Орел наш дон Сечин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::27.12.2004, Фото: mn.ru

Орел наш дон Сечин

Виталий Иванов

Converted 17999.jpg

Замглавы президентской администрации Игорь Сечин

“[…] он вынырнул из каких-то заплесневелых подвалов дворцовой канцелярии, мелкий, незаметный чиновник […]. Потом вырос […] исполинским бледным грибом этот цепкий, беспощадный гений посредственности” — так братья Стругацкие описывают карьеру главного антигероя своего романа “Трудно быть богом” дона Рэбы. Про замруководителя президентской администрации Игоря Сечина, председательствующего в совете директоров “Роснефти”, в последние месяцы высказываются и похуже, пусть и не так поэтично.

Покупка “Роснефтью” “Юганскнефтегаза” внешне выглядит как победа Сечина не только над “врагом народа” Ходорковским, но и над “социально близкими” боссами “Газпрома” во главе с Миллером. Московская элита обсуждает слухи о планах назначения Сечина председателем совета директоров объединенного “Росгазнефтепрома”…

Трудно однозначно судить, какую роль Игорь Иванович на самом деле играет в российской политике последние полтора года. Действительно ли он архитектор проекта по огосударствлению российского капитализма, одолел всех соперников и стал “вторым человеком” в государстве. Или перед нами очередной фаворит, торопящийся конвертировать свой “случай” в у. е. Или он всего лишь верный президентский адъютант, представленный в качестве кандидата в “новые нефтяные цари”, чтобы чуть поменьше трепали имя царя настоящего и подлинных выгодоприобретателей “дела “ЮКОСа”?

Как бы то ни было, но Сечин сейчас автоматически оказался публичным лицом и в какой-то степени лидером “партии передела”. Ранее им едва не стал банкир Пугачев, споривший с Абрамовичем и Фридманом об их добыче — “Славнефти”. Но не получилось.

Есть довольно многочисленный слой людей, которые переживают, что крупная собственность принадлежит не им, а нескольким десяткам товарищей по удаче. Вопреки расхожим стереотипам, “партия передела” — вовсе не “простые народные люди”, не маргиналы и не экстремисты. И “передельщиками” являются не только чиновники и политики, торгующие левой риторикой. Тайно или “в своем кругу” о переделе мечтают предприниматели, менеджеры среднего и даже крупного звена, интеллектуалы. Им тоже хочется собственную нефтяную компанию и дом в Лондоне.

“Партия передела” пока не осознает себя единым целым. Не все “передельщики” рады за Сечина и тем более готовы признать его своим лицом. Но значение сделанного они понимают прекрасно.

Никто еще не отбирал крупнейшую нефтедобывающую компанию на фоне публичной дискуссии о “святости” права собственности.

“Юганск” отобрали, дискуссия закрыта. Переделить можно все что угодно. Если можно Сечину, значит, можно и не только Сечину.