Организатор подмосковных казино стал жертвой "крыши"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Содержание

Организатор подмосковных казино стал жертвой "крыши"

Ивана Назарова обманул бывший первый зампрокурора МО Александр Игнатенко, в даче взяток которому обвиняется сам предприниматель

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::20.05.2011, Иван Назаров спустил следствие на землю, Фото: "ИТАР-ТАСС"

Николай Сергеев

Compromat.Ru

Александр Игнатенко

Как стало известно "Ъ", следственный комитет России (СКР) признал предполагаемого организатора незаконных игорных заведений в Подмосковье Ивана Назарова потерпевшим по другому уголовному делу. По версии следствия, господина Назарова обманул бывший первый заместитель прокурора Московской области Александр Игнатенко, в даче взяток которому обвиняется сам предприниматель.

Следственные органы возбудили сразу два уголовных дела по ст. 159 УК РФ ("Мошенничество"), связанных с дачным некоммерческим партнерством "Силанс", организованным в Красногорском районе Подмосковья силовиками. По обоим проходит уволенный из органов прокуратуры за нарушение присяги прокурора Александр Игнатенко, причем одно из них главное следственное управление СКР по Московской области (ГСУ СКР) возбудило по результатам проверки сведений, изложенных в заявлении Ивана Назарова, признанного потерпевшим в рамках этого дела.

По версии следственных органов, используя возможности своего положения "с целью последующих мошеннических операций", Александр Игнатенко добился выделения 16 земельных участков (окончательно выделение было оформлено в 2008 году) стоимостью более 205 млн руб. Среди тех, кому предназначались участки, были Александр Игнатенко, прокуроры областных городов Пушкино — Руслан Резуменко, Истра — Михаил Попков, Красногорск — Евгений Пузанов и его заместитель Евгений Теняев, а также высокопоставленные сотрудники областного ГУВД. Они создали дачное некоммерческое партнерство "Силанс", а землю получили на 49 лет по 5847 руб. 68 коп. арендной платы в год. Как выяснилось, часть участков при этом была оформлена на посторонних лиц, не имевших отношения к силовым структурам. Именно эти участки, считают в следственных органах, господин Игнатенко со своими сообщниками и попытался незаконно продать. Были предприняты две попытки продажи участков: одного — за $204 тыс., другого — за $117 тыс. Однако обе сорвались "по не зависящим от подозреваемых обстоятельствам". Фигурантами этого дела являются (помимо Александра Игнатенко) сотрудники УЭБ ГУВД Подмосковья — Вячеслав Иванов, Алексей Губанов и ОЭБ Красногорска — Евгений Волчуков.

Как утверждали потом в Генпрокуратуре, доставшиеся прокурорам участки оказались сильно заболоченными, и, не осушив их, в 2010 году они из партнерства вышли. Однако это не помешало затем построить на этих землях целый коттеджный поселок, дома в котором сейчас принадлежат — в частности, Ивану Назарову, арестованной вместе с ним по делу о мошенничестве в игорном бизнесе Алле Гусевой, нескольким крупным предпринимателям и даже зампреду Мособлсуда Василию Гавричкову.

Что касается второго уголовного дела, то оно возбуждено только в отношении Александра Игнатенко. Как выясняется из показаний Ивана Назарова, бывший первый заместитель прокурора Подмосковья Игнатенко не просто вышел из "Силанса", а уступил ему участок площадью 10 соток за $100 тыс., из которых бизнесмен сразу заплатил $40 тыс. По условиям сделки, как утверждает Иван Назаров, заместитель прокурора обязался помочь ему в оформлении земли в собственность, но так и не сделал этого. Позже, утверждает бизнесмен, прокурор Игнатенко предложил ему в замен уже другой участок — площадью 12 соток, но с доплатой 300 тыс. руб. По словам Ивана Назарова, летом прошлого года он еще несколько раз платил господину Игнатенко различные суммы, а в общей сложности передал ему 2,169 млн руб. Однако обещанного перевода земли в собственность так и не дождался. Именно это обстоятельство позволило ГСУ СКР заподозрить господина Игнатенко в мошенничестве. Отметим, что сама сделка не была оформлена нотариально и никаких расписок о получении за землю денег прокурор партнеру не писал.

