Основные организованные преступные группировки Приморья

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Организованная преступность Дальнего Востока: общие и региональные черты".- ДГУ, 2001

Основные организованные преступные группировки Приморья

Шульга В.И., А.М. Буяков (вице-президент компании "Ролиз"), Н.К. Быканов, В.А. Номоконов

[...] Сведения об организованных преступных группировках большей частью основываются на материалах средств массовой информации (СМИ). Многие из них кажутся неправдоподобными. Однако ни один материал не был опровергнут в суде. Более того, опубликованные сведения об организованных преступных формированиях в Приморском крае были, с одной стороны, косвенно подтверждены в интервью самими уголовными авторитетами, а с другой – представителями правоохранительных органов. О наличии и преступной деятельности ОПФ также можно судить по многочисленным "заказным" убийствам тех же "авторитетов", уголовным делам, рассматриваемым в настоящее время в судах либо с их участием, либо по факту их убийств, а также из официальных статистических отчетов правоохранительных органов. Оперативные сведения о конкретных преступных группировках, их персональном составе являются закрытыми и официальному опубликованию не подлежат.

Из полученных данных видно, что в Приморском крае действует целая система ОПФ разной степени организованности, численности и преступной направленности. На вершине пирамиды организованной преступности в крае в настоящее время действуют три вида преступных сообществ.

Один из них, традиционно существующий с далеких времен, "воровской общак" ("уголовники"). Он вырос в старой уголовной среде. Состоит из ранее судимых, живущих только за счет преступлений. Региональный центр современного "общака" находится в Хабаровском крае и возглавляется небезызвестным титулованным "вором в законе" по кличке "Джем". Сторонники "общака" имеются практически во всех городах и крупных населенных пунктах Приморского края. Как правило, они возглавляют крупные преступные группировки. Их позиции достаточно сильны в крае. Малочисленные преступные группировки действуют большей частью самостоятельно от "общака".

Другое преступное сообщество - так называемые "спортсмены" ("новые воры"). В прошлом члены и лидеры организованных преступных группировок этого сообщества действительно были известными титулованными спортсменами в крае и за его пределами. Многие из них - выходцы всё из той же "третьей смены". Лидеры преступных группировок данного сообщества стали известными бизнесменами, предпринимателями, учредителями всевозможных ведущих в крае компаний или государственными чиновниками. Они ведут респектабельный образ жизни "новых русских". Имеют целый штат "бригадиров", "шестерок" и "бойцов" в своих фирмах. Иногда "шестерки" и "бойцы" – это студенты, учащиеся, охранники и работники фирм. Многие из них догадываются о противоправном характере их работы, но быстрые и не такие уж большие деньги их устраивают. Они, как правило, не имеют судимости, либо судимы в несовершеннолетнем возрасте.

К третьему виду преступного сообщества можно отнести "кавказских воров" (из тех же "новых воров"), имея ввиду преступные группировки по этническому признаку (чеченская, азербайджанская, грузинская). Хотя они и разобщены, но общее между ними то, что их нельзя отнести ни к "общаку", ни к "спортсменам". В то же время свою часть дохода в местный "общак" платят исправно. Причем, у них своя территория и сфера "обслуживания", которые отвоеваны в прямом смысле этого слова у местной мафии (достаточно вспомнить войну чеченцев с местным криминалитетом в Находке).

По имеющейся версии, изложенной в одной из публикаций, во Владивостоке к 1997 году сложилось пять основных преступных кланов, по числу остававшихся в живых на тот момент "авторитетов", имеющих в преступном мире клички: "Михо", "Алексей", "Костен", "Петрак" и "Трифон", а также "чеченская мафия" и "москвичи".

"Семья Михо". Так названа в данной публикации преступная группировка, возглавляемая до недавнего времени "Михо", имела около десяти бригад по десять-двенадцать человек. Все бригады действуют самостоятельно, независимо друг от друга. В каждой бригаде имеется один-два коммерсанта, а остальные члены бригады обеспечивают их безопасность и следят за их сделками. Клан также предоставляет "крыши" десяткам коммерческим фирмам.

"Семья" в преступном мире по итальянскому образцу объединяет членов преступных группировок по их, прежде всего, многочисленным родственным связям, что в данном случае явно не наблюдается. Поэтому для обозначения преступной группировки "Михо" "семьей" оснований не имеется. Это подтверждают и практические работники правоохранительных органов.

