Операция «Антигреф»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Операция «Антигреф» Президенту Путину не с руки лично окорачивать или отправлять в отставку своего давнего приятеля и «соратника», каковым является Герман Греф. Не с руки – и в политическом, и в личном плане

" Президенту Путину не с руки лично окорачивать или отправлять в отставку своего давнего приятеля и «соратника», каковым является Герман Греф. Не с руки – и в политическом, и в личном плане.

Михаил Фрадков утвердил основные направления работы правительства до 2008 года и ушел в отпуск. Теперь к 12 августа каждое министерство должно представить критерии оценки своей деятельности и собственные планы на означенный срок. Задумывавшаяся как рычаг модернизации страны административная реформа все более вырождается в фарс. Ее главный результат на сегодня – не смена структуры кабинета, а смена самой технологии управления. 
Кабинет Касьянова с его постоянной внутренней борьбой лоббистов от крупного бизнеса и либерал-реформаторов был не слишком эффективным правительством модернизации. Кабинет Фрадкова собирается стать кабинетом реставрации.
Главной объявленной целью первого путинского правительства были структурные реформы. Содержанием второго станет "эффективное государственное управлением народным хозяйством".
Вместо стратегических сценарных прогнозов экономического роста, которыми занимались ранее Центр стратегических разработок, а затем Минэкономразвития, программа Фрадкова вводит принципиально иной термин "нормативные прогнозы". Тем самым меняется сама суть экономического планирования. Если в сценарных прогнозах цифра экономического роста была производной от конкретных макро- и микроэкономических действий субъектов экономики (налоговой системы, курсовой политики, цен на нефть и т. д., и т. п.), то нормативный прогноз делает эту цифру изначальной, доминирующей. Плановой. А каждое министерство, согласно фрадковской логике, должно выполнять "нормы ГТО" на своем участке работы. 
Нормативные прогнозы прямо возвращают нас к классической советской отраслевой модели управления народным хозяйством. И само существование МЭРТ в этой модели становится бессмысленным.
Министерство промышленности может доложить, сколько стали и чугуна будут выплавлять домны, сколько станков произведут заводы. Министерство транспорта – составить нормативный прогноз роста грузоперевозок и тарифов. Минсельхоз – распланировать повышение привесов и удоев. Даже Министерство финансов может сочинить нормативный прогноз роста доходов федерального бюджета. У ведомства же Германа Грефа при таком устройстве кабинета исчезает сам предмет планирования – не составлять же план роста количества сценариев развития экономики?
Весь первый путинский срок именно МЭРТ было той структурой в кабинете министров, которая олицетворяла магистральную экономическую идеологию кабинета и самого президента. МЭРТ задумывалось как министерство структурных реформ, играющее ключевую роль во всей деятельности кабинета. Да, путинская модернизация – при очень неплохих темпах роста – буксовала. Было мощное сопротивление отраслевых лоббистов, охранителей "стратегических интересов" из ФСБ, и засевших в госмонополиях личных друзей и приятелей президента. Но на уровне деклараций курс на изменение экономической среды сомнению не подвергался.
Когда-то президент сказал, что еще до выборов президента объявит имя нового премьера, чтобы у населения страны не осталось сомнений в том, какой курс будет проводиться после выборов. Фрадкова мало кто знал, а потому и мало кто что-нибудь понял. 
По всей видимости, смог понять президента лишь узкий круг лиц, знающих реальные механизмы жизни бюрократического зазеркалья. Те, кто знал, какие реальные отношения существуют между скромным представителем России при Евросоюзе и могущественным Министром Реформ Германом Грефом.
Говорят, Герман Греф не раз откровенно презрительно отзывался о деятельности торгового представителя, старом совзагранработнике советской закалки. Зато теперь Михаил Фрадков и его окружение не скрывают своего негативно-презрительного отношения к министерству реформ, практически открыто рассуждая о его желательной ликвидации.
Но было бы упрощением считать, что премьер занят исключительно сведением личных счетов. Очевидно, что Фрадков действует в полном соответствии с новым корпоративистским и дирижистским курсом Кремля. Пока цены на нефть высоки, команда президента Путина намерена непосредственно управлять экономическими ресурсами, а не писать правила экономического самоуправления, чем с разной долей успеха занималось до сих пор Минэкономики. МЭРТ устарел.
Однако президенту Путину, конечно, не с руки лично окорачивать или отправлять в отставку своего давнего приятеля и "соратника", каковым является Герман Оскарович Греф. Не с руки – и в политическом, и в личном плане. И вот тут старый конфликт бывшего начальника со своим подчиненным, ставшим ныне его начальником, оказывается весьма кстати.
За свою долгую бюрократическую карьеру Михаил Фрадков сумел многократно доказать, что не является эффективным руководителем в обычном смысле слова, т. е. способным развернуть какую бы то ни было деятельность.
Зато является чрезвычайно эффективным ликвидатором, способным обессмыслить и вывести из оборота целые направления деятельности и самостоятельные ведомства. По мнению знатоков бюрократического зазеркалья, истинной задачей Михаила Фрадкова (явно не приспособленного к премьерской должности) является "расчистка" кабинета: он должен убрать оттуда многочисленных управленцев среднего звена, представлявших команду Касьянова или Александра Волошина, а также оттеснить Германа Грефа и его ведомство от механизма принятия экономических решений. Если Греф, паче чаяния, не подаст, разобидевшись, самолично в отставку.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации