Опричники СуперХана

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала © respublika-kaz.info, 08.09.2014, Иллюстрация, фото: via respublika-kaz.info

Опричники СуперХана, или Кто работает на Акорду

Мухамеджан Адилов, Денис Кораблев
9da35f735c637174e0759160e2045a7e.jpeg

Эта статья — итог многомесячного журналистского расследования «Республики». В ней дается описание организационной структуры, с помощью которой Назарбаев и его ближайшие помощники — Карим Масимов и Тимур Кулибаев борются с Мухтаром Аблязовым , его соратниками за пределами Казахстана. Мы уверены, что читатели, как и мы, будут впечатлены размахом — думаем, что такого в мировой истории еще не было. С момента захвата «БТА Банка» администрацией президента Казахстана и вынужденного отъезда из страны известного оппозиционного политика Мухтара Аблязова прошло уже более пяти лет. Однако казахстанские власти начали готовить захват банка и устранение политика намного раньше, еще летом 2008 года, когда состоялась ключевая встреча Аблязова с доверенным представителем Нурсултана Назарбаева — Каримом Масимовым.

На тот момент Масимов занимал должность премьер-министра Республики Казахстан. Он прямо потребовал от Аблязова передать в распоряжение Назарбаева контрольный пакет акций «БТА Банка» и получил отказ.

Именно после этой встречи летом 2008 года Назарбаев приказал правительству и Национальному банку захватить «БТА Банк» и лишить Аблязова контроля над ним. Булат Утемуратов , которому Назарбаев поручил вести переговоры с Аблязовым по передаче акций БТА доверенным лицам президента, был отодвинут в сторону, и за дело взялись люди Тимура Кулибаева и Карима Масимова.

Карим Масимов

2 февраля 2009 года вместе с назначенными государством новыми топ-менеджерами в офисах «БТА Банка» появились сотрудники Комитета национальной безопасности РК, которые немедленно приступили к выемке документов и электронных носителей информации. Чуть позднее начались задержания сотрудников «БТА Банка» и компаний, кредитовавшихся в нем.

Система преследования Мухтара Аблязова складывалась постепенно. Например, уголовное преследование внутри Казахстана последовательно осуществляли сотрудники Комитета национальной безопасности РК, спецпрокуроры Генеральной прокуратуры РК, сотрудники Агентства по борьбе с экономическими и коррупционными преступлениями РК (финансовой полиции). [...]


Задачей данного материала является описание организационной структуры, с помощью которой Назарбаев и его ближайшие помощники Карим Масимов и Тимур Кулибаев борются с Мухтаром Аблязовым за пределами Казахстана.

Мухтар Аблязов

На сегодняшний момент преследование Аблязова и его соратников в рамках уголовных и гражданских процессов осуществляется в десятках стран мира, но ключевыми являются Россия и Великобритания. Россия — потому что в этой стране находится значительная часть активов Аблязова, Великобритания — потому что именно там «БТА Банк» предъявил гражданские иски с Аблязову и ряду его сотрудников и помощников.

"Они сражались за Родину"

В России уголовное преследование Мухтара Аблязова началось после личной просьбы Нурсултана Назарбаева к тогдашнему премьер-министру РФ Владимиру Путину. Соответствующее протокольное поручение с грифом "Секретно", приказывающее оказать помощь казахстанским силовым структурам, датируется летом 2009 года.

В настоящее время вся организационная работа по данному направлению координируется помощником президента РФ Школовым, доверенным человеком Путина, знающим его еще со времен работы в российской внешней разведке в ГДР. Уголовным делом «БТА Банка» занимается Следственный комитет, а теперь департамент МВД РФ. С момента открытия уголовного дела основную работу по делу вели три следователя. Два из них были пойманы сотрудниками ФСБ РФ на неформальных контактах с представителями «БТА Банка», в том числе получении от них незаконного материального вознаграждения, и впоследствии уволены.

Третий следователь, Будило Н.Н., известен тем, что участвовал в преследовании российского юриста Магнитского , скончавшегося в следственном изоляторе. Смерть последнего вызвала сильный резонанс в Европе и США, причем в США был принят соответствующий закон , получивший имя Магнитского и ставший по сути первым опытом западных санкций против российских чиновников, преступающих закон.

Контакты казахстанских властей с Будило осуществляются через двух доверенных лиц — казахстанского дипломата, аккредитованного при посольстве в Москве, Анатолия Константинова, бывшего первого заместителя генерального прокурора РК, и Шакена Амзеева, судя по некоторой информации, сотрудника казахстанской спецслужбы.

С Амзеевым, представителями «БТА Банка» и ФНБ «Самрук-Казына» (госструктуры, которая с февраля 2009 года по июль 2014 года владела госпакетом акций «БТА Банка») сотрудничало и сотрудничает более десятка российских юридических структур.

Самой активной и влиятельной из них являлась российская фирма Quorum Debt Management («Кворум»). Эту фирму возглавляет Андрей Павлов, известный как руководитель группы, сотрудники которой также участвовали в деле Магнитского.

Павлова к делу привлек некий Дмитрий Клюев, начавший процесс уголовного преследования Аблязова в России. Он также является фигурантом в деле по убийству Магнитского.

Помимо фирмы Павлова, против Мухтара Аблязова и его соратников в России активно работали еще пара юридических фирм, подозреваемых в рейдерских захватах: «Лидер» и «Атлант XXI».

В этом году «БТА Банк» был очень странным образом «продан» госфондом «Самрук-Казына» второму по размерам банку «Казкоммерцбанк» и Кенесу Ракишеву — одному из ближайших партнеров зятя президента Тимура Кулибаева.

Кенес Ракишев (слева) и Нурсултан Назарбаев (справа)

Учитывая, что Ракишев выступает «фронтером» Кулибаева в большей части бизнес-проектов, можно без сомнения назвать Кулибаева одним из ключевых собственников незаконно национализированного «БТА Банка».

Бывший контролирующий собственник Нуржан Субханбердин поэтапно утратил контроль над своим ККБ и поэтому в отношении БТА ККБ следует указаниям Карима Масимова и придерживается «линии партии» в преследовании Аблязова.

В БТА Кенес Ракишев лично осуществляет контроль над процессами против Мухтара Аблязова. И о происходящем он докладывает Масимову лично.

Для выполнения непосредственной работы по преследованию Мухтара Аблязова и присмотра за Ракишевым Масимов определил две ключевые фигуры, с которыми должен работать Ракишев. В так называемый Совет банка он ввел Мурата Ешенкулова. Подполковник Ешенкулов до его назначения в БТА был начальником управления финансовой полиции Павлодарской области. Вторым ключевым человеком, работающим в связке с Ешенкуловым, Масимов поставил майора финпола Олжаса Ертысбаева.

В настоящий момент Олжас Ертысбаев занят уголовным делом в отношении Аблязова и его соратников в России. Российская схема работает следующим образом. Акорда формулирует стратегические задачи, которые ее порученцы озвучивают «Кворуму». Андрей Павлов из «Кворума» курирует всю работу с российскими силовыми структурами, поддерживая постоянную связь с Будило, для которого Павлов готовил основные материалы по делу. Кроме работы с российскими и казахстанскими силовиками Павлов также поддерживает связи с западными юристами из международной компании Hogan Lovells.

Правда. в последнее время Мурат Ешенкулов начал отодвигать юристов «Кворума», «Лидера» и «Атланта XXI», заменяя их на «своих» юристов из юридической фирмы «Оскирко и партнеры». Ешенкулов даже стал активно выводить из всех процессов Андрея Павлова, который был ключевым звеном между казахскими заказчиками и российским подрядчиком — группой следователей под руководством Будило. Это очень важно для нового менеджмента БТА, так как за все неудачи в России можно будет винить старый менеджмент и юристов, нанятых ими.

Ввод новых юристов также позволяет забрать контроль над гигантскими бюджетами, направляемыми в Россию на войну с Аблязовым. На сегодняшний день фактически только «Оскирко и партнеры» имеют полный мандат на войну от БТА.

"Заграница нам поможет"

Международная юридическая фирма Hogan Lovells является главным подрядчиком «БТА Банка» в Великобритании. При этом она используется казахстанскими властями как центр управления сетью международных юридических компаний, которые защищают интересы Акорды на Западе. Именно эта компания ведет процессы против Аблязова в Лондоне .

Формально она представляет «БТА Банк». В реальности БТА — это всего лишь фасад, удобный инструмент для действий Акорды в правовом поле Британии. БТА, выступая в роли пострадавшего от якобы мошеннических действий Мухтара Аблязова, создает ауру легитимности преследований Аблязова Назарбаевым.

В настоящее время юристы Hogan Lovells активно пытаются убедить правоохранительные органы Англии открыть уголовное дело против Мухтара Аблязова. Бюджеты Hogan Lovells по войне против Аблязова поражают воображение любых юристов. За четыре года только на эту фирмы Казахстаном было потрачено более 100 миллионов фунтов.

Кроме того, против Мухтара Аблязова воюют еще две юридические конторы, нанятые Акордой. Это Reed Smith и Ronald Fletcher Baker. Они пытаются добиться от британских властей отказа от решения предоставить статус политического беженца Мухтару Аблязову Reed Smith еще и активно работает по дискредитации Аблязова на Западе, координируя все экстрадиционные процессы. Так же как и Hogan Lovells, Reed Smith через посредников пытается воздействовать на правоохранительные органы Англии с тем, чтобы Англия открыла уголовное дело против Мухтара Аблязова.

Reed Smith уже оказывала юридические услуги Акорде, когда в ноябре прошлого года добилась от Международного центра по инвестиционным спорам (арбитражного суда при Всемирном банке) отказа рассматривать иски, поданные одной из компаний Аблязова против властей Казахстана. После чего открыла свой офис в Астане, объявив о блестящих для себя перспективах в сырьевом секторе страны.

Компании Reed Smith есть чему радоваться — в 2013 году, например, Казахстан заплатил этим юристам 12 с половиной миллионов долларов. В этом году, учитывая экстрадиционные процессы во Франции, перспективы Reed Smith еще более оптимистичные.

Работе Hogan Lovells и тому, что «БТА Банк» добился успеха в ходе рассмотрения своих гражданских исков в британском суде, помог Тони Блэр , который с осени 2011 года выполняет функции главного внешнеполитического советника Назарбаева. Вместе с Блэром на Акорду работает сейчас вся команда бывшего премьер-министра Великобритании.

За репутацию Казахстана на Западе отвечает пиар— и лоббистская компания Portland Communication, созданная многолетним советником Блэра по связям с общественностью Тимом Алленом. Но договор Portland заключила не с правительством, а с «БТА Банком», дистанцировавшись таким образом от Акорды. В числе сотрудников Portland, работающих на казахстанском фронте, Алистер Кэмпбелл, человек, который и привел Тони Блэра к руководству лейбористской партией, а затем и страной.

Похоже, Тони Блэр очень успешно работает с Назарбаевым и его окружением, поскольку понимает, как делать бизнес «по-казахски». Например, с Министерством юстиции Казахстана на представление интересов этой страны заключила договор компания Omnia Strategy, которую возглавляет Чери Блэр — супруга Тони Блэра. А первое базовое решение против Мухтара Аблязова принял британский судья Вильям Блэр — старший брат Тони Блэра.

После того как Мухтар Аблязов был задержан во Франции , казахстанские власти активизировались и в этой стране. Во Франции в деле об экстрадиции Мухтара Аблязова активную роль играет французский адвокат Антуан Леви, известный тем, что его отец Бернар-Анри Леви — популярный французский философ и правозащитник, активно заявляющий о своей борьбе с тиранией во всем мире.

Антуан Леви

До начала слушаний по делу Аблязова Леви-младший работал в небольшой французской компании Metzner Associés, но буквально в течение четырех месяцев после ареста Аблязова во Франции тридцатилетний Антуан стал одним из самых молодых партнеров в Hogan Lovells (в среднем, чтобы стать партнером в Hogan Lovells, нужно проработать десять лет).

Антуан Леви — молодой амбициозный юрист с безупречным положением в обществе и со связями в элите, которые есть у очень немногих в Европе — одно из ценнейших приобретений Hogan Lovells и, соответственно, его истинного клиента — назарбаевского режима для войны с оппозицией.

Украинские сюрпризы

Поскольку запрос об экстрадиции Аблязова направили Россия, Украина и Казахстан, причем шансы последней на удовлетворение требования минимальны в виду отсутствия соглашения о выдаче, то казахстанские власти пытаются действовать руками своих российских и украинских коллег. На первом судебном процессе было принято решение выдать Аблязова и России, и Украине с приоритетом первой.

Однако после начала украинского кризиса и резкого обострения взаимоотношений России с США и странами Европы (Европейского союза) казахстанские власти сделали упор на Украине. Ранее Нурсултан Назарбаев лично попросил бывшего президента Украины Виктора Януковича помочь ему в преследовании Аблязова, и тот согласился.

Ключевой структурой на Украине, представляющей интересы казахстанских властей, является юридическая контора "Ильяшев и Партнеры", которая в Украине выполняет ту же функцию, что и «Кворум» в России.

В свою очередь для участия в процессе по экстрадиции «Ильяшев» наняла представлять Украину Winston & Strawn. Это известная международная юридическая компания, основанная в 1853 году в Чикаго.

Нанял эту компанию рядовой украинский следователь Николай Мельник, которому его руководство поручило «расследовать» дело «БТА Банка». Именно он, превысив свои полномочия, допустил иностранную юрфирму к материалам уголовного дела и выдал ей разрешение «участвовать в деле Аблязова во Франции и выполнять все действия, направленные на экстрадицию Аблязова в Украину», тем самым нарушив законодательство Украины.

Государственный бюджет Украины не предполагал оплату западных юристов для участия в процессе по экстрадиции. Поэтому услуги Winston & Strawn любезно предложил оплачивать «БТА» через «Ильяшев и партнеры». Конечно предоставление таких услуг нарушает антикоррупционное законодательство Украины, но «кого це турбує?».

В августе 2014 года правоохранительные органы Украины открыли уголовное дело в отношении факта выдачи следователем Мельником разрешения на участие в экстрадиционном процессе Winston & Strawn.

"Меня зовут Вахид, Рон Вахид"

Еще один фронт на войне с Аблязовым Акорда сформировала из так называемых частных разведывательных компаний (ЧРК), которые обеспечивают, что называется, оперативную поддержку юридическим компаниям. Они действуют по всему миру.

На практике это означает, что они следят за родственниками и соратниками Аблязова, готовят провокации, взламывают электронную почту и телефоны, отправляют вирусы и организуют похищения. Они также берут на себя обязательство «договориться» об уголовном преследовании в случаях, когда правоохранительные органы не спешат открыть уголовное дело в силу отсутствия юрисдикции, потерпевших или в общем состава преступления. Учитывая, что почти все сотрудники таких ЧРК — бывшие сотрудники правоохранительных органов или спецслужб, они знают, как это сделать, и зачастую гарантируют результат.

Изначально на этом поле с Акордой работала корпорация Diligence, созданная бывшими сотрудниками ЦРУ и британской МИ-5. Diligence на войну с Мухтаром Аблязовым наняла Hogan Lovells, которая установила с ней близкий контакт во времена войны, которую развязала "Альфа-групп" за контроль над российским оператором мобильной связи "Мегафон" с фондом IPOC.

Сейчас всю оперативную работу на Западе Акорда доверила другой ЧРК — Arcanum. Она базируется в Цюрихе, но входит в американскую инвестиционную группу RJI Capital Group, известную своей агрессивной стратегией на мировых развивающихся рынках.

Основатель RJI Capital Group — Рон Вахид (Ron Wahid) — американский гражданин, уроженец Бангладеш. Рон Вахид — любитель женщин, личных портных и частных самолетов, очень разборчив в выборе клиентов и берет только очень высокооплачиваемые проекты. Но за свою цену он гарантирует качество — Вахид и компания могут выполнить практически любую работу, которая нужна клиенту. Если лично не хотят пачкаться, они всегда найдут нужных исполнителей.

Рон Вахид (в центре)

В какой-то степени казахстанское гражданское общество должно быть благодарно Вахиду. Согласно нашим источникам, в 2008 году именно его компания получила доступ к серверу, принадлежащему компаниям Александра Мирчева и его личной почте. В тот момент они выполняли заказ одного из личных оппонентов Карима Масимова.

Среди добытого материала сотрудники Arcanum обнаружили переписку Мирчева и его команды с госслужащими из Астаны о проекте «СуперХан». Клиенту Вахида эта переписка была не интересна. Ему нужна была информация о других аспектах деятельности Мирчева. Тогда Вахид, демонстрируя наличие инсайдерской информации, рекламируя свои услуги и возможности своей конторы, стал демонстрировать тексты проектов «СуперТигр», «Хан» и «СуперХан» всем, кто хоть чуть-чуть проявлял интерес к Казахстану.

Именно таким образом информация о проекте «СуперХан» просочилась в оппозиционные СМИ Казахстана и стала известна общественности как один из параноидальных проектов «лидера нации» по узурпации власти в стране.

Главным «консультантом» Arcanum является Мэйр Даган, который на протяжении восьми лет возглавлял Моссад, а за американское направление отвечает бывший советник по национальной безопасности вице-президента США Дика Чейни Джон Ханна.

Кстати, по нашей информации, именно Arcanum, параллельно с другими ЧРК, разрабатывала план похищения Алмы Шалабаевой с дочерью из Рима. И именно эта фирма снабжает сейчас оперативными разработками всех юристов Акорды, занятых на различных направлениях войны с Мухтаром Аблязовым.

Интересно, что назарбаевский режим финансирует Arcanum через западных юристов. Именно они, как агенты Казахстана, поучают инвойсы от Arcanum и осуществляют оплату. Таким образом разрывается связь между правительством Казахстана и его фактическими шпионами «по найму». Такие структуры, как Arcanum, могут выполнять любую работу для Казахстана на Западе без риска для клиента в случае, если их поймают с поличным, в отличие от агентов внешней разведки «Сарбар». [...]

 

Ссылки

Источник публикации