"Михо" (Осипов М.Б.) родился в 1953 году. В молодости активно занимался спортивной борьбой. Учился в одном техническом вузе. В 23 года был осужден за спекуляцию. Одно время был держателем владивостокского "общака". В постсоветское время активно занимался предпринимательской деятельностью, в том числе и поставкой различного вида топлива. 4 октября 1997 года около 22 часов у входа в отель "Хендэ" после высадки из автомашины "Ленд Круизер" тремя поджидавшими киллерами из трех видов оружия "Михо" был расстрелян в упор. О своей близкой смерти он неоднократно заявлял открыто. Особенно после убийства на его глазах другого "авторитета" - "Коваля ".

17 февраля 1998 года около 6 часов утра возле казино "Рояль Парк" в собственной автомашине "Лэнд Крузер" из автоматического оружия был расстрелян, как утверждают газеты, наследник или "союзник" "Михо" некий Вреж Бабакехян, тридцатилетний армянин, уроженец г. Еревана. В последнее время возглавлял фонд армянской диаспоры в крае "Арекс".

Группировка "Петрака" организован по тому же принципу, что и так называемая "семья Михо". Сам "Петрак" являлся вице-президентом одного из филиалов московского банка. Клан занимается импортом продуктов питания. "Петрак", как и все крупные "авторитеты" (они же известные предприниматели) начинал с автобизнеса и кооперативов. Был совладельцем ресторана на Светланской, где проходят сборы бригад.

Еще в апреле 1993 года в жилом доме № 19 по ул. Сахалинской прогремел сильный взрыв, в результате которого было разворочено несколько квартир. В одной из них проживал всего несколько месяцев до взрыва "Петрак" с семьей. От взрыва погибли и были ранены несколько человек. Главный объект теракта чудом остался жив.

В ноябре 1997 года последний задерживался сотрудниками управления по организованной преступности. Основанием задержания стало незаконное хранение холодного оружия – самурайского меча (подарок "Михо"). Поводом же для обыска в квартире стало расследование уголовного дела по факту обнаружения трупа гражданина М., которого ранее из хулиганских побуждений забили на смерть в ресторане, где праздновал в тот момент свой день рождения "Петрак".

Клан "Алексея" состоит более чем из сотни человек. Каждая бригада самостоятельна и занимается своим бизнесом. Сам "Алексей" - из бывших спортсменов. Занимался борьбой. В настоящее время совладелец многих коммерческих структур города. Фактический владелец самого модного ночного клуба Владивостока. База и место сбора бригад – в офисе одной из фирм на Комсомольской. Более подробных сведений об "Алексее" в местной печати не дается.

Группировки "Костена" и "Трифона" (Юрия) организованы по тому же принципу, что и предыдущие группировки. Внешнюю активность по руководству группировкой их лидеры не проявляют. Тот же "Костен", по сведениям местной печати, находился, на момент публикации, безвылазно в своем коттедже. Выезжал только на похороны "Коваля".

"Чеченская мафия" наименее малочисленна, но является довольно сплоченной и непредсказуемой ни для местных "авторитетов", ни для милиции. Поэтому она находится под постоянным контролем как тех, так и других. "Чеченская мафия" - собирательное понятие. Помимо чеченской диаспоры, в крае существует азербайджанская, грузинская, армянская. Лидеры чеченской диаспоры – люди с высшим образованием, умные, пользующиеся непререкаемым авторитетом. В период боевых действий в Чечне оттуда приезжали чеченцы с требованием поддержать их терактами во Владивостоке. Благодаря усилиям милиции и старейшин диаспоры, выступление "чеченской мафии" не состоялось.

Особенностью становления и развития организованных преступных группировок Приморья является постоянное вмешательство в их деятельность преступных группировок извне. Организованные преступные сообщества России, в том числе Сибири и Дальнего Востока, стремятся независимо друг от друга установить контроль над Приморьем и подчинить своему влиянию местные преступные группировки. К этому их подталкивают экономические возможности края в укреплении и дальнейшем развитии финансовой базы преступной элиты. К этому же стремится и местная мафия, особенно из числа "новых воров". "Уголовники" также вынуждены заниматься коммерцией, предпринимательством (хотя это противоречит их правилам) для усиленного пополнения своей кассы. К тому же все они хотят стать респектабельными членами нового общества, выйти из тени, воспользоваться всеми благами цивилизации. Между старыми и новыми "ворами", внутри самих сообществ и группировок постоянно происходит конкурентная борьба за возможность участвовать в большом бизнесе, иметь солидные доходы от "крыши" над крупными компаниями или стать их владельцами (совладельцами). Эта борьба часто заканчивается "заказными" убийствами "авторитетов" и предпринимателей различного калибра и масштаба.

В советское время экономика Приморского края была закрыта для его теневого сектора, находясь под особым государственным контролем. С развитием рыночных отношений Приморье (после снятия пограничного режима с большей части территории) интенсивно интегрируется в международную экономику, прежде всего Азиатско-Тихоокеанского региона. Научно-технический потенциал военно-промышленного комплекса края, возрождение транснациональных перевозок, торговля природными ресурсами и их переработка, а сейчас и прямая торговля оружием, таят в себе огромные барыши для дельцов ОП.

На фоне изменяющейся социально-экономической структуры общественной жизни происходят организационно-структурные изменения и в преступности Приморского края. В рыночных условия преступность Приморья стремительно приобретает признаки ОП. Укрепляется её финансовая база, растет численный состав. Мелкие группировки объединяются в более крупные, а крупные дробятся. Местные организованные преступные группировки устанавливают связи с международными преступными сообществами. Отдельные ее представители проникают во властные структуры.

Состояние борьбы преступных группировок Приморья и за ее пределами за место под солнцем выглядит следующим образом.

Борьба преступных группировок Приморья

В конце восьмидесятых годов "Дальневосточный воровской общак" во главе с "Джемом" стал проводить сходки, встречи, консультации с "воровским общаком" Приморья с целью выдвижения своих ставленников на роль "положенцев", "ответственных", но уже подчинявшихся бы непосредственно ему и, соответственно, с перечислением определенной доли барышей "Дальневосточному общаку".

Уже в 1989 году "ответственным" по городу Владивостоку от этого "общака" становится местный "авторитет" по кличке "Свирид". С согласия "Джема" он организовывает кооператив "Кристалл", затем фирму "СТЭП", а в последствии – ассоциацию "САБ" ("Свободная ассоциация бизнесменов"), сосредоточив в своих руках финансы "общака". В 1990 году он оставляет свой пост "положенца" и выдвигает на это место другого "авторитета" по кличке "Билл". Этим назначением остались недовольны ряд местных "авторитетов", которые предпринимают ряд шагов по изменению ситуации. В 1991 году в Приморский край (г. Уссурийск) прибывает на постоянное место жительства представитель другого противоборствующего преступного сообщества -"Иркутского воровского общака" по кличке "Бандит".

Иркутский представитель преступного мира прибыл в Приморье с целью переподчинить преступные формирования края "иркутскому общаку", конкурирующему с "дальневосточным общаком". Опираясь на поддержку "уголовников" г.г. Уссурийска, Дальнегорска и др., "Бандит" формирует "общак", который подчинялся бы Иркутску, а не Хабаровску. Через один из кооперативов иркутский авторитет получает финансовую поддержку, узнает о финансовом положении других коммерческих структур, облагает их данью в "общак", даже находящихся под "крышей" местных организованных преступных группировок (ОПГ). По его указанию находят и избивают "положенца" "Джема" "Билла"; отстраняют его от руководства "общаком", а на его место назначают другого владивостокского "авторитета", противостоящего "общаку" "Джема", по кличке "Баул". Последний открыто не конфликтовал с "Джемом." Более того, "Баул" поддерживал тесные связи с бывшим владивостокским авторитетом по кличке "Самосвал" (тоже выходец из "третьей смены"), обитавшим в то время в Москве.

Примечательна "карьера" самого "Самосвала". Он родился 15 марта 1951 года во Владивостоке. В 14 лет был осужден за кражи и разбои на четыре года лишения свободы. В 1970 году вновь был осужден на пять лет за разбой, затем в 1979 году - вновь на пять лет, но уже не только за разбой, но и вымогательство. За примерное поведение был освобожден условно-досрочно и вскоре уехал в Москву, где сблизился с так называемой солнцевской уголовной группировкой и занимался автобизнесом. Совсем недавно, как стало известно из местной печати, "Самосвал" был первым русским мафиози, ставшим полноправным гражданином Италии. Одновременно он стал и боссом русской мафии в Италии, наладив перекачку миллионов долларов из Москвы в Рим. На службе у "Самосвала" находились известные в военных кругах высокопоставленные лица, а также из высших эшелонов власти Италии. Обосновавшись в 50 километрах от Рима в курортном городке Санта-Маринелла, он приобрел скромную виллу, перестроив её в роскошный дворец. Для мэра городка, начальника муниципальной полиции и соседей новоявленный русский вел образ жизни приличного бизнесмена, "деятельность" которого в начале 1997 года была неожиданно прервана вторжением агентов Центральной оперативной службы Италии. Однако через пять месяцев он оказался на свободе. Собранные полицией против него доказательства суд не принял в качестве улик.