Напомним, что ранее ГСУ СКР дважды пыталось возбудить уголовные дела по той же ст. 159 УК РФ в отношении заместителя главы администрации Красногорского района Подмосковья Юрия Караулова, решением которого силовикам выделялись участки. Однако прокуратура постановления следователя отменяла, считая, что в действиях чиновника нет состава преступления.

Что касается Ивана Назарова, то, оказавшись в СИЗО по обвинению в мошенничестве, он через три месяца отсидки отказался от своих адвокатов и начал сотрудничать со следствием. Во многом благодаря его показаниям были разоблачены Александр Игнатенко, бывшие начальник 15-го управления Мособлпрокуратуры Дмитрий Урумов, прокуроры Одинцово — Роман Нищеменко, Серпухова — Олег Базылян, Ногинска — Владимир Глебов и его коллега из Клина — Эдуард Каплун, которым предприниматель в 2009-2011 годах передал в общей сложности 15 млн руб. за "крышевание" своих игорных заведений. Господа Игнатенко и Каплун скрываются за границей, их подельники арестованы. Теперь Александра Игнатенко будут искать еще и за мошенничество.

Самого Ивана Назарова за дачу взяток привлекать, видимо, не будут. В соответствии со ст. 291 УК РФ ("Дача взятки") "лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если оно активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления либо после совершения преступления добровольно сообщило о даче взятки органу, имеющему право возбудить уголовное дело".


***

Преступная вертикаль в Мособлпрокуратуре, выстроенная Александром Игнатенко, покрывалась экс-прокурором области Александром Моховым

Версия экс-зампрокурора МО Станислава Буянского (засекреченный свидетель "Николаев")

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::18.05.2011, Фото: via "Известия"

"Это не прокуратура, а щелковская преступная группировка"

Главным засекреченным свидетелем обвинения по скандальному уголовному делу о коррупции в прокуратуре Московской области, проходящим в материалах следствия под псевдонимом "Николаев", оказался бывший заместитель прокурора Московской области Станислав Буянский. Из-за своих скандальных разоблачений экс-прокурор взят под госзащиту. Его и членов его семьи круглосуточно охраняют вооруженные полицейские. Встретившись с корреспондентом "Ъ" Александром Жегловым в одном из подмосковных ресторанов, экс-прокурор обвинил в коррупции не только уже арестованных или объявленных в розыск бывших коллег, но и действующих прокурорских работников, к которым у следствия пока формально нет претензий.

— Станислав Геннадьевич, вы и есть тот самый "свидетель Николаев"?

— Отвечу так: перед вами бывший заместитель прокурора Московской области Станислав Буянский, который знает многое, но в интересах дела не обо всем может сейчас рассказать.

— Но вы давали показания по делу о коррупции в прокуратуре Московской области?

— Да, давал. И не только о Московской области. Общеизвестно, что в 2010 году мне по собственному желанию пришлось уволиться из органов прокуратуры. Это очень грязная история, которая непосредственно связана с расследованием, которое сейчас ведется в отношении моих бывших коллег.

Теперь я могу рассказать всем, что я не сумасшедший и ни на какую дачу президента России в мае 2010 года не проникал (тогда СМИ сообщили о том, что зампрокурора Буянский тайно пробрался на территорию загородной резиденции Дмитрия Медведева, чтобы лично познакомиться с главой государства, был задержан охраной, а после уволен за это из органов прокуратуры.— "Ъ"). Эта журналистская "утка" была оплачена моими коллегами, чтобы поставить крест на моей дальнейшей карьере, после того как я отказался получать вместе с ними взятки и покровительствовать незаконной деятельности, в том числе и ныне арестованного бизнесмена Ивана Назарова.

— Как вы узнали о том, что ваши коллеги берут взятки?

— Заместителем прокурора я стал в 2009 году. Я не был членом команды Александра Михайловича Мохова (тогдашний прокурор Мособласти.— "Ъ"), на должность меня рекомендовал предыдущий прокурор. Уже вскоре я осознал, что вся областная прокуратура снизу доверху вовлечена в коррупционный механизм, созданный первым заместителем прокурора Александром Игнатенко. Выяснилось, что это не прокуратура, а щелковская преступная группировка прокуроров.

