Особенности национальной торговли мебелью-2: Контрабандные тропы "Ростэка"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Иногда обычный газетный репортаж становится началом громкого коррупционного скандала. Оказалось, что один из материалов номера «Новых Известий» за 18 мая 2002 года стал главной темой бурной переписки между высокопоставленными российскими чиновниками. Затеяв весной этого года журналистское расследование особенностей национальной торговли мебелью, мы предполагали, что деятельностью упомянутых в материале фирм в первую очередь заинтересуются правоохранительные органы. К сожалению, реакцию Генеральной прокуратуры, МВД, ФСБ и Министерства по налогам и сборам трудно назвать заинтересованной. Ответы «силовиков» на поставленные газетой вопросы можно считать обычными бюрократическими отписками. Вот только в отличие от эпистолярных упражнений мелких чиновников стоят они миллионы долларов, так и не дошедших до государственного бюджета.Напомню суть нашего журналистского расследования: в мае этого года автор стал свидетелем того, как четыре крупнейших на мебельном рынке столицы магазина продавали дорогостоящие гарнитуры за наличную валюту и без какого-то ни было документального оформления. Деньги покупателей проходили «мимо» кассы и, следовательно, не облагались налогами. А значит, сам товар, то есть спальные гарнитуры за семь тысяч долларов и наборы мягкой мебели в ту же цену, был обыкновенной «неучтенкой». Соответственно, никакого таможенного оформления добротные кровати и кожаные диваны не проходили. То есть для грозных налоговиков и неподкупных таможенников они просто не существуют.Для подобного рода товара-»невидимки» есть достаточно точное, предусмотренное российским законом определение: контрабанда. Вот только в отличие от спрятанных в двойном дне туристических чемоданов долларов и лишней бутылки водки, вывозимой нашим «челноком» в соседнюю Финляндию, мебель просто так через границу не провезешь.Для беспрепятственного проезда через государственную границу большегрузных фур — а именно так большая часть дорогой итальянской и португальской мебели попадает в Россию — необходима живая заинтересованность тех, кто призван эту самую границу защищать. То есть получается, что в контрабанде участвуют сами таможенники.Расценки на таможенное «добро»В пользу версии о причастности сотрудников Государственного таможенного комитета к контрабанде можно привести сразу несколько веских аргументов. Во-первых, во всех замеченных в незаконной торговле магазинах продавали мебель, принадлежащую одной и той же фирме — «Диском». Директор этой компании, некто Сергей Переверзев, по совместительству работал президентом ассоциации «Мебельный бизнес». В это объединение, кроме самого «Дискома», входило еще около сорока импортеров мебели.Членство в ассоциации, помимо всего прочего, давало этим торговым фирмам заметное преимущество: в отличие от других участников мебельного рынка они в соответствии с решением председателя Государственного таможенного комитета Ванина могли ввозить мебель по так называемой упрощенной схеме. В ответ на доброжелательность таможни фирмачи обязывались оформлять «растаможку» на одном-единственном терминале, принадлежащем дочернему государственному унитарному предприятию «Ростэк-Таможсервис». Учредителем этой конторы числился ГУП «Ростэк», дочернее предприятие самого Государственного таможенного комитета. Если учесть, что «Ростэк-Таможсервис» в большинстве импортных операций проходил держателем контракта и грузополучателем, оставив реальным импортерам роль «ответственных за оплату», то подлинная суть трогательного единения таможни и торговцев становится понятна даже первокласснику.В самом деле, не станет же таможня проверять правильность «растаможки» по контрактам, заключенным собственной дочерней структурой? К тому же оценивать стоимость ввозимого товара можно по-разному. К примеру, для стороннего импортера ставка растаможивания одной фуры может доходить до двадцати тысяч долларов. Участник ассоциации, как правило, платит значительно меньше. К тому же досмотр товара, если его стоимость превышала сорок тысяч долларов, проводится для «друзей таможенников» без выгрузки. А уж что именно скрывается в глубине многотонных трейлеров, таможенников уже не интересовало. Так вот и появлялись «виртуальные» гарнитуры в отечественных магазинах.Правда, с точки зрения закона, закон нарушают не только импортеры, которые пользуются таможенными льготами, но и те, кто эти льготы устанавливает. Видите ли, грузополучатель и плательщик в равной степени несут ответственность за возможные нарушения законодательства. Если, к примеру, таможенный «Ростэк» получает груз и его «растаможивает», а пойманный за руку на многочисленных нарушениях «Диском» этот груз оплачивает, то отвечать должны оба вне зависимости от наличия погон и отношения к государственной службы. Правда, до последнего времени таможенная «крыша» действовала для членов ванинско-переверзевской организации безотказно. Первым и самым серьезным проколом стала для нечистых на руку мебельщиков попытка «впарить» очередной «несуществующий» для государева ока диван находящемуся «при исполнении» журналисту.Бумажные пули для контрабандистовТаможенное руководство — люди занятые. Им газеты читать некогда. Высшие налоговые и милицейские чины в особой любви к прессе тоже не замечены. Генеральная прокуратура, по роду своей деятельности обязанная проверять каждое сообщение о возможном нарушении закона, масштабами полуподпольной торговли дорогостоящей мебелью не заинтересовалась. Зато нашим журналистским расследованием заинтересовались депутаты Государственной думы.Свой первый депутатский запрос член думской фракции «Единство» Владимир Быков направил генеральному прокурору Российской Федерации Устинову. Вопрос был поставлен четко: почему часть продаваемой в столичных магазинах мебели «была выпущена в свободное обращение без оформления, после чего реализовывалась на «черном» рынке за наличный расчет»?Официальный ответ на депутатский запрос, подписанный первым заместителем генерального прокурора Бирюковым, был довольно доброжелателен. Правда, что именно хотел сказать второй человек в иерархии российской прокуратуры, понять достаточно сложно. Письмо на бланке Генпрокуратуры было посвящено пространному анализу учредительной документации ДГУП «Ростэк-Таможсервис» и нескольких приказов председателя ГТК Ванина. В придачу прокурор вспомнил о таможенных прегрешениях четырехлетней давности ныне забытой фирмы «Айтон Торг», к которым был причастен знакомый нам ТПК «Диском». По словам Бирюкова, все эти годы идет бурное расследование этих нарушений. Зато новые приключения дискомовской мебели прокурора не заинтересовали.Реакция на обращение депутата Быкова со стороны Федеральной службы безопасности последовала незамедлительно. Своей сдержанностью письмо временно исполняющего обязанности руководителя Департамента экономической безопасности Джабарова живо напомнила знаменитую невозмутимость штандартенфюрера Штирлица. По информации хранителей государственных тайн, «расследование по указанным Вами фактам осуществляется в рамках уголовного дела N 18/230289, возбужденного Юго-Западной транспортной прокуратурой Московской области по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 188 УК РФ (контрабанда)». А занимается этим делом ввиду его исключительности Управление по расследованию особо важных дел Генеральной прокуратуры Российской Федерации.Несмотря на кажущуюся обстоятельность, на самом деле письмо господина Джабарова можно считать образцом чиновничьей отписки. В своем повторном запросе депутат Быков объяснил, почему содержащаяся в послании заместителя руководителя «экономического» департамента ФСБ информация на самом деле таковой не является:»После прочтения ответа у меня сложилось впечатление, что исполнитель, которому было поручено разобраться по существу вопроса, ограничился одним телефонным звонком, либо положил в основу ответа информацию, которая вообще никак и никем не проверялась. Для информирования исполнителя и лица, подписавшего ответ на обращение, хочу пояснить, что уголовное дело N 18/230289-02, возбужденное origindate::25.04.02 г. Юго-Западной транспортной прокуратурой и находящееся в настоящее время в производстве Управления по расследованию особо важных дел Генеральной прокуратуры РФ, действительно связано с контрабандой, совершенной ООО «Атон — Торг» в 1998 году.В своем обращении я просил проинформировать меня о мерах, которые приняты в связи с раскрытием с участием представителей ФСБ РФ канала контрабандного ввоза импортной мебели на территорию Российской Федерации в 2001-2002 годах. Под покровительством представителей таможенных органов, а возможно, с их непосредственным участием, контрабанду совершали фирмы, входящие в ассоциацию «Мебельный бизнес», которую возглавлял генеральный директор ЗАО «ТПК «Диском» Переверзев С.П. Указанное общество являлось одним из самых активных участников нарушений действующего законодательства и продолжает осуществлять свою незаконную деятельность до настоящего времени, используя в качестве декларанта ввозимой контрабандным путем мебели ООО «Верона», которое в любой нужный момент может прекратить свое существование. Как отмечалось мной в обращении нарушение таможенного законодательства допускалось при оформлении товаров на ДГУП «Ростэк-Таможсервис», являющимся дочерним государственным предприятием, учрежденным с участием ГТК России и пользующимся всеми его реквизитами. Обращаясь к Вам, я просил сообщить:Установлены ли конкретные виновники правонарушения, совершенного в период 2001-2002 годов, если да, то кто они?Какие меры приняты к нарушителям закона?