Через такого именитого земляка "Баул" приобрел знакомство с не менее известным в России "вором в законе" по кличке "Кока", что давало ему возможность быть несколько независимым от "Джема". Кроме того, по данным печати, "Баул" в декабре 1994 года примерно месяц провел в Нью-Йорке, где встречался с небезызвестным "вором в законе" по кличке "Япончик" (в 1996 году осужденным американским судом за вымогательство).

Такое положение вещей не устраивало "Джема". Он неоднократно пытался связаться с "Бандитом", но тот всячески уклонялся от встреч.

Действия "Бандита" вызвали недовольство не только "Джема", но и владивостокских "авторитетов": "Коваля", "Михо" и других, которые, хотя и противостояли "Джему", но вынуждены были объединиться с ним для борьбы с иркутским ставленником. 23 декабря 1991 года "Бандита" и двух его телохранителей убивают в помещении одного из кооперативов, а через несколько дней (30 декабря) его труп со множественными огнестрельными ранениями был обнаружен возле владивостокского мусоросжигательного завода. Трупы его сподручных так и не были идентифицированы.

После этого авторитет названных лидеров ОПГ г. Владивостока резко поднялся в преступной среде, а "Свирида" и "Билла", наоборот, упал.

"Спортсмены" понимали, что "уголовники" будут пытаться захватить власть в "общаке" Приморья и в дальнейшем. Они решают поставить по пост "положенца" своего титулованного "вора в законе" по кличке "Монгол". Последний хотя и был коронован "ворами" в Москве в начале 1992 года, но "Джемом" не признавался, а значит, не был официальным "авторитетом" для местного преступного мира. "Уголовники" высказались против выдвигаемой кандидатуры. Они даже связались с "Джемом", чтобы разрешить назревающий конфликт.

Через некоторое время (в том же 1992 году) "Джем" со своими "авторитетами" из "дальневосточного общака" при поддержке двух других "воров в законе", а также хабаровского авторитета по кличке "Пудель", отбирают преступное звание у "Монгола" и отстраняют его от общаковских дел. Поводом послужило употребление им наркотиков, а также возбуждение в отношении него уголовного дела по данному факту. А главное, на наш взгляд, заключается в том, что "Джем" не мог простить "Монголу" его коронацию без согласования с ним. На его место вновь был назначен "положенцем" по Приморскому краю "Билл".

Лидеры ОПГ "Коваль" и "Михо" ищут новую кандидатуру на место "положенца", для чего заручаются поддержкой "Баула". Однако без согласия "Джема" кандидаты на должность "положенца" от предложений "Коваля" и других отказывались. Сложившаяся ситуация вынудила явных противников "Джема" идти на сотрудничество с ним, поддерживать его ставленника -"Билла", чтобы оградить Приморский край от притязаний "воров" Иркутска и Москвы, да и самим не потерять лидирующее положение в преступной среде. В 1993 году "Билла" окончательно утвердили "положенцем" по Приморскому краю. В августе того же года во время обыска у него на квартире находят незаконно хранящийся револьвер "Смит и Ветсон" и пять патронов к нему. По данному факту в отношении него возбуждают уголовное дело, по результатам расследования которого народным судом Первореченского района г. Владивостока "Билл" был приговорен к трем годам лишения свободы условно.

По некоторым сведениям, в середине февраля 1994 года в Приморский край приезжал другой "авторитет" из Иркутска по кличке "Тюльпан", который хорошо знал "Бандита" и имел поддержку от "воров" не только Иркутска, но и Москвы. Он встречался с местными "авторитетами" городов Владивостока, Уссурийска, Находка, которые находились в оппозиции к "Джему". Миссия у "Тюльпана" была та же, что и у "Бандита": "создать общак", который подчинялся бы Иркутску.