— Почему щелковская?

— Игнатенко выходец из прокуратуры города Щелково. И многие городские и районные прокуроры, а также руководители ключевых управлений прокуратуры Подмосковья тоже выходцы из Щелково. И это не случайность. Все они получили должности благодаря Игнатенко. Он выстроил в областной прокуратуре вертикаль лично преданных ему людей, которые стали шестеренками коррупционного механизма, постоянно вовлекая в него все новых и новых сотрудников.

— То есть все получали взятки?

— Не обязательно, но все должны были выполнять незаконные распоряжения Игнатенко, а тех, кто отказывался, попросту выживали.

— Вас тоже пытались вовлечь в группировку?

— Пытались. Это происходит постепенно. Вначале тебя зовут пообедать, затем на какие-нибудь торжества. Например, на день рождения. Показывают, как красиво можно жить, получая довольствие всего в 80 тыс. рублей. А потом предлагают попробовать этой красивой жизни самому. Со мной "потом" не получилось. Когда я окончательно понял, что происходит, я пошел к прокурору области Мохову.

А дальше я узнал, что прокурор не просто в курсе происходящего, он покрывает Игнатенко и его группировку. Мохов прямо заявил мне, что если я буду лезть не в свои дела, то поплачусь за это карьерой. Но карьера взяточника меня не интересовала и я написал заявление об уходе по собственному желанию. Это очень напугало Мохова и Игнатенко. Они боялись, что, уволившись из прокуратуры, я восстановлюсь, например, в следственном комитете и разоблачу их. Не скрою, у меня был и такой план. После чего в прессе и появилась "утка" с резиденцией президента, которая так меня прославила, что о восстановлении на госслужбе в то время и думать не приходилось. Пришлось уйти в бизнес. Получилось и в этой области. Не пропал. [...]

— Вы говорите о вертикали. То есть она выходила за пределы областной прокуратуры?

— Я уверен, что Игнатенко ходил в Генпрокуратуру не с пустыми руками и не только по служебным делам. Или вы думаете, что такое яростное противодействие следствию теперь оказывается случайно?

— Сколько работников прокуратуры, по вашему мнению, было втянуто в преступную деятельность?

— Активных членов группировки Игнатенко было человек двадцать. Прежде всего — это прокуроры Одинцово Роман Нищеменко и Серпухова Олег Базылян. Все они были на знаменитом 50-летии Игнатенко.

— Вы тоже были гостем этого юбилея?

— Да, был. После этого юбилея я и понял, что дальше ехать некуда. Либо он меня — в банду, либо я его к следователю. Игнатенко гулял как нефтяной магнат. Зал в "Крокус Сити", несколько сотен гостей, черная икра ведрами, французский коньяк ящиками. На развлечение Стас Михайлов, Вячеслав Добрынин, Александр Шуфутинский, "Мираж". Короче, не день рождения прокурора, а какой-то гала-концерт в "Олимпийском". […]

Compromat.Ru

Александр Игнатенко (третий слева) и Иван Назаров (четвертый справа)

В Генпрокуратуре комментировать обвинения, выдвинутые Станиславом Буянским в адрес его бывших коллег, а также Александра Мохова, отказались. В неофициальной беседе один из работников Генпрокуратуры пояснил, что "комментировать сейчас просто нечего": "Пока это только слова, требующие подтверждения следственным путем и в судебном процессе". Сам Александр Мохов для комментариев не был доступен.


***

Александр Мохов приготовился к допросу в "вычурно бедной обстановке"

Для встречи со следователями экс-прокурор Подмосковья переехал из таунхауса в хрущевку и облачился в спортивный костюм и потертые тапочки

Оригинал этого материала
© ИА "Росбалт", origindate::19.05.2011, Потертые тапочки для прокурора

Александр Шварев

Следственный комитет РФ в рамках дела о «крышевании» подпольных казино допросил экс-прокурора Подмосковья Александра Мохова. Сам он явиться к следователям не смог, поэтому им пришлось ехать к нему домой. По данным «Росбалта», сейчас основными фигурантами по делу о «прокурорской мафии» являются Мохов и девять его бывших подчиненных. Двух из них — Романа Нищименко и Олега Базыляна — в четверг арестовал Басманный суд столицы.

