Особенности персидской дипломатии

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Особенности персидской дипломатии FLB: Нападения на иностранные дипломатические миссии превратились в Иране то ли в национальный спорт, то ли в традицию, бережно культивируемую компетентными государственными службами

"   А.С. Грибоедов был не только прекрасным писателем, но и блестящим дипломатом       Алмазы шахского двора Хроника погромов иностранных посольств в Иране « 11 февраля (30 января по старому стилю) 1829 года толпа разъярённой тегеранской черни напала на Российскую дипломатическую миссию . Казаки посольского конвоя и сам посол, известный русский писатель Александр Сергеевич Грибоедов , защищали миссию и свою жизнь до последнего. Сначала дипломат велел стрелять холостыми «и тогда только приказал заряжать пистолеты пулями, когда увидел, что на дворе начали резать людей наших», вспоминал секретарь миссии Мальцев, единственный выживший в той резне», - пишет в февральском номере «Совершенно секретно» Владимир Воронов . «Посольские стреляли и отбивались шашками, отстреливался и сам Грибоедов. Но устоять было невозможно: по оценкам очевидцев, на приступ посольства ринулось чуть ли не... 100 тысяч исламских фанатиков. «Пытавшиеся вторгнуться силою были изрублены шашками, но в это самое время запылал потолок комнаты, служившей последним убежищем русским: все находившиеся там были убиты низверженными сверху каменьями, ружейными выстрелами и кинжальными ударами ворвавшейся в комнату черни, — пишет всё тот же Мальцев. — Начался грабёж: я видел, как персияне выносили на двор свою добычу и с криком и дракою делили оную между собой. Деньги, бумаги, журналы миссии — всё было разграблено...» Раненного в голову Грибоедова изрубили саблями. Вместе с послом пали 36 человек. Обезображенное тело посла осатаневшая толпа несколько дней с восторгом таскала по улицам Тегерана, а потом свалила в общую яму, где лежали тела остальных убитых — все были обезглавлены, четвертованы, со вспоротыми животами... Убийство посла и всей дипмиссии — неслыханное оскорбление для любой державы. По меркам международного права Россия должна была немедленно объявить войну Персии. Но, увы, ей это было не по силам: лишь за год до того завершилась предыдущая война с Персией и в самом разгаре были ещё две кампании — с Турцией и кавказскими горцами. Посему «инцидент» разрулили по-дипломатически, приняв в оплату за кровь русского посольства щедрые дары персидского двора, в том числе и знаменитый алмаз «Шах». Роковой перебежчик Но что послужило причиной нападения на русскую миссию? Версий немало. Согласно одной из них, самой циничной, в трагедии якобы виноват... сам Грибоедов: он, мол, своим надменным поведением восстановил против себя всех — и шахский двор, и тегеранское духовенство, и чернь . Александр Сергеевич, конечно, был не сахар, но персам он был ненавистен лишь как представитель державы, нанесшей им унизительное поражение, да ещё и навязавшей выплату колоссальной по тем временам контрибуции — 20 миллионов рублей золотом. Контроль над выплатой контрибуции как раз и был основной задачей миссии Грибоедова. Дабы расплатиться с «гяурами», шахскому двору пришлось даже обратить в звонкую монету золотые изделия и украшения из гарема, а вдобавок прислать послу бриллиантовые пуговицы, срезанные с халатов любимых жён наследника. Строго следуя петербургским инструкциям, отсрочки Грибоедов не давал, чем вызывал у шахского двора ненависть поистине животную: за такие деньги кого хочешь удавят . Ещё он якобы грубо нарушал этикет шахского двора, а возмущение уже тегеранского плебса, как утверждали, вызывало поведение свиты посла: казачки, мол, пьянствовали, девок к себе таскали, задирались с местными на улицах и базарах. Правда, это показания врагов, а не нейтральных свидетелей... Ещё персов озлобляло требование посланника вернуть русских подданных, взятых в плен: как это так, мы пограбили и в полон увели, а теперь им наших рабов и рабынь обратно отдавай — непорядок! Но роковым для Грибоедова стал приход в миссию некоего армянина Мирзы-Якуба — дворцового казначея и второго евнуха шахского гарема. Евнух слёзно просил посланника помочь ему вернуться в Россию, на что имел полное право согласно 13-й статье Туркманчайского договора. Но кто же выпустит к «гяурам» носителя самых сокровенных и интимных тайн персидского двора?! Евнуха-секретоносителя Грибоедов принял без энтузиазма, но выдать на расправу категорически отказался, да ещё и укрыл в миссии двух пленных женщин, то ли армянок, то ли грузинок, покинувших гарем шахского родственника Аллаяр-хана. Вот он с молчаливого благоволения шахского двора и организовал налёт: в Тегеране науськать на «неверных» толпу фанатиков всегда было делом техники... Опасная миссия Но всё же при правлении шахов нападения на иностранные представительства были редкостью. Зато уж после т. н. «исламской революции» началась форменная вакханалия . Власти Исламской Республики Иран не раз игнорировали международное право. К настоящему времени нападения на иностранные дипломатические миссии превратились в Иране то ли в национальный спорт, то ли в традицию — отнюдь не народно-самодеятельную, а бережно культивируемую компетентными государственными службами . И, собственно, для самодеятельности в этой забаве места нет. Как в своё время мудро подметил генерал Леонид Шебаршин , «не надо грешить на хулиганов — в Тегеране понятие «хулиган» не существует». А уж он-то, как бывший резидент Первого Главного управления (ПГУ) КГБ СССР в Иране и экс-начальник ПГУ КГБ, в тайнах персидского двора весьма компетентен. Начало восстановлению «доброй» иранской традиции было положено 4 ноября 1979 года , когда многотысячная толпа «исламских революционных студентов» по указанию аятолл штурмом взяла американское посольство в Тегеране . В заложники тогда захватили 63 сотрудника посольства и троих обычных американцев. Попутно «студенты в штатском» наложили лапу на секретную посольскую документацию. Это было вопиющее нарушение всех мыслимых и немыслимых норм международного права, но муллам всё сошло с рук: заложников они продержали 444 дня. А 1 января 1980 года руководимые муллами «студенты» предприняли первую попытку вломиться и в советское посольство . Как вспоминал Леонид Шебаршин, «существенных потерь от действий противника мы не понесли. Правда, поспешили уничтожить кое-какие бумаги и оборудование связи в посольстве...» А вот « следующий налёт — 27 декабря 1980 года, в годовщину ввода в Афганистан наших войск... причинил нам серьёзные неприятности ». Сценарий, как оказалось, типовой для всех захватов: беснующаяся толпа у ворот, полиция и стражи «исламской революции», делающие вид, что они защищают посольство, и группа молодчиков из спецслужб, как раз и выполняющих основную работу по проникновению. «Толпа размеренно бушевала за воротами, стражи делали вид, что готовы грудью встать на защиту иностранных дипломатов, полицейские прикидывались, что гоняются за налётчиками, налётчики тем временем крушили наше историческое здание, а мы в бессильной ярости прятались за железными решётками и дверьми... Налётчики не были ни фанатиками, ни хулиганами, они работали». Хомейнисты в штатском взяли первый этаж, разгромили исторические помещения, где проходила Тегеранская конференция 1943 года. Пока посольская охрана отбивалась брандспойтами, в резидентуре КГБ раздали оружие, уничтожили секретные документы, радисты кувалдой сокрушили шифровальную машину... По аналогичной схеме произошёл и вооружённый захват Генерального консульства СССР в иранском Исфагане спустя ровно семь лет — 27 декабря 1987 года . Те события хорошо описал в своих воспоминаниях тогдашний советский консул Реваз Утургаури. 27 декабря — день советского вторжения в Афганистан, и в Иране он тогда отмечался массовыми демонстрациями под полным контролем властей: муллы водили толпы по улицам, жгли чучела советских солдат и государственный флаг... Это всё стало уже привычно, но неожиданно группа молодчиков перебралась через ограду консульства и, орудуя арматурой, взломала замки ворот изнутри, и на территорию консульства с воем ворвалось около пятисот человек. Началась стрельба, раздались взрывы. «Вокруг бесновалась толпа. Искажённые злобой лица. Шёл тотальный погром. В окна летели камни, бутылки с зажигательной смесью. Уже полыхали первый этаж административно-жилого здания, резиденция, гаражи». Но пока «протестанты» хаотично метались по территории, круша всё подряд, сотрудники иранской охранки «из пистолетов сажали пулю за пулей в замок защитной решётки служебного помещения. Пытались выбить личинку». Но работники консульства всё же успели в считанные секунды задраить решётки на всех дверях и укрыться на крыше. Как считает дипломат, «стихийный вариант исключён. К нападению, безусловно, готовились. ...И телефонная связь не сама отключилась. …Основная цель нападения — погром, попутная — документы. Организатор — спецслужбы». В марте 1988 года советское посольство в Тегеране вновь подверглось нападению: так аятоллы выразили своё недовольство тем, что Ирак обстрелял Иран ракетами СКАД советского производства... Следующая волна нападений на иностранные посольства пришлась на разгар «карикатурной истерии» февраля 2006 года — после публикации в ряде европейских газет карикатур с пророком Мухаммедом . Волна погромов европейских посольств прокатилась тогда по всему исламскому миру. В активное провоцирование той погромной волны свою лепту, и немалую, внесли иранские власти. И уж, во всяком случае, сделали всё, чтобы европейцам в самом Иране стало «тепло и уютно». 6–7 февраля 2006 года нападению ну совсем «не организованных» иранскими спецслужбами демонстрантов подвергся целый ряд посольств в Тегеране: французское, британское, датское, австрийское, норвежское. Хуже всего пришлось датчанам и австрийцам: их посольства закидали камнями и бутылками с зажигательной смесью . Ещё спустя четыре года, 9 февраля 2010-го, демонстранты в штатском атаковали в Тегеране итальянское, нидерландское и французское посольства . «Неуправляемые» демонстранты, скандировавшие: «Смерть Берлускони!» и «Смерть Саркози!», попытались сначала взять посольства штурмом, затем забросали их тухлыми яйцами и гнилыми помидорами, протестуя «против вмешательства европейских держав во внутренние дела Исламской Республики». И никто особо не скрывал, что нападения на посольства учинили переодетые в штатское бойцы т. н. сил сопротивления «Басидж», подчинённых командованию Корпуса стражей