Одновременно в конце февраля того же года по приглашению двух сторонников "Баула" из Москвы приезжал уже грузинский "вор в законе" К., который проводил свои "сходки" с местными "авторитетами" в Уссурийске, не скрывая своего недовольства деятельностью "дальневосточного общака". Гость даже встречался "Биллом", но никакого соглашения между ними не получилось. За самовольное приглашение грузинского "вора" в Приморье "Джем" вызывал к себе местных "авторитетов" и учинил над ними свой суд, который чуть не закончился для них плачевно. Этого гостя вместе с "ответственным" по Уссурийску по кличке "Банзай" "Джем" также пригласил к себе в г. Комсомольск-на-Амуре. Гость встречался не только с "Джемом", но и другими авторитетами Хабаровского края, убеждая всех в неэффективности правления "Билла" и в необходимости коренной перестройки деятельности "общака" с целью повышения её "доходности". Упор им делался на объединение мелких преступных группировок и "курирование" крупных коммерческих структур.

По результатам этой встречи гостю разрешили обосноваться в Уссурийске. Но его действия вызвали недовольство "Коваля", "Михо", "Свирида", того же "Банзая". Над ним стали сгущаться тучи. Последний вынужден был скрываться. На помощь к нему из Москвы во Владивосток приехал другой эмиссар преступного мира по кличке "Мираб", который, опираясь на поддержку "Баула", "Алексея" и других, пытался создать мощную оппозицию в противовес "Джему" и установить собственный контроль над коммерческими структурами. Этого гостя уже с "Баулом" "Джем" также настойчиво приглашал к себе, но последние его просто игнорировали. Оба гостя начинают вмешиваться в действия некоторых местных "авторитетов". Своими поступками они не столько противостояли "Джему", сколько вызвали возмущение местных "авторитетов" как из числа "уголовников", так и "спортсменов".

В связи с этим в апреле 1994 года во Владивостоке происходит встреча с представителями преступного мира России и Дальнего Востока: Новосибирской, Ростовской и Сахалинской областей, а также Хабаровского и Приморского краев. От Приморского края присутствовали "Билл", "Михо", "Свирид" и другие "авторитеты". На встрече вырабатывалась единая тактика поведения в отношении непрошеных "гостей". Сошлись на необходимости объединения против них и их сторонников. После этой встречи "Билл" выезжал к "Джему" и его подручным в г. Комсомольск-на-Амуре, от которых получил письменное предписание вместе с другими "авторитетами" Владивостока сломить оппозицию, поддерживающую грузинских "воров". Однако 20 апреля 1994 года (через два дня после возвращения от "Джема") "Билл" был похищен в неизвестное место из собственного дома вместе с документами хабаровских "воров" и большей частью денег из "общака". Приморье внезапно осталось без официального "положенца" от "Дальневосточного общака", что внесло сумятицу в преступный мир края. До настоящего времени он официально считается пропавшим без вести.

После случившегося лидер ОПГ "Михо" стал активно агитировать "ответственного" от "Дальневосточного общака" в Уссурийске по кличке "Севостьян" (ставленник "Билла") занять место "положенца" вместо пропавшего "Билла". Данное решение было согласовано с "Джемом", но оно не могло быть осуществлено. Через некоторое время (в начале мая 1994 года) не установленные лица зашли в квартиру "Севостьяна" и убили его. В тот же день те же неизвестные лица (приметы их совпадали по обоим преступлениям) пытались убить другого уссурийского "авторитета" – упомянутого выше "Банзая", которому при этом были причинены три огнестрельные раны. По неофициальным данным в тот же день также пытались проникнуть в квартиру другого уссурийского лидера ОПГ, знакомого "Михо".

Данные события местные "авторитеты" преступного мира восприняли как войну грузинских "гостей" за власть в Приморье. В ходе серии ответных убийств возникла серьезная угроза жизни приезжих "воров", которые тут же выехали из края в Москву.

О войне между преступными группировками Приморья ранее подробно писалось в печати. События последних лет подтвердили прогнозы о продолжении борьбы между преступными кланами Приморья. Гибли не только "авторитеты", но и бизнесмены, предприниматели, их телохранители, попутчики и попутчицы, и просто случайные люди.

