Особенности национального мошенничества

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Особенности национального мошенничества

Оригинал этого материала
© "Век.Ру", origindate::07.06.2008

"Ноу-хау" компании "Сириус"

Сергей Камышев

Converted 26910.jpg

Недавние заявления Дмитрия Медведева о том, что закон обязателен для всех, еще раз заставляет обратить внимание на неотвратимость наказания по экономическим преступлениям. Однако противодействие этому иногда оказывается самое серьезное. Причем, порою теми людьми, которые как раз и должны стоять на страже закона.

23 апреля 2008 года в Москве перед вылетом в Мюнхен был арестован некий Дмитрий Николаев. На следующий день вместо германских баров он уже сидел на скамье подсудимых Пушкинского городского суда Московской области, где ему было вынесено постановление об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Сотрудники Следственной части ГСУ при ГУВД Московской области установили, что Дмитрий Николаев со своими сообщниками - Эдуардом Мирзояном, Андреем Морозовым, Денисом Егоровым и рядом других лиц - по подложным документам созданных ими лже-организаций совершили хищения выделенных им несколькими банками кредитных средств на общую сумму в 12 миллиардов рублей.

То есть, как любил выражаться капитан Жеглов из сериала «Место встречи изменить нельзя»: «Организовалась устойчивая преступная группа, в простонародье называемая шайкой». При вынесении постановления о заключении под стражу суд внимательно изучил материалы предварительного следствия, касающиеся роли Николаева в деяниях преступной группы. Выяснилось, что именно Дмитрий Николаев, находясь в г. Пушкино Московской области и выступая совместно с сообщниками от имени некоего ООО «Сириус», заключил кредитный договор с одним из местных банков на кругленькую сумму в 95 миллионов рублей, заведомо зная, что кредит банку возвращен не будет.

Материалы уголовного дела изобличают Дмитрия Николаева как «организатора и исполнителя преступления». По версии следователей, именно он дал указание Морозову, проходящему также по этому делу, изготовить совместно с Егоровым фиктивные документы, якобы подтверждающие целевое назначение кредита на покупку препаратов и медицинской техники для ряда фирм. Не вдаваясь в тонкости мошеннических действий, скажем только, что никакой медтехники ни одна фирма не получила: вместо дорогостоящего оборудования заказчики получили ящики, наполненные… старыми автомобильными покрышками. А деньги кредитов растаяли, как дым.

Казалось бы, всё идет по классическим канонам следствия и распутывания мошенничества – доказательства изучаются, чуть не сбежавший мошенник вовремя взят под стражу. Но вот тут-то события по делу приобретают неожиданный зигзаг: адвокаты Дмитрия Николаева вдруг объявляют его… потерпевшим. И требуют немедленно отменить постановление Пушкинского городского суда Московской области, отправившего мошенника под стражу. Словом, как в другом известном кино, где зал скандировал: «Свободу Юрию Деточкину!»

Доказательства, а вернее документы, которыми адвокаты подкрепили свою кассационную жалобу, способны озадачить кого угодно. Оказалось, что у богини правосудия Фемиды две руки. В то время, пока одна рука, правая, к примеру, проводит расследование силами подмосковных правоохранительных структур и находит доказательства хищений, вдруг неожиданно выискивается и другая рука – судя по всему, «левая», и находящаяся в ОВД по району Арбат города Москвы. И как бы левая рука не ведает, что делает правая…

Причем, оперативность этой левой руки тоже способна вызвать, по крайней мере, удивление. То ли в ОВД на Арбате спринтеры какие-то собрались, то ли здесь решили отработать методику ускорения медленных следственных процедур, но люди тут трудятся явно скорые на руку, особливо, когда это касается таких срочных дел, как по Дмитрию Николаеву.

Помнится, раньше весь народ смеялся над крылатой фразой артиста Мрктчана из «Мимино»: «Слушай, я этого потерпевшего первый раз вижу!»

Мы уж не знаем, когда следователь СО при ОВД по району Арбат г. Москвы В.Н. Букина впервые увидела Дмитрия Николаева. Но то, что ей пришлось проделать в апреле с.г. настоящий спринт в отношении «потерпевшего», не подлежит сомнению. Однако обратимся к хронологии. 16 апреля следователь Букина выносит постановление о возбуждении по заявлению Николаева уголовного дела против Эдуарда Мирзояна. Суть его в том, что Мирзоян «путем обмана и злоупотребления доверием Николаева Д. Е. … якобы для покупки медицинского оборудования получил от Николаева Д. Е. денежные средства в размере 300. 000 евро…В дальнейшем Мирзоян Д. Е. завладел этими средствами и скрылся».

Всего 1 (один) день понадобился следователю, чтобы провести предварительные следственные действия. Уже 17 апреля 2008 года Букина выносит постановление «о признании Николаева Дмитрия Евгеньевича потерпевшим» по уголовному делу, возбужденному ею же днем раньше.

