриманов обратился к депутату Госдумы от фракции КПРФ Николаю Иванову с заявлением о том, что некоторым жителям села Красное Угранского района якобы платили по 500 рублей за голосование в пользу Малофеева. Депутат-коммунист от Курской области Иванов, внезапно обеспокоившийся судьбами далекой от него Смоленщины, тут же, будто по команде, направил соответствующий запрос № ИНН-5/72 в Генпрокуратуру. А спустя несколько дней к Иванову присоединилась коллега – руководитель аппарата фракции КПРФ Нина Останина. Парламентарий от Кузбасса обратилась к и.о. прокурора Смоленской области Виктору Лосеву с просьбой «принять меры прокурорского реагирования». Дальше – дело техники: под рукой у и.о. смоленского прокурора Лосева для таких случаев имелась верная команда районных прокуроров, готовых по приказу из областного центра в тот же час найти на своих территориях даже убийцу американского президента Кеннеди. Прокуроры Угранского, Новодугинского и Кардымовского районов Вадим Зайцев, Игорь Евстигнеев и Андрей Мешков известны в своих вотчинах как сторонники жизни по понятиям. Так, под их четким надзором в смоленских райцентрах по сей день, как в лихих 90-х, действуют бригады рэкетиров и прочих лихих людей. Впрочем, прокуроры – оборотни уже нажили себе проблемы с откровенным «крышеванием» районных рынков, вступив в конфликт с местными предпринимателями, которые говорят, что готовы дойти до президента, но лишить мздоимцев должностей. Как бы там ни было, но в конце прошлого года эта прокурорско-криминальная команда Лосева активно поучаствовала в проекте «Смоленский конь»: буквально в день обращения депутата от КПРФ прокурорские отчитались о проведенной проверке и возбуждении уголовного дела по якобы имевшему место подкупу избирателей.

Параллельно помощник первого вице-спикера Совета Федерации Максим Мейер нашел подход и к главе верхней палаты Валентине Матвиенко, ненавязчиво агитируя ее поддержать кандидатуру нового смоленского сенатора Мишнева.

Впрочем, гладкая часть проекта политтехнолога Максима Мейера на этом закончилась. Как выясняется, столичная прокуратура на днях приняла меры к руководству УВД московского района Тверской в связи с отказом в возбуждении уголовного дела по факту лжесвидетельствования гражданина Нуриманова Р.А., с которого и началась скандальная история «Смоленского коня». Дальше – больше. Выяснилось, что обеспокоенный перспективой отвечать на неприятные вопросы следователей, а главное – коллег по фракции, депутат от КПРФ Николай Иванов внезапно слег в курскую больницу якобы с воспалением легких. Оказалось, что неспроста подписалась под темной смоленской историей и глава фракционного аппарата КПРФ Нина Останина.

Эта партийная дама уже не раз отмечалась депутатскими запросами, написанными будто под копирку в интересах бывшего гендиректора «Связьинвест» Евгения Юрченко и экс-совладельца «Мегафона» Леонида Маевского. При этом во фракции коммунистов ни для кого не секрет, что Останина регулярно получает «вторую зарплату» от этих олигархических источников. Но в истории со смоленским запросом Останиной существовал и иной стимул. По разговорам во фракции, всезнающий политтехнолог Мейер пообещал Останиной взамен на доносный запрос в Смоленскую прокуратуру помощь в условно-досрочном освобождении ее сына Даниила, осужденного в прошлом году на 12 лет колонии за убийство своего партнера по бизнесу. Хотя сама Останина в свое оправдание везде ссылается на якобы имевшее место указание руководства фракции. Мол, это сам Зюганов попросил ее «впрячься» в смоленский проект политтехнолога Мейера.

Стоит ли объяснять, что на самом деле Зюганов о таком проекте вряд ли ранее слышал, но наверняка уже проинформирован о сомнительных политических блуднях своих подопечных Иванова и Останиной. Между тем, скандал с небескорыстным участием депутатов – коммунистов в истории со смоленскими выборами грозит не только публичной разборкой внутри фракции КПРФ, но и разбирательством на пленарном заседании с последующим лишением по крайней мере парламентария Иванова думского мандата. По словам одного из представителей коммунистической фракции, пока еще есть шанс замять скандал с Ивановым и Останиной, но для этого им предложено «до конца февраля отозвать их запросы и извиниться перед теми, кого они вольно или невольно оклеветали». Ситуация усугубляется еще и тем, что лжезаявитель Нуриманов, на обращение которого ссылались депутаты – коммунисты, неожиданно ударился в бега и, по всей видимости, будет объявлен в федеральный розыск.

Между тем, история примененной на Смоленщине «схемы Мейера» с фиктивным подкупом избирателей, устранению неугодного кандидата и практически криминальной проводке в кресло сенатора Анатолия Мишнева может иметь далеко идущие последствия. Причем не только для ушлого политтехнолога Максима Мейера, но и для самого сенатора Мишнева заодно с губернатором Островским. Региональный глава и новый сенатор даже провели на днях срочное «совещание» с местным авторитетным предпринимателем, владельцем производственного кооператива «Лаваш» Андреем Разуваевым, который, как говорят на Смоленщине, держит на зарплате некоторых областных судей. Якобы Разуваеву на правах старинного приятеля сенатора Мишнева поручено оказать влияние на судейский корпус региона, а в особенности – на председателя Смоленского областного суда, где в апелляционной инстанции готовится рассмотрение дела о законности выборов в Угранском районе. Участники концессии «Смоленский конь» явно занервничали и больше всего опасаются, что детали проекта станут известны в президентской Администрации. По слухам из верхней палаты, предусмотрительный Мейер на всякий случай уже готов пойти на компромисс с оперативниками и раскрыть им имена заказчиков проекта «Смоленский конь», чтобы взамен выйти из игры сухим. Впрочем, СМИ недавно уже назвали высокопоставленных попечителей и родоначальников этого смоленского проекта. Остается лишь догадываться о степени причастности к этому Максима Мейера, которому не впервой подводить под монастырь своих прежних работодателей.

Compromat.Ru

Анатолий Мишнев