В 1995 году в печати сообщалось о весьма загадочных обстоятельствах гибели "Баула". По информации газеты в сентябре к последнему во Владивосток прибыли представители "Джема". Вместе с ними "Баул" вышел на яхте в Японское море, где во время нахождения с аквалангом под водой его нашли на морском дне с якобы перерезанным шлангом. По данным пресс-центра прокуратуры, последний погиб 18 августа 1995 года в результате пренебрежения правилами безопасности при плавании с аквалангом, так как находился в состоянии алкогольного опьянения. Смерть наступила от утопления. Каких-либо повреждений при исследовании трупа обнаружено не было, аппарат подводного дыхания АВМ-5, согласно акту технической проверки, был исправен и пригоден к использованию.

27 сентября 1995 года в полдень в помещении ночного клуба "Леон", расположенного в здании Центра народной культуры (на улице Светланской), двумя неизвестными лицами в масках из пистолетов в спину был расстрелян владивостокский авторитет по кличке "Макар Стреляный". По сведениям печати убитый "авторитет" появился в спортивных кругах Владивостока чуть боле 10 лет назад, создав группу по занятию карате, что в то время наказывалось в уголовном порядке. В девяностых годах был судим за хулиганство и вымогательство. Была также попытка привлечь его к уголовной ответственности за бандитизм.

Позднее, в конце июня 1997 года около 1.15 ночи у казино "Рояль Парк" был смертельно ранен "Коваль", ранее упомянутый нами как один из основателей современной ОП Приморья. В большом бизнесе он был учредителем ряда крупных компаний и президентом российско-американо-австралийской компании. Сам он характеризовал себя честным предпринимателем и не имевшим отношения к преступному миру.

По мнению журналиста, убийство "Коваля" могло произойти и как результат мести со стороны преступных группировок из-за пределов края. С его слов эту версию выдвигали "Костен", "Михо", "Алексей".

4 октября 1997 года около 22 часов у входа в недавно выстроенный отель "Хендэ" в г. Владивостоке был убит "Михо", а три месяца спустя был убит его "наследник-союзник" В. Бабакехян.

Нужно отметить, что начало 1998 года ознаменовалось в Приморском крае резким всплеском заказных убийств. Так, в Уссурийске в апреле был застрелен М. Рудь, генеральный директор ТОО «Руно». Он был убит двумя выстрелами, включая контрольный в голову. Предполагают, что событие как-то связано с убийством генерального директора ТОО «Тор» Кима, которое произошло в марте.

Беспрецедентный случай произошел также весной. 7 апреля был убит Артур Алтынов (он же - Евгений Стакин). Убитый оказался киллером «общероссийского» масштаба, на счету которого не менее 18 заказных убийств, совершенных в разных регионах страны. Утверждают, что он прибыл из Санкт-Петербурга с двумя коллегами - киллерами. А их всех «купил» один из авторитетов Владивостока якобы для «выдергивания куска наследства» «Михо».

18 августа 1995 года, как мы уже писали выше, в одной из бухт Русского острова во время погружения с аквалангом погиб лидер одной из спортивных организованных преступных группировок Приморья Сергей Бауло (кличка «Баул»). Через несколько дней в помещении театра имени М. Горького состоялась пышная гражданская панихида, на которой побывало около 4 тысяч человек. Тело погибшего было предано земле на Морском кладбище. Это были первые за несколько лет похороны такого масштаба. Сотрудники правоохранительных органов впервые столкнулись с подобным размахом и практически ничего не могли поделать с громадным кортежем из легковых автомобилей и автобусов, парализовавшим на время город. Газеты, особенно, «Владивосток» и «Новости»» не обошли похороны своим вниманием.

Чем же был известен этот «предприниматель и спортсмен»? До начала 90-х годов он имел обычную биографию. Родился в январе 1958 года в Дальнегорске. Проходил действительную службу в Тихоокеанском флоте, в Ракушке. Активно занимался спортом –боксом, увлекался мотогонками. В конце 80-х годов перебрался во Владивосток, где стал промышлять автомобильным рэкетом, а затем заниматься легальным и нелегальным бизнесом, имея под рукой несколько фирм и стоянок, а кроме этого был «крышевой» структурой для некоторых предпринимателей. Его группировка имела в своем составе несколько десятков человек во главе с бригадирами. «Стрелки» проводились практически ежедневно в 11 часов утра на контролируемой группой автостоянке у театра Горького, оттуда «бригадиры», сдав текущую информацию и получив очередное задание разъезжались по своим «бригадам». Кроме того, Бауло контролировал ряд крупных предприятий, среди которых была Владивостокская база тралового и рефрижераторного флота (ВБТРФ). Во главе службы безопасности базы был поставлен родственник И.И. Бауло, бывший подполковник внутренних войск, принимавший участие в известных вильнюсских событиях. Насаждение своих людей на ключевые посты предоставляло ОПГ дополнительные возможности для получения денег. Под ее контролем находился набирающий в то время силу автобизнес, в частности, автоперевозки из Японии челноков» и туристов на судах «Владимир Чивилихин» и «Сириус».

Следует сказать, что с «Баулом» считались лидеры других преступных группировок края, такие, как «Макар-Стреляный», Коптев, «Михо» и ряд других. При возникающих конфликтах «Баул» всегда умел находить компромиссные варианты и практически никогда не обострял отношения с другими. Он умел чувствовать опасность, был достаточно изворотлив и умен, никогда не занимался торговлей наркотиками и не поддерживал контактов с людьми из наркобизнеса, презирая их.

Но стал он знаменит, как писали и продолжают писать журналисты местных и центральных СМИ, благодаря своему «влиятельному земляку» – губернатору Приморского края Е. Наздратенко. Два неизвестных ранее жителям Приморья дальнегорца – спортсмен С.Бауло и руководитель золотодобывающей артели «Восток» Наздратенко, несомненно, знали друг о друге не только из газет. Они были знакомы и неоднократно встречались во Владивостоке в бытность Е. Наздратенко губернатором Приморья. О характере их встреч и возможной «деловой» связи между ними практически нет никакой информации, но то, что писали журналисты центральных и местных СМИ, особенно корреспондент «Известий» И. Корольков в серии материалов «Вирус», не соответствует действительности. Как не соответствует действительности и то, что на похоронах присутствовал тогдашний мэр Владивостока К. Толстошеин. Как показывают данные, тот в то время находился в одной из командировок.

Вокруг смерти «Баула» сразу же возникло несколько версий. Об этом, как мы уже отмечали, писали журналисты газеты «КоммерсантЪ», высказывая предположение, что это была насильственная смерть. Вновь к причинам и обстоятельствам его смерти наблюдатели вернулись в этом году, правда, не специально в отношении его, а в связи с обвинениями предъявленными несколько лет назад Наздратенко комиссией контрольного управления администрации Президента России. В одном из апрельских номеров газеты «Владивосток» в 1998 году был опубликован материал А. Холенко о результатах проверки прокуратурой края выдвинутых в адрес Приморского губернатора обвинений.

Один из разделов посвящен «Баулу». Но то, что содержится в нем, - увы, искажения фактов. Там говорится, что обследован аппарат подводного дыхания АВМ-5, в котором Бауло совершал в тот день роковое для него погружение.

Следует отметить, что следствие не располагало этим вещественным доказательством... Практически сразу же после гибели группа, в которую входили ряд членов бауловской группировки, и человек, который находился на катере в момент гибели «Баула» и хорошо запомнивший место его последнего погружения, предприняли попытку поднять акваланг. Но, увы… Акваланга они при тщательном поиске не нашли, хотя глубина в том месте достигала всего 5-6 метров. Он был кем-то поднят и, по нашим данным, в прокуратуру он не попал. Для чего необходим был аппарат бауловцам? Ими отрабатывалась версия, что в акваланге была не воздушная смесь, а якобы смесь кислорода с газом, который и привел к гибели Сергея Бауло. Аппарат заряжался в мастерской бригады торпедных катеров ТОФ в Улиссе, где там же стоял постоянно катер «Баула». Узнать были ли в баллонах примеси газа, так и не удалось… Существовала и другая версия, что к его гибели причастно морское подразделение спецназа ГРУ, расквартированное рядом.

В момент гибели Сергей Бауло не был, как писала об этом пресса, в состоянии алкогольного опьянения. Он, активно продолжавший заниматься спортом, не позволял себе напиваться. От силы, что он мог себе позволить – это выпить одну-две рюмки спиртного, но не более того, и то редко. Был ли он насильственно устранен? Вряд ли. Заключение судмедэксперта свидетельствует о вполне обычных, а не насильственных причинах смерти. Простое трагическое и нелепое стечение обстоятельств.

