Операция "Энтеббе": современная версия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Операция "Энтеббе": современная версия 32 года назад освобождение заложников в Колумбии прошло при участии израильских специалистов по антитеррору. Никто не обвинял Израиль в нарушении суверенитета Колумбии

"Блестящая операция по освобождению 15 заложников без единого выстрела из рук леворадикальной организации FARC в Колумбии не обошлась без участия Израиля, сообщили все центральные израильские СМИ в день 32-летия со дня проведения знаменитой операции "Энтеббе". Освобожденная заложница, бывший кандидат в президенты страны Ингрид Бетанкур, просидевшая в плену у FARC шесть лет, назвала операцию, проведенную колумбийскими военными, блестящей и беспрецедентной. По словам Бетанкур, "столь совершенные операции проводили разве что израильские спецназовцы". И это упоминание не случайно. Возможно, женщина знала, что израильтяне действительно приложили руку к ее освобождению, пишет Haaretz. Haaretz, ссылаясь на официальные источники в Колумбии, сообщает: операцию спецназа по вызволению заложников спланировали израильские военные советники во главе с бывшим начальником оперативного отдела Генштаба бригадным генералом запаса Исраэлем Зивом, ныне возглавляющим компанию Global CST. Эта компания, в которой одним из партнеров Зива является бывший глава аналитического отдела военной разведки АМАН полковник в отставке Йоси Купервассер, в последний год оказывала услуги правительству Колумбии с ведома и одобрения израильского правительства. Все источники подчеркивают, что в самой спецоперации израильтяне участия не принимали. Однако их рекомендации и помощь сыграли важную роль в подготовке к этой дерзкой вылазке. Подготовка заняла почти год. Правда, ходили слухи, что к освобождению заложников на Дубровке израильские спецслужбы тоже приложили старания. Кто знает... Агентам армии удалось внедриться в руководящие органы FARC вплоть до самого высшего командования, собрать всю необходимую информацию о местонахождении заложников, передвижениях отрядов FARC и т.п. Лишь после этого группа спецназовцев, переодетых повстанцами, на перекрашенном в белый цвет военном вертолете, якобы принадлежащем "гуманитарной организации", высадилась в джунглях, убедила командира отряда вместе с 15 заложниками подняться на борт вертолета и спокойно улетела на глазах у 60 оставшихся боевиков. "С тех пор как стало известно об этой потрясающей операции, все мировые СМИ приписывают успех "школе" израильской разведки. Однако израильтянам важно подчеркнуть достижения и заслуги колумбийцев", - пишет Haaretz. Генерал Зив назвал операцию "колумбийской Энтеббе" - не только по уровню исполнения, но и по политическому значению этого успеха для колумбийского правительства. Рейд особых подразделений Армии обороны Израиля для освобождения заложников, захваченных палестинскими террористами на борту самолета компании "Эр Франс", который по их приказу совершил вынужденную посадку в аэропорту Энтеббе, рядом со столицей Уганды Кампалой, запомнился навсегда. В воскресенье 27 июня 1976 года самолет французской авиакомпании "Эр Франс", выполнявший обычный рейс по маршруту Тель-Авив-Париж, был захвачен четырьмя вооруженными террористами, членами организации Народный фронт освобождения Палестины, которой руководил Дж. Хабаш. В момент вылета из Тель-Авива на борту самолета находилось более двухсот пассажиров, в том числе 83 израильтянина. Террористы проникли на борт самолета в Афинах, где он совершал промежуточную посадку. В афинском аэропорту в это время проходила забастовка наземного персонала, благодаря чему террористов практически никто не досматривал. По их приказу самолет приземлился в аэропорту ливийского города Бенгази, после дозаправки горючим поднялся в воздух и совершил посадку в аэропорту Энтеббе. Пассажиры и команда самолета, которая отказалась оставить заложников, были размещены в старом здании аэропорта. В Уганде к похитителям присоединился еще ряд палестинских террористов. Террористы несли внутреннюю охрану в здании с заложниками, а угандийские солдаты охраняли его снаружи, отойдя от старого здания аэропорта на 50 метров. Диктатор Уганды Иди Амин тесно сотрудничал с террористами и, неоднократно выступая перед заложниками, говорил, что их судьба в руках правительства Израиля, которое должно принять все требования похитителей. Во вторник 29 июня были освобождены 47 пассажиров, в основном пожилые женщины, дети и больные. В тот же день террористы предъявили ультиматум, в котором требовали освободить террористов, находившихся в заключении: 40 - в тюрьмах Израиля, шестерых - в Западной Германии, пятерых - в Кении, одного - во Франции. Террористы угрожали, что если в четверг 1 июля к 14 часам по угандийскому времени заключенные не будут освобождены, то все заложники будут убиты, а самолет взорван. Затем срок ультиматума был продлен еще на 24 часа. Вечером 29 июня пассажиры с израильскими паспортами - 83 человека были отделены от других пассажиров, причем этой операцией руководили террористы-немцы. 30 июня остальные пассажиры, 101 человек, в большинстве евреи, но без израильских паспортов, были освобождены. Французский экипаж самолета во главе с капитаном М. Бакю остался с заложниками. 