Как сообщил «Росбалту» источник в правоохранительных органах, Александра Мохова стали вызывать на допрос сразу после возбуждения отдельного уголовно дела в отношении сотрудников Мособлпрокуратуры в начале мая 2011 года. Однако он отвечал, что болен и явиться к следователям не может. Тогда СК РФ предложил допросить Мохова у него дома. Деваться было никуда, поэтому бывший прокурор Подмосковья начал готовиться к приезду важных гостей. По словам источника агентства, из таунхауса в Троицке, где раньше проживал Мохов, он в срочном порядке перебрался в хрущевку на окраине столицы. Следователей фигурант громкого дела встретил в потертых тапочках и спортивном костюме. «Обстановка в помещении была вычурно бедная», — отметил собеседник «Росбалта». Следователям Мохов заявил, что к «крышеванию» игорного бизнеса никого отношения не имел.

Однако, по данным «Росбалта», у СК РФ другое мнение. Сейчас в «прокурорском деле» фигурирует десять бывших и действующих сотрудников надзорного ведомства. По нынешней версии следствия, организатором группы был экс-начальник управления Мособлпрокуратуры Дмитрий Урумов. Именно он получал деньги от организатора подпольного игорного бизнеса, своего приятеля Ивана Назарова, а потом передавал их как вышестоящим, так и нижестоящим прокурорам. Рядовыми члена прокурорской группировки в материалах дела значатся: экс-прокурор Клина Эдуард Каплун, экс-прокурор Одинцово Роман Нищеменко, экс-прокурор Серпухова Олег Базылян, экс-прокурор Ногинска Владимир Глебов, а также прокурор Подольска Юрий Лукьяненко, прокурор Озерска Анатолий Дрок и прокурор Пушкина Руслан Резуменко (трое последних пока остаются сотрудниками прокуратуры).

Следователи полагают, что вышестоящими прокурорами, прикрывавшими своих коррумпированных подчиненных, являлись бывший первый зампрокурора Александр Игнатенко и Александр Мохов. «По данному делу список фигурантов еще может расшириться»,— отметил собеседник агентства в правоохранительных органах.

«Росбалту» стали известны некоторые подробности операции по задержанию бывших прокуроров. Александр Игнатенко сразу после возбуждения уголовного дела начал обзванивать известных адвокатов с просьбой представлять его интересы. Однако все они отказывались, ссылаясь на «этические соображения». «Такого человека я защищать не стану, — отметил агентству один из адвокатов, попросивший не называть его фамилию. — Слишком много невиновных людей его стараниями оказались в тюрьме». Поняв, что ничего хорошего его не ждет, Игнатенко сбежал на Украину. По данным оперативников, сейчас он находится где-то под Харьковом, где у него вместе с братом есть игорный бизнес.

Была возможность скрыться за рубежом и у Дмитрия Урумова. Сам он родился в Ставропольском крае, является этническим греком. Когда запахло жареным, прокурор уехал на малую родину, где у него большое количество обеспеченных родственников. «Урумов рассматривал варианты отъезда в Грецию или Грузию, но откладывал бегство, надеясь, что ему удастся решить проблемы при помощи крупной взятки», — сообщил источник «Росбалта». Однако сотрудники ФСБ пошли на хитрость: они сделали вид, что готовы обсудить с экс-прокурором сумму отступных, но попросили его лично прибыть на встречу в одно из подмосковных кафе. Там он и был задержан. Вначале Урумов отрицал свою вину.

