Организованная группировка "Нерль"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Вслух.Ру", origindate::28.04.2006

Организованная группировка «Нерль»

Компания «Нерль» на российском рынке слияний и поглощений существует с 1997 года. На противостоящей «Нерли» стороне за это время были Подмосковные совхозы, научно-исследовательские институты, строительные компании, оборонные предприятия и, даже, библиотека… Свою нишу жесткого агрессивного рейдера компания «Нерль» заняла с самого начала существования. Журналистское расследование показало, что репутация «черного» рейдера заслуживалась «Нерлью» годами, но серьезным и сильным игроком среди коллег на рынке M&A компания так и не стала. Репутацию настоящего рейдера «подмочили» слишком громкие и слишком неудачные проекты…

По данным сомнительного рейтинга сайта www.topinvestors.ru (больше похожего на антирейтинг) руководитель «Нерли» Александр Клячин входит в пятерку наиболее часто упоминаемых персон в индустрии слияний и поглощений России. Такая популярность сродни известности преступника находящегося в розыске, фоторобот которого висит на каждом столбе. Большинство громких проектов, в которых участвовала компания, если и заканчивались, то проведением расследований Прокуратурой и ГУВД Москвы.

О том, что «Нерль» часто связывают с незаконными действиями, говорит связь компании с ИК «Россия», руководство которой было арестовано. По оценкам специалистов только в 2003 году недружественному поглощению с ее стороны подверглось около 100 компаний. Стиль «России» был жестким, агрессивным, «беспредельным». По мнению активных участников форума на сайте zahvat.ru, компания активно использовала подложные судебные решения, силовой «вход» ЧОПа, в общем, исполняла «черную» работу. Как признаются в частных беседах сами представители ИК «Россия», над многими проектами по поглощению и захвату предприятий они работали совместно с «Нерль» и такими известными компаниями, как «Ведомство», «Сфера» и др.

Глава «Нерли» Александр Клячин с 1994 до конца 90-х годов возглавлял компанию ЗАО «Мир Корпорейшн», якобы занимавшуюся строительством и реконструкцией. В 2000 году Клячин становится Председателем Совета директоров КБ "Русский банк развития", одним из учредителей которого является ЗАО «Нерль». Кроме того, Клячин входит в Совет Директоров ОАО «Московская управляющая финансовая компания» - компании, созданной Правительством Москвы для перебазирования предприятий за черту города. По оценкам журналистов он избегает контактов с прессой и любых упоминаний в СМИ. Однако, пишут о г-не Клячине часто и почти всегда в «черных» красках.

Первый громкий скандал случился в 2003 году, когда "Нерль" появилась на аграрном рынке Подмосковья и скупала паи совхозов Московской области. Подмосковье тогда стало в буквальном смысле полем боя для двух конкурирующих компаний: «Вашъ финансовый попечитель» и «Нерль». Руководителю «ВФП» Василию Бойко в ходе сражений за земли в совхозе "Анненский" сломали руку. По версии Бойко сотрудники «Нерли» нагрянули в совхоз им. Доватора и стали принуждать местных жителей продавать паи. "Некоторых колхозников они ночью увозили за 30 км и ставили перед выбором: или они продают пай, или их бросают тут, - рассказывал Бойко." Потом похожая ситуация произошла в совхозе "Анненский", куда также наведались сотрудники ИК "Нерль" в сопровождении ЧОП "Родон". Сотрудники "Родона" перегородили дорогу в здание правления, где «ВФП» скупал паи и, буквально руками останавливали людей. «В один момент началась стычка, в результате которой пострадал и я. Мне сломали руку и порезали пальцы", - сказал Бойко, добавив, что потом сотрудники "Нерли" обесточили здание правления.

После этих баталий все заинтересованные стороны сели за стол переговоров в арбитражном суде г. Москвы и утвердили мировое соглашение. Стороны подписали заявление, которое признает исчерпанным конфликт по поводу скупки долей ряда сельскохозяйственных предприятий Рузского района Московской области. В совместном заявлении компании признали, что КБ "Русский Банк Развития" не имел отношения к данному конфликту и не имеет инвестиционных интересов в Московской области. Зачем потребовалось так афишировать банк – не понятно. Но, несмотря на то, что конфликт, казалось, был исчерпан, на репутации «Нерли» все равно «остался осадок».

Похожими действиями со стороны «Нерли» сопровождалось поглощение строительного гиганта ЗАО «Моспромстрой», которое закончилось рядом следственных действий со стороны Прокуратуры и ГУВД Москвы. В частности, это дело было выделено в отдельное производство по ст. 171 ч.2 УК РФ ("незаконное предпринимательство").

Конфликт заключался в том, что некое «Межотраслевое консультационно-правовое бюро», за которым, по некоторым данным, стояла «Нерль», незаконно получило доступ к реестру акционеров ЗАО «Моспромстрой». Затем рейдеры совершили несколько притворных сделок дарения ценных бумаг, после чего начали скупку акций. Руководители «Моспромстроя» своевременно обратились в органы правопорядка, и захвата удалось избежать. Как заявил тогда директор компании Василий Мороз: «Несмотря на все потуги «захватчиков», их пропаганду среди акционеров, шантаж и другие действия, многотысячный коллектив Моспромстроя выстоял». Действия Прокуратуры заставили «заморозить» проект на долгое время, что привело к огромным убыткам.