1 июля израильское правительство объявило, что оно принимает все требования террористов и просит Францию быть посредником в переговорах об освобождении заложников. Не прекращая дипломатических контактов, израильское правительство поручило военным разработать план операции по спасению заложников. С военной точки зрения такая операция не имела прецедентов в истории, считают израильтяне. Израильские самолеты должны были пролететь около четырех тысяч километров, их могли обнаружить советские радары. Нужно было досконально знать план аэропорта, расположение всех постов охраны и угандийских войск, которые могли прийти на помощь террористам. Было необходимо найти страну, власти которой разрешили бы израильским самолетам заправиться горючим. Операцию нельзя было откладывать надолго, чтобы руководители террористов и диктатор Уганды Иди Амин не начали расстреливать заложников. В планировании операции основную роль сыграли начальник Генерального штаба Армии обороны Израиля, начальник оперативного отдела военной разведки (АМАН), командующий израильскими ВВС Б. Пелед, командир подразделения особого назначения Генерального штаба И. Нетанияху, брат нынешнего лидера оппозиции Биби Нетанияху, и другие. Подготовка операции велась в обстановке полной секретности. Израильские солдаты должны были долететь до Энтеббе на новейших американских транспортных самолетах "Геркулес-130". Израильтяне договорились с властями Кении о разрешении дозаправиться в аэропорту Найроби. Агенты израильской разведки "Моссад" представили подробный план здания, где содержались заложники, расположение охраны, радарных установок. Израильские военные специалисты, которые в конце 60-х-первой половине 70-х гг. были военными советниками в армии Уганды, хорошо знали аэропорт Энтеббе. Генерал Б. Пелед сообщил Э. Бараку: "У нас есть пилоты, которые уже летали в Энтеббе и знают тамошнее летное поле как свои пять пальцев". В операции должны были участвовать подразделение особого назначения Генерального штаба, бойцы бригады "Гив'ати", 35-й десантной бригады, специальное подразделение Военно-воздушных сил. На одной из авиабаз в Израиле был выстроен макет аэропорта Энтеббе, который штурмовали участники операции. 4 июля пять самолетов "Геркулес-130" вместе с сопровождавшими их истребителями поднялись в воздух и взяли курс на Энтеббе. Окончательное разрешение правительства на проведение операции было получено через 15 минут после взлета. Ранее в Найроби приземлились два самолета "Боинг", на борту одного из них был размещен полевой госпиталь. Предполагалось, что в бою может погибнуть около 35 израильтян. Атакующим был дан приказ открывать по угандийским солдатам только ответный огонь. Отряд под командованием И. Нетанияху, состоявший из бойцов подразделения особого назначения Генерального штаба, штурмовал здание терминала, где находились заложники. Немецкие террористы, охранявшие здание снаружи, были сняты без шума. Ворвавшись в здание, солдаты кричали заложникам: "Лечь на пол!", чтобы максимально сократить число жертв. Несколько террористов успели открыть огонь, но были тут же убиты. Перестрелка продолжалась 1 минуту 45 секунд. В ходе нее погибли двое заложников, а огнем с охранной вышки был смертельно ранен И. Нетанияху. Другие подразделения израильтян также успешно выполнили свою задачу. Специальный отряд ВВС взорвал советские "МиГи" и радарные установки. Подразделение бригады "Гив'ати", блокировавшее аэропорт снаружи, уничтожило бойцов угандийского отряда, пытавшихся прорваться к аэропорту. Во время боя были ранены девять израильтян. Одна из заложниц, Дора Блох, помещенная ранее в больницу с тяжелым пищевым отравлением, после освобождения заложников была жестоко убита. Первый самолет с освобожденными заложниками вылетел в Израиль через 53 минуты после приземления и начала операции. Прилетевших восторженно приветствовали в аэропорту Лод, среди встречавших были представители правительства и лидер оппозиции. Большинство стран приветствовало победу Израиля над теми, кто не умеет воевать. Не все оценили результаты операции столь высоко. "Я надеюсь, что не посягаю на святая святых, но операция "Энтеббе" была спланирована из рук вон плохо, несмотря на то что в ее разработке участвовали самые лучшие тогда офицеры ЦАХАЛ, - заявил полковник в отставке Омер Бар-Лев на конференции "Действие и планирование" на факультете управления при тель-авивском университете. - Стоило кому-нибудь из угандийских солдат попасть в шасси одного из наших транспортных самолетов, особенно в четвертый, последний из взлетавших, и 50 израильских солдат, по-видимому, навсегда остались бы в Уганде". Омер Бар-Лев тоже участвовал в этой операции, тогда он был лейтенантом. Позже он дослужился до командира специального подразделения при Генштабе ЦАХАЛ "Саерет маткаль". По его словам, им сопутствовала удача, так как сама операция была разработана в спешке, начиная от офицеров-штабистов и кончая самим тогдашним премьер-министром Ицхаком Рабиным, отдавшим приказ о начале операции. "В случае провала операции последствия расследования государственной комиссии, которую обязательно бы назначили, превзошли бы во много раз результаты комиссии Винограда и шок в обществе был бы еще страшнее", - сказал Бар-Лев. Омер Бар-Лев вспоминает, что его сослуживцы по спецназу просили его отправиться к отцу - Хаиму Бар-Леву, незадолго до этого занимавшего пост начальника Генерального штаба ЦАХАЛ, и рассказать о недопустимости проведения плохо подготовленной операции. Омер рассказывает, что он поехал на военном джипе домой, но по дороге у джипа сорвало капот, и пока молодой лейтенант устанавливал его на место, понял, что это, наверное, был знак свыше, чтобы он ничего не рассказывал отцу. И Омер вернулся обратно на базу. А через несколько дней вся группа вылетела в Уганду. Как видим, сейчас никто никого не обвиняет в нарушении суверенитета Колумбии. Времена меняются."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации