Организаторов Черкизона от приговора спас УК

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


По делу о китайской контрабанде на 7 млрд руб. все свободны

Оригинал этого материала
© ИА "Росбалт", origindate::16.01.2012, Фото: РИА PrimaMedia

Организаторов Черкизона от приговора спас УК

Александр Шварев

Уссурийский городской суд прекратил уголовное дело о масштабной контрабанде ширпотреба, сбывавшегося на Черкизовском рынке. По версии следствия, через пять таможенных постов в Россию нелегально были поставлены товары на 7 млрд рублей. Однако уголовное преследование пяти граждан России и Китая было прекращено в связи декриминализацией товарной контрабанды. В ближайшее время могут быть закрыты и другие дела, связанные с Черкизоном.

Как сообщил "Росбалту" один из участников процесса, еще в конце 2011 года адвокаты обвиняемых подали суду ходатайство о прекращении дела (в связи с вступившими в силу поправками в Уголовный кодекс, принятыми Госдумой по инициативе президента Дмитрия Медведева). Как следует из изменений, товарная контрабанда перестала считаться уголовным преступлением. На днях Уссурийский городской суд согласился с такими доводами защиты и счел невозможным дальнейшее уголовное преследование обвиняемых. В результате дело было прекращено. Стоит отметить, что к этому времени все пятеро подсудимых — китайский бизнесмен Ван Юнфэй, российский предприниматель Владимир Караяни и таможенные брокеры Крутько, Лудов и Журавлева — были выпущены на свободу под разные суммы залогов.

Несмотря на то, что процесс над ними начался еще в декабре 2010 года, 12 месяцев дело практически не рассматривалось. По словам источника "Росбалта" в правоохранительных органах, сами обвиняемые и их адвокаты постоянно присылали в суд больничные листы, затягивали слушания, ожидая принятия поправок в УК РФ. Не менее изобретателен оказался и предполагаемый организатор контрабандного канала Валерий Гарифулин, объявленный в международный розыск по данному делу. Он поселился на шикарной яхте, которая курсирует по нейтральным водам вблизи Таиланда, став недоступным для правоохранительных органов абсолютно всех стран.

О существовании крупного контрабандного канала в 2007 году узнали сотрудники ДЭБ МВД РФ. Они решили осуществить так называемую контролируемую закупку. Несколько оперативников под видом бизнесменов, работающих на Черкизовском рынке, обратились в одну из столичных фирм и попросили организовать им поставку из Китая партии ширпотреба без уплаты таможенных пошлин. Когда груз пришел в Москву, Следственный комитет (СК, сейчас Следственный департамент) при МВД РФ возбудил уголовное дело по ст. 188 УК РФ (контрабанда).

В ходе расследования было установлено, что контрабандный канал был организован ныне действующим депутатом законодательного собрания Приморского края. Он, близкие ему бизнесмены и таможенные брокеры сумели создать канал по поставке в Россию контрабандного ширпотреба. Причем весь груз доставлялась по заказам торговцев с вещевых рынков столицы, в первую очередь с Черкизона.

В Москве, начиная с 2004 года, такие заказы принимал руководитель столичной фирмы "Камела и Ко" Владимир Караяни. Потом он их передавал в Китай своему партнеру Ван Юнфэю. По данным Следственного департамента МВД РФ, на складах в Пекине формировались тюки с одеждой и обувью. Информацию о сроках поставках товара из Китая передавалась ближайшему сподвижнику депутата — генеральному директору ООО "Беркут" Валерию Гарифулину, который и обеспечивал его беспрепятственное прохождение через границу.

Для этого использовалось несколько способов, в том числе товар-прикрытие. Например, в переднюю часть полуприцепа грузовика загружались упаковки с одеждой, а в заднюю — цемент, на которой и были оформлены товаросопроводительные документы. После пересечения российской границы фуры с контрабандой следовали на специальные базы, где от них отцепляли прицепы с ширпотребом и заменяли на прицепы с одним лишь цементом. При этом прицепы-двойники имели одинаковые с оригиналом цвет и внешний вид, на них вешались таблички с VIN-кодами, ставились поддельные пломбы. После этого грузовики отправлялись на таможенный пост для оформления товара. А "левый" ширпотреб по железной дороге перевозили в Москву "заказчикам" с Черкизовского рынка.

У контрабандистов были свои расценки. Они брали от $1700 до $1900 за перемещение через границу 1 куб. метра одежды и $1020 — за перемещение 1 куб. метра обуви. Ежедневная сумма, которые организаторы канала получали от торговцев с Черкизона, составляла от нескольких сотен тысяч до одного миллиона долларов. Только Карояни зарабатывал $1,5-2 млн в месяц. Все эти деньги потом "отмывались", а затем по липовым контрактам уходили заграницу.

В мае 2008 года Ван Юнфэй приехал в столицу в гости к Владимиру Караяни, тогда оба мужчины и были задержаны. Одновременно сотрудники МВД РФ провели обыски на станциях Приморского, Хабаровского и Московского железнодорожных узлов, во время которых было задержано 208 вагонов с контрабандными товарами на 7 млрд рублей, следовавшими без документов.

На допросах обвиняемые по данному делу категорически отказывались давать какие-либо показания, касающиеся парламентария. Делалось это и потому, что дела в отношении депутатов, не относится к подследственности МВД РФ, ими должны заниматься органы прокуратуры. В результате парламентарий оказался для правоохранительных органов недоступен.

Compromat.Ru

Геннадий Лысак

["Арсеньевские Вести", origindate::27.05.2009, "Московским чекистам от приморских контрабандистов": Через некоторое время дошла очередь и до исполнителей заказа контрабандных трусов для воинской части ФСБ. По версии следствия ими оказались сенатор от администрации Приморского края Игорь Иванов и депутат ЗАКС ПК Геннадий Лысак. В августе 2007 года Генпрокуратура установила, что именно они и есть те руководители ОПС (организованного преступного сообщества), которые к тому времени благополучно отбыли за границу. Их объявили в розыск, но очень тихо. В Приморском ЗАКСе Лысак числится законно выбранным депутатом от «Единой России» до сего дня, и никто за лишением его депутатской неприкосновенности к приморским парламентариям не обращался. А вот Игорь Иванов — экс-сенатор.
[...] истинные организаторы и руководители контрабандного трафика в Приморье, а «также покровительствовавшие им таможенные чиновники и сотрудники ФСБ» остались за кадром: в фабуле предъявленного фигурантам дела обвинения ни Иванов, ни Лысак даже не упоминаются», — сообщил адвокат Зиновьев «Газете». Дело о контрабандных поставках тоже было выделено в отдельное производство. — Врезка К.ру]

[origindate::26.01.2011_161931_gennadij-lysak-pokinul-rjady-primorskikh-deputatov.html РИА "Дейта", origindate::26.01.2011, "Бывший народный избранник позвонил коллегам и извинился": Как сообщает корреспондент РИА «Дейта», на январском заседании Законодательного Собрания Приморского края депутаты удовлетворили заявление о досрочном прекращении полномочий своего коллеги Геннадия Лысака. «За» его освобождение от должности проголосовало 26 из 30 присутствующих на заседании депутатов.
Напомним, 7 января 2011 года в Законодательное Собрание поступило письмо Геннадия Лысака с просьбой в связи с постоянно ухудшающимся состоянием здоровья (в 2010 году депутат провёл более 100 дней в госпиталях) прекратить его полномочия досрочно. В 2008-2010 г.г. в связи с обострением ряда хронических заболеваний, после перенесенной в 1998 году операции по пересадке сердца и установке в августе 2003 г кардиостимулятора, Г. И. Лысак не мог присутствовать на заседаниях Законодательного Собрания и комитета по продовольственной политике и природопользованию, в состав которого входил. — Врезка К.ру]

По данным источников "Росбалта" в МВД и СК РФ, принятые в Уголовный кодекс поправки могут сказаться на судьбе еще целого ряда дел о контрабанде товаров для Черкизовского рынка, находящихся в производстве следователей. Некоторые из них будут переквалифицированы на статью 194 УК РФ (уклонение от уплаты таможенных пошли), однако большинство — закрыты.


***

Декриминализация "китайской контрабанды"

Оригинал этого материала
© "Свободная пресса", origindate::15.03.2011, Генерал Овчинский: Меня "ушли" за китайскую контрабанду

Силовики лоббируют возможность беспошлинно завозить ширпотреб эшелонами

Генерал-майор милиции в отставке, доктор юридических наук Владимир Овчинский лишился должности советника Конституционного суда. «Ушли» яростного критика реформы МВД классическим способом — по звонку из Кремля. Непосредственному начальнику Овчинского, председателю Конституционного суда РФ Валерию Зорькину позвонил руководитель президентской администрации Сергей Нарышкин, и высказал неудовольствие поведением строптивого советника.

Почему ушел в отставку Владимир Овчинский, мы спросили у самого генерал-майора.

«СП»: — Владимир Семенович, чем вы не угодили Зорькину?

— Мне позвонил Валерий Дмитриевич Зорькин и сказал, что моими оценками крайне недоволен руководитель администрации президента Сергей Нарышкин, а также ряд судей Конституционного суда. Я сказал, раз такая негативная реакция — я пишу заявление и увольняюсь по собственному желанию.

«СП»: — В чем истинная причина недовольства?

— Думаю, я затронул какие-то фундаментальные вещи, особенно по проекту, связанному со «второй волной» гуманизации Уголовного Кодекса. Конкретно — предстоящую декриминализацию (исключение состава преступления из УК, — «СП») товарной контрабанды. Я выступил против этого нововведения. По просьбе главного редактора журнала «Однако» я написал на основании экспертных заключений статью, где сформулировал свою позицию, позже на ту же тему я дал интервью «Свободной прессе».

Мне предъявили претензию, почему я озвучил законопроект, который еще не внесен в Государственную думу. Якобы я нарушил конфиденциальность. Не могу понять, о какой конфиденциальности речь? Законопроект, который вносит изменения в УК, я получил в Общественной палате. Потом, какая может быть конфиденциальность при обсуждении поправок в Уголовный Кодекс, от которых зависят судьбы миллионов людей? Для сравнения: закон о полиции, никому, в принципе, не нужный, который ни на что не влияет, мы год обсуждали всенародно…

Вторая претензия была озвучена Нарышкиным (со слов Зорькина). Оказывается я, как госслужащий, не имею право ничего критиковать, это не входит в мои должностные обязанности. Вообще-то критика входила в мои обязанности. Достаточно было Валерию Зорькину сказать Сергею Нарышкину, что это и есть мои должностные обязанности — давать оценку тем или иным законопроектам — проблема была бы снята. Но он так не сказал.

Я вообще удивляюсь логике закона о госслужбе. Там, например, есть статья 17 «Запреты, связанные с гражданской службой», и пункт, который звучит следующим образом: «Запрещено государственному служащему допускать публичные высказывания, суждения и оценки, в том числе, о деятельности государственных органов, их руководителей, включая решения вышестоящего государственного органа либо государственного органа, в котором гражданский служащий замещает должность гражданской службы, если это не входит в его должностные обязанности». Получается, госслужащий в России — это существо, подобие скота, которое должно стоять и молчать, что бы с ним ни делали, какие бы законы ни выходили. Само это положение закона является, на мой взгляд, антиконституционным. Оно никогда не применялось, в моем случае его попытались применить. Но я действую по принципу: если люди не хотят со мной работать, я тем более не хочу. Потому и уволился. [...]

«СП»: — Все-таки: вас уволили именно за критику декриминализации контрабанды, или суммарно за негативные высказывания по реформе МВД?

— Думаю, дело не в суммарном негативе. С товарной контрабандой я попал именно на тот проект закона, который, на мой взгляд, хотели потихоньку протащить через Госдуму вкупе с другими поправками в рамках гуманизации УК. Думали, никто не заметит.

«СП»: — Объясните, как сейчас действует закон о контрабанде?

— Есть статья в УК — «Контрабанда». Первая ее часть касается контрабанды вообще — незаконного перемещения предметов через государственную границу. Плюс к тому, есть вторая часть, касающаяся контрабанды наркотиков, оружия, ядерных материалов — особых предметов и веществ. Так вот, разработчики поправок хотели оставить в УК только вторую часть, касающуюся оружия, наркотиков, и т.д. А так называемую товарную контрабанду — алкоголя, табака, ширпотреба, мебели, электроники — вывести из Уголовного Кодекса.

Между тем, с товарной контрабандой связаны многие громкие уголовные дела последних лет, причем на суммы в миллиарды долларов. Например, дело о китайской контрабанде, когда ширпотреб в Россию завозился эшелонами, когда уволили высоких должностных лиц в таможенных органах, ФСБ, МВД, из-за чего были серьезные разборки в силовых структурах.

Сейчас дела о товарной контрабанде не закрыты, они расследуются Следственным комитетом, следственными подразделениями ФСБ и МВД. Этих дел огромное количество, и суммы в них, повторюсь, фигурируют миллиардные — в долларах. Если будет принят закон, что товарная контрабанда декриминализуется, все эти дела будут сразу же закрыты, товар будет возвращен фигурантам, и окажется, что все эти люди — ангелы, и ничего плохого не совершали.

Но это будет, одновременно, грубейшим нарушением международно-правовых норм. Потому что в зарубежном законодательстве именно товарная контрабанда считается элементом транснациональной организованной преступности.

«СП»: — Получается, прослойка людей, заинтересованных в декриминализации контрабанды, довольно значительна, и многие из них занимают высокие позиции?

— Думаю, лобби, которое пробивает (и, в конце концов, пробьет) этот законопроект, очень мощное.

В моем случае, никто не предъявил претензий, когда я критиковал реформу МВД, или организацию контртеррористической работы, или когда жестко высказывался против педофильского лобби. Предъявили одну претензию: как я посмел покритиковать проект о гуманизации УК.

Я же, как ученый, который жизнь посвятил вопросам криминологии, уголовного права, борьбы с оргпреступностью, пытаюсь сказать одно: декриминализировать товарную контрабанду нельзя. Что это противоречит международным нормам, что Россия будет выглядеть как страна-маргинал.

«СП»: — Представим ситуацию: поправки приняли, они вступили в силу. Что это будет означать на практике?

— У нас в несколько раз увеличиться теневая экономика, криминальные структуры получат доступ к супер-доходам. А по всей стране будут создаваться «Черкизоны», который был в Москве, для реализации огромных объемов контрабандного товара. Это значит, что страна полностью криминализуется.

«СП»: — Ваш прогноз: поправки по отмене товарной контрабанды примут или нет?

— Да, примут.

«СП»: — Почему вы так уверены?

— Уверен. Они сносят всех, кто стоит на пути. [...]