После смерти «Баула» произошел раскол в его группировке. Часть приближенных, бригадиров и бойцов перешли к близкому к «Баулу» человеку - Игорю Карпову, имевшему ранее с ним «деловые» отношения и попытавшемуся унаследовать весь «бизнес» покойного. Но «Карпу» это не совсем удалось. Из близких людей к нему перешел А. Харьковский (кличка «Гребец») и чуть позже А. Чантуридзе (кличка «Коко»), последний позже ушел к «Михо».
Другая часть вошла в группу «молодежи» - Дмитрия Глотова – Владимира Николаева (кем-то названных «Винни-Пухами»), которые при жизни С. Бауло стали выдвигаться из «бригадиров» на более видный план и с которыми тот считался.

Между «Карпом» и данной группой практически сразу же возникла определенная вражда, усилившаяся после покушения в сентябре 1997 года на Глотова у спорткомплекса «Олимпиец». Потерпевшая сторона посчитала, что стрельбу по ним организовал «Карп», пытавшийся таким образом устранить конкурентов. После этого дороги их разошлись и практически нигде не пересекались: каждая из сторон избегала контактов с другой. Натянутые отношения между ОПГ «Карпа» и ОПГ «Винни-Пухов» продолжались вплоть до смерти И. Карпова.

Карпов был убит 1 мая 1998 года около 9 часов вечера , выходя из своего бара «Престиж» на Светланской, 1, напротив гостиницы «Версаль», владельцем которого был. Он был убит тремя выстрелами, предположительно, из снайперской винтовки с глушителем с крыши дома, четвертая пуля ушла мимо.

Свидетели слышали только слабые хлопки. Скончался он практически сразу же на месте. Убийца покинул место преступления по крышам. По данному факту ведется следствие. Карпов был весьма осторожным человеком и своими финансовыми планами и иными проблемами не делился ни с кем из своего окружения. Можно не сомневаться, что это было очередное заказное убийство и имя убийцы и его заказчика вряд ли будут установлены, но ясно одно, что смерть «Карпа» связана с его бизнесом.

Попытку прибрать так называемое «наследство» Баула предпринял из далекой Италии и бывший владивостокский рецидивист, ныне крупный «бизнесмен» «Самосвал».

В сентябре 1995 года – марте 1996 года правоохранительные органы Приморья активно занимались поисками от 1 до 1,5 миллионов долларов, полученных якобы Бауло от «Самосвала» для совместного бизнеса. Но следов этих денег никто не нашел, так как из достоверных источников известно, что этих денег просто вообще никогда не было.

«Самосвал» (Ю. Есин) уполномочил для ведения переговоров по всем вопросам оставшегося «наследства» и закрепления во Владивостоке своих позиций двух эмиссаров «Ворона» и «Песта». Но «итальянцу» «Самосвалу» ничего сделать не удалось. Он получил достойный отпор от одного из бауловских преемников – (Д. Глотова) - и вынужден был ретироваться.

«Карп» практически ушел в легальный бизнес: создал разветвленную сеть собственных магазинов, а вот о В. Николаеве хорошо известно и всем местным обывателям, интересующихся криминальной темой. Родился он в октябре 1973 года. Окончил экономический факультет Дальрыбвтуза. Занимался боксом и рукопашным боем. Попал в ряды бауловцев, там выделился как беспредельщик. После смерти Бауло завоевывал себе имя, как человек, не признающий никаких авторитетов, в том числе и криминальных. Стал широко известен в правоохранительных органах и криминальной среде по «разборкам» с «Башкиром», а затем и с самим «Михо» с применением огнестрельного оружия против членов ОПГ последнего у Матросского клуба и на площади Луговой в 1997 году, а также со стрельбой во дворе офиса владивостокского филиала «Тернейлессторой» на Чуркине с одним из лидеров ОПГ, контролирующим лесную отрасль, неким Леонидом Ивлевым (кличка «Кабан») в январе 1998 года, а также по серии информационных материалов в газете «Новости» в 1997 году и большой апрельской публикации Н. Ветерковой. У специалистов, прочитавших данный материал, складывается впечатление, что это заказная статья, инициированная либо самим Николаевым либо его ближайшим окружением с использованием фотографий из его личного архива.

В настоящее время ОПГ Глотова - Николаева насчитывает в своих рядах, по газетным данным, до 220 человек. Можно предположить, что эти цифры преувеличены почти в четыре раза. Но необходимо сказать, что с данной группировкой считаются оставшиеся в живых авторитеты.

Все бывшие бауловские «бригадиры» и бойцы сегодня предпочитают заниматься легальным бизнесом, особенно связанным с рыбой или алкоголем. В последнем преуспевал ныне тоже покойный К. Мочулко (кличка «Костя Московский»).[...]