Однако быстро понял, что подобная тактика защиты ни к чему хорошему не приведет: в материалах дела он значится организатором прокурорской группировки, поэтому может получить самый большой срок. Тогда он начал давать показания и попросил заключить с ним досудебное соглашение, позволяющее рассчитывать на мягкое наказание. Заместитель генпрокурора Виктор Гринь вначале отказался подписывать соглашение, сославшись на то, что арестованный не признает свою вину полностью, а показания дает не в полном объеме. В частности, он выгораживал некоторых своих ближайших друзей по Мособлпрокуратуре. Тогда Урумов признал вину полностью, а также сообщил новые подробности о деятельности прокурорской группировки. Сейчас досудебное соглашение находится на рассмотрении у генпрокурора Юрия Чайки и, скорее всего, оно будет подписано. […]


***

Замгенпрокурора запретил обвиняемому сотрудничать со следствием

Виктор Гринь потребовал от Дмитрия Урумова сначала назвать всех силовиков, которых хочет изобличить экс-глава 15-го управления Мособлпрокуратуры

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::18.05.2011, Дмитрий Урумов пробивает сделку со следствием

Сергей Машкин, Николай Сергеев

Как стало известно "Ъ", расследование громкого дела о крышевании за взятки прокурорами незаконных игорных заведений в Московской области в очередной раз забуксовало, оказавшись в зависимости теперь от решения генпрокурора России Юрия Чайки. Один из обвиняемых, бывший главный надзорщик за следствием в Подмосковье Дмитрий Урумов согласился дать следственному комитету РФ (СКР) полный расклад по поводу использованных коррупционных схем, однако заместитель генпрокурора Виктор Гринь фактически запретил ему сотрудничать со следствием. Защита обвиняемого полагает, что он просто не захотел услышать "правду Урумова" и, рассчитывая на вмешательство руководителя ведомства, обжаловала у него действия заместителя.

Вчера следователь по особо важным делам при председателе СКР Денис Никандров официально проинформировал экс-руководителя 15-го управления прокуратуры Московской области Дмитрия Урумова, обвиняемого в получении взяток в особо крупном размере, и его защитника Юрия Михайлова о решении заместителя генпрокурора Виктора Гриня по их ходатайству о заключении досудебного соглашения со следствием. В ходатайстве, как стало известно "Ъ", господин Урумов "в целях содействия расследованию" уголовного дела против прокуроров, получавших взятки за крышевание игорных заведений Ивана Назарова, собирался дать показания, изобличающие других предполагаемых участников скандала. А именно, бывшего прокурора Московской области Александра Мохова, который сейчас является заместителем межрегионального транспортного прокурора, его бывшего зама Александра Игнатенко, находящегося в розыске, и еще восемь городских прокуроров Подмосковья.

Как сообщил вчера "Ъ" адвокат господина Урумова Юрий Михайлов, ходатайство было составлено им и его клиентом еще в минувший четверг. Тогда же следователь направил его в Генпрокуратуру. "Мы с самого начала договорились со следственным комитетом и Генпрокураторой о том, что по просьбе Дмитрия Урумова и в интересах его безопасности не будем обнародовать наши намерения,— рассказал адвокат.— В СКР эти договоренности выполнили. Я, как вы помните, также придерживался взятых на себя обязательств (адвокат все это время заявлял СМИ, что его клиент не признает своей вины и сделку со следствием не заключал.— "Ъ")".

По словам защитника, в минувший понедельник его пригласили в Генпрокуратуру и попросили объяснить свою позицию, положив на стол публикации, в которых опровергалось сотрудничество господина Урумова со следствием. "Мне пришлось в письменном виде изложить обстоятельства, при которых составлялось ходатайство о досудебном сотрудничестве",— рассказал адвокат Михайлов.

По словам защитника, в объяснительной на имя генпрокурора Юрия Чайки он указал, что господин Урумов написал ходатайство добровольно, без всякого принуждения, в присутствии двух своих адвокатов, с которыми у него заключены официальные соглашения. "Перед написанием ходатайства мы с коллегой подробно разъяснили нашему клиенту всего его права и последствия досудебного соглашения",— отметил в заявлении господин Михайлов. "Мне казалось, что я дал исчерпывающие пояснения, и у Генпрокуратуры нет никаких оснований для того, чтобы сомневаться в искренности намерений моего клиента, но они нашлись",— сказал адвокат.

Как стало известно "Ъ" из источников в Генпрокуратуре, рассмотрев ходатайство господина Урумова, замгенпрокурора Виктор Гринь счел, что оно "не подлежит удовлетворению", а следовательно, невозможна и сама сделка с обвиняемым. В мотивировочной части своего постановления господин Гринь указал, что из ходатайства следует, что Дмитрий Урумов признает вину не полностью, а только частично, что противоречит условиям будущего досудебного соглашения. Кроме того, отметил замгенпрокурора, господин Урумов не назвал всех должностных лиц прокуратуры, которых он хочет изобличить; не указал конкретное время и место совершения ими преступлений; не назвал точные суммы полученных ими взяток и не сообщил, как разоблачаемые им надзорщики поступили с якобы полученными деньгами. А самое главное, господин Гринь счел, что показания Дмитрия Урумова вообще не могут использоваться в качестве доказательств, так как он проходит по этому делу обвиняемым.

Обсудив ситуацию, защитник и его клиент Урумов решили, что замгенпрокурора Гринь нарушил их конституционные права. Действия господина Гриня они решили обжаловать в высшей прокурорской инстанции — у самого Юрия Чайки. В составленной вчера жалобе, которую господин Михайлов планирует сегодня передать в Генпрокуратуру, он, в частности, утверждает, что ст. 317.3 Уголовно-процессуального кодекса ("Порядок составления досудебного соглашения о сотрудничестве") вообще не предусматривает признания вины. Господин Урумов, кстати, как объяснил защитник, частично признает свою вину, не соглашаясь с квалификацией его действий следствием. По его мнению, речь в обвинении должна идти не о взятке (ст. 290 УК), а о превышении должностных полномочий или о халатности (ст. 286 и 293 УК).

Тезис о том, что показания Дмитрия Урумова не могут использовать в качестве доказательств, так как он сам проходит по этому делу обвиняемым, адвокат назвал глупостью, так как, согласно положениям УПК, слова обвиняемого имеют такую же юридическую силу, как и свидетелей и потерпевших по делу. Что касается неопределенности времени и места совершенных преступлений, то, напомнил защитник, Генпрокуратура уже получила ответы на эти вопросы перед тем, как признать обоснованность возбуждения уголовного дела против господина Урумова. Тогда для Генпрокуратуры было достаточно информации из СКР о том, что взятки на общую сумму 15 млн руб. получались прокурором в период с лета 2009 года по февраль 2011 года, а совершались преступления в Московской области. Что касается конкретных эпизодов, то Дмитрий Урумов, по словам его адвоката, их пока действительно не приводит, ссылаясь на то, что ему требуется время на то, чтобы все вспомнить и подробно изложить. "Эта его позиция, кстати, вполне удовлетворила следователя. Они договорились о поочередной отработке эпизодов с одновременным сбором доказательств",— сказал защитник.

Адвокат считает, что удовлетворению заявления его доверителя в Генпрокуратуре помешало прилагаемое к документу так называемое мотивированное постановление следствия. В нем был определен круг интересующих СКР вопросов, на которые обязался ответить Дмитрий Урумов и, в частности, указаны "фамилии высокопоставленных прокуроров". Отклонив ходатайство, прокуроры, как считает защитник, дали понять своему бывшему коллеге Урумову, что подобная правда им не нужна и на поблажки в обмен на показания против своих руководителей обвиняемый может не рассчитывать. Отметим, что именно с надзорным ведомством, а не со следствием заключается досудебное соглашение, поскольку прокуратура в дальнейшем будет поддерживать обвинение в суде. "Никто никого не собирается прикрывать, мы лишь хотим, чтобы все было по закону",— сказали на это "Ъ" в самой Генпрокуратуре.

[ИА "Интерфакс", origindate::19.05.2011, "Досудебное соглашение должно быть выгодно не только Урумову": В связи с многочисленными комментариями в СМИ заместитель Генерального прокурора РФ Виктор Гринь объяснил в интервью "Интерфаксу" причины, по которым он не удовлетворил ходатайством о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве обвиняемого в получении взятки в особо крупном размере, бывшего руководителя управления прокуратуры Московской области Дмитрия Урумова. […]
— […] Если в своем ходатайстве Урумов укажет конкретные действия, которые он выполнит для пополнения доказательственной базы, возьмет на себя обязательства сообщить о нахождении денежных средств и имущества, добытых преступным путем, то соглашение с ним будет подписано. — Врезка К.ру]