Те же методы использовались и год назад при поглощении НПО «Мосспецавтоматика». Неизвестные сначала звонили миноритарным акционерам с вопросами о положении дел на предприятии, о выплате дивидендов. Потом звонки конкретизировались – людям очень настойчиво предлагали продать за серьезные суммы принадлежащие им паи в производственном кооперативе НПО «Мосспецавтоматика». Покупатели, некие Антон Евсеев и Иван Скрябин, назывались представителями компании «Холдинг «Стройинвест». Серьезность намерений рейдеры подтверждали сами, они звонили в приемную генерального директора и сообщали, что намерены полностью захватить предприятие. На рынке ходили слухи, что за этой компанией-однодневкой стояла «Нерль».

На вопрос акционеров о том, зачем рейдерам нужны вышеуказанные паи, они откровенно отвечали, что намерены заполучить предприятие, ликвидировать производство и использовать активы Мосспецавтоматики в своих целях. Между тем необходимо отметить, что ПКП НПО «Мосспецавтоматика» было основано в 1926 году и на протяжении более 75 лет занималось разработкой проектно-сметной документации, выполняло строительно-монтажные и пуско-наладочные работы, обеспечивало техническое обслуживание комплексных систем управления пожарной и охранной безопасностью. В числе клиентов предприятия были государственные учреждения повышенной секретности, включая даже Кремль.

Начавшаяся в конце прошлого года скупка акций столичного гиганта дорожного строительства ОАО «Центродорстрой» обернулась большими неприятностями для заказчика. К этому конфликту, по некоторым оценкам участников рынка M&A, также была причастна компания «Нерль». В роли скупщика акций выступала подставная компания ЗАО «Промресурс», возглавляемая Артуром Арбатовым. Рейдеры незаконно получили полный реестр общества «Центродорстрой», звонили акционерам с предложением продать свои пакеты. В сторону акционеров сыпались угрозы. Одна из акционеров сообщила, что после отказа продать свой пакет услышала от скупщиков прямые угрозы: «они спросили меня, не боюсь ли я за жизнь своего ребенка…»

На скупочном пункте акционеров заставляли подписывать доверенности, в которых даже не было визы нотариуса. Все эти незаконные действия рейдеров сейчас оспариваются акционерами в суде. Подразделение по защите прав акционеров и собственников при корпоративных конфликтах УБЭП ГУВД г. Москвы провело проверку, были установлены лица, передавшие информацию об акционерах и предприятии, в отношении них возбуждено уголовное дело по ст. 183 УК РФ («незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну»). Также в ходе расследования устанавливаются заказчики рейдерских действий, которые будут привлечены к ответственности.

Затянулась история и с поглощением ткацкой фабрики «Красная Роза», на территории которой «Нерль » собиралась построить один из самых больших офисных центров в Москве. По некоторым оценкам такое строительство должно было обойтись компании более чем в $200 млн. На пути у «Нерли» возник ряд трудностей. Три здания на территории фабрики были признаны памятниками архитектуры, задержалось перебазирование предприятия и вывод «Красной Розы» из центра. Повлиять на этот факт не могли даже связи г-на Клячина в Правительстве Москвы. Напомним, что он являлся членом совета директоров «Московской управляющей финансовой компании», основной деятельностью которой было "финансовое оздоровление промышленных предприятий", а также "подготовка и реализация предложений по реформированию, перепрофилированию и перебазированию московских предприятий науки и промышленности" (распоряжение мэра г. Москвы от 20 ноября 1998 г. № 1172).

Безрезультатно завершилась попытка поглощения оборонного института «Фазотрон-НИИР», ведущего российского разработчика и производителя радаров и радиолокационных систем управления. «Нерль », теперь уже через фирму-прокладку ООО «Диал-Групп», удалось консолидировать около 11,3% акций миноритарных акционеров «Фазотрона». Директор компании «Нерль» Александр Клячин предложил топ-менеджерам института продать принадлежащие им акции, чтобы довести долю «Нерли» в капитале «Фазотрона» до блокпакета (25% + 1 акция), но получил отказ. В качестве поддержки рейдеры использовали и административный ресурс в лице В.Жириновского. Депутат Государственной Думы написал письмо на имя прокурора Устинова, в котором описал ситуацию с поглощением «Фазотрон-НИИР». С таким трудом отхваченный пакет акций «Фазотрона» не принес рейдерам ничего кроме очередных проблем. Это громкое дело привлекло пристальное внимание общественности, и без того настроенной крайне негативно к компании-захватчику.

Репутация «Нерль» страдает не только от характера и особенностей собственной рейдерской деятельности, но и от действий своего стратегического партнера ЧОП «Родон». Охранное предприятие после многолетнего сотрудничества – силовых методов решения корпоративных вопросов, стало восприниматься общественностью как собственная служба безопасности рейдера. В ряде случаев , по мнению не только участников рынка, но и правоохранительных органов действия ЧОП «Родон» заходили далеко за грань допустимого законом. Теперь же каждая новая история неминуемо связывается с действиями компании.

Известны также другие громкие примеры рейдерской деятельности «Нерли», такие как «Гипромез» или захват здания Государственной публичной научно-технической библиотеки (ГПНТБ) на Кузнецком мосту, на месте которого планировалось построить торгово-офисный центр. И еще много других печальных примеров деятельности инвестиционной компании «Нерль» и ее руководителя Александра Клячина. Большинство компаний и предприятий, которые пыталась захватить при помощи аффилированных структур компания «Нерль», так и не были ими поглощены. В руках рейдеров остались пакеты акций, которыми они теперь смогут управлять, а точнее шантажировать директоров и вымогать деньги или настаивать на продаже оставшегося пакета акций. В общем, на российском рынке слияний и поглощений уже бытует мнение, что если среди акционеров (законных или незаконных) есть близкие к организованной группировке «Нерль» люди или структуры, то топ-менеджерам стоит принимать защитные меры уже сейчас, а не ждать когда рейдер начнет свой «гринмейл».