Имеется ли связь между совершенной контрабандой и действиями должностных лиц таможенных органов? Возбуждено ли по данному факту уголовное дело, если да, то в отношении кого, кем проводится следствие и в какой стадии находится дело в настоящее время?Все эти вопросы касаются того, что происходит в настоящее время, а не событий, имевших место четыре года назад. Информация ни по одному из поставленных вопросов в полученном мной ответе не содержится…».Силовики эпистолярного жанраЗато отклик заместителя руководителя Управления Министерства налогов и сборов по Московской области, советника налоговой службы первого ранга Сопина достоин публикации в любом российском юмористическом журнале. В своем запросе председатель комитета по экономической политике Московской областной думы Михайлов вполне резонно попросил господина Сопина произвести проверку действительности приведенных в статье «Новых Известий» фактов и в случае выявления нарушений принять все необходимые меры к нормализации ситуации.В ответ видный российский налоговик заметил, что проверить деятельность мебельных салонов Управление МНС России по Московской области не может, так как у него «нет валютного счета, а в статье указано, что товары (мебель) были приобретены за доллары США. Соответственно произвести закупку указанных товаров налоговым органам не представляется возможным».Более того, по словам налогового чиновника, «органы Министерства Российской Федерации по налогам и сборам не наделены правом контрольной закупки», Да еще и «не все указанные торговые центры находятся на территории Московской области». И вообще, депутатам лучше обратиться по этому вопросу в другие правоохранительные органы. Вот только, к глубокому сожалению депутатского корпуса Московской областной думы, из обстоятельного ответа господина Сопина нельзя понять, что вообще в таком случае может предпринять грозное налоговое ведомство и зачем на ее содержание государство тратит из небогатого бюджета совершенно нелишние миллионы.В отличие от совершенно беспомощных налоговиков сотрудники ГУВД Московской области на запрос председателя комитета по экономической политике Мособлдумы Михайлова отреагировали на редкость оперативно.В своем ответе заместитель начальника управления Шестов рапортует, что «сотрудниками Управления по борьбе с экономическими преступлениями ГУВД Московской области совместно с сотрудниками ГУБЭП СКМ МВД России производилась проверка складских помещений, принадлежащих Торговому дому «Диском». А «в ходе проведенных оперативно-розыскных мероприятий были выявлены факты контрабандного ввоза на территорию России товаров мебельной группы», благодаря чему «возбуждено уголовное дело N 7/ 7517″. Вот только никакого отсутствия кассовых аппаратов и обращения наличной валюты оперативники не заметили. Оно и понятно: в складских помещениях «Дискома» мебелью не торгуют, а выдают контрабандный товар по квитанциям. Торговые точки стражи порядка посетить не удосужились…Привал контрабандистаКак и следовало ожидать, бумажная буря отписок мебельных торговцев совершенно не затронула. Их покровители из Государственного таможенного комитета тоже не пострадали. Как и раньше, через прорубленный «Ростэком» коридор в государственной границе идут составы автопоездов, груженные изысканными испанскими и французскими гарнитурами, а в мебельных салонах «Дискома» текут неучтенные долларовые реки.Страдает, как всегда, государство. То самое, чьи интересы должны защищать люди в форме российской таможни. А если учесть, что кроме «Таможсервиса» у головного «Ростэка» имеются дочерние предприятия по всей стране (газета «Коммерсант» назвала «Ростэк» крупнейшим госхолдингом по предоставлению услуг в околотаможенной сфере, дочерним предприятием ГТК), то можно представить себе общий объем денег, благополучно избежавших попадания в бюджет.Результат нашего журналистского расследования трудно назвать успешным. Совместным усилиям журналистов и депутатов не хватило главного — внимания со стороны правоохранительных органов. Судя по размаху хищений, убытки государственного бюджета от организованной контрабанды могут затмить последствия любого стихийного бедствия. Соответственной должна быть реакция тех, кто призван защищать страну от криминала. На деле фактическое ограбление российских налогоплательщиков идет при молчаливом одобрении стражей порядка.С одной стороны, прокуратура и налоговая полиция признает наличие состава преступления в действиях участников созданной с подачи самого Государственного таможенного комитета ассоциации импортеров мебели. Тем не менее российские силовики предпочитают политику невмешательства, сводя всю борьбу с незаконным ввозом импортных товаров к бесконечному расследованию нескольких давних нарушений закона. Известно, что активные следственные действия начинаются у нас только тогда, когда затрагиваются личные интересы руководства правоохранительных ведомств. К сожалению, интересы государства в категорию личных не попадают.