Чтобы понять, какое «ноу-хау» нашла защита для освобождения своего подзащитного из-под ареста, посмотрим дальше, как ковалась «доказательная база». Опять же по датам:

20 апреля (за 4 дня до заключения под стражу в суде) адвокаты Николаева приносят в органы ходатайство с просьбой о принятии мер безопасности в отношении «потерпевшего Николаева Д. Е», которому теперь, якобы, угрожают расправой… Угрожают – не угрожают, а документик подписан!
23 апреля (за день до заключения под стражу) старшему следователю по особо важным делам прокуратуры Калининградской области Джигуну В. В., летит заявление Николаева, в соответствии с которым он просит признать его гражданским истцом в рамках возбужденного уголовного дела в отношении Мирзояна Э. Г.

Как видим, пакет документов для создания облика обманутого гражданина подготовлен в сжатые, но поспевшие к аресту сроки. И вот уже в кассационной жалобе, требующей отменить меру пресечения в виде ареста, адвокаты Николаева пишут: «Все вышеуказанные документы, приобщенные к материалам дела, подтверждают то обстоятельство, что Николаев Д. Е. является не организатором и исполнителем преступлений, в которых его подозревает следствие, а является одним из потерпевших от незаконных действий Мирзояна Э.Г., связанных с невозвратом последним денежных средств».

«А как же тогда сорвавшееся бегство в Мюнхен?» – в недоумении спросит читатель. Какой ему резон origindate::23.04.2008 года – в день обращения в Калининградскую прокуратуру с просьбой признать его гражданским истцом – «рвать когти» в аэропорт, как выразился бы герой Папанова?

И на этот вопрос у защиты есть, оказывается, свои аргументы. «Вывод суда о том, что Николаев Д. Е., находясь на свободе, может скрыться от следствия и суда, основан на следующих доказательствах: справке о продаже Николаевым Д. Е. автомашины, запросе следственных органов в авиакомпанию «Люфтганза» о приобретении Николаевым авиабилетов и ответом компании «Люфтганза» о том, что Дмитрий Николаев приобрел билет на origindate::23.04.2008 г. на рейс Москва-Мюнхен», - пишут адвокаты «потерпевшего» в кассационной жалобе, поданной в Московский областной суд. «Защита полагает, что данные документы не могут являться доказательствами, подтверждающими намерения Николаева Д. Е. покинуть территорию Российской Федерации и скрыться от следствия и суда», - заявляют адвокаты, поскольку в ответе авиакомпании не указаны ни паспортные данные Николаева, ни номер авиабилета…

Как видим, адвокаты «потерпевшего» очень стараются напирать на формальные моменты: дескать, хоть авиакомпания подтверждает факт приобретения Николаевым билета на Мюнхен, но, извините, номер паспорта и рейса в ответе не указали – вот и не будем это считать попыткой бегства за пределы РФ. Или пытаются доказать, что Пушкинский городской суд Московской области не вправе был выносить постановление о заключении под стражу «потерпевшего», поскольку оперативники взяли его не на подмосковных просторах, а на улицах Москвы. И вообще, мол, несостоятельно то, что предварительное расследование по мошенническому кредиту проводится по месту совершения Николаевым преступления, то есть на территории г. Пушкино. Им, как, видимо, хочется перенести расследование дела по другую руку Фемиды – туда, где обвиняемый является потерпевшим.

Как показывает практика, перевод обвиняемых в ранг потерпевших - один из самых «новомодных» приемов, используемых в последнее время для ухода от ответственности. К примеру, в конце мая в Хакасии начался скандальный судебный процесс по рассмотрению уголовного дела о злоупотреблении полномочиями бывшего генерального директора ЗАО «Разрез Степной» Юрия Щапова, который долгое время игнорировал заседания суда, ссылаясь на болезни. Но почему-то в то же самое время он во вполне здоровом состоянии участвовал в следственных действиях, проводимых сотрудниками Следственного Комитета при МВД РФ. В этом уважаемом ведомстве после завершения следствия по делу Щапова в Хакасии и передачи его в суд неожиданно было возбуждено уголовное дело по иску самого подсудимого. События, которые рассматриваются в этом деле, те же самые. Только Щапов оказался вдруг не обвиняемым согласно материалам нового дела, а так же, как и Дмитрий Николаев, «потерпевшим».

Московский областной суд не принял аргументы защиты Дмитрия Николаева и оставил решение суда первой инстанции без изменения. Так что «ноу-хау» специалистов в области оказания специальных юридических услуг не сработало.

***

Оригинал этого матерала
© "Известия", origindate::06.06.2008

Особенности национального мошенничества

Станислав Бойченко

[...] Получив информацию о расследовании дела, член комитета Госдумы по финансовому рынку Павел Медведев попросил соответствующие инстанции взять его под особый контроль. По мнению парламентария, "подобные преступления против банков становятся все более частыми и представляют собой угрозу для банковской системы страны".

Converted 26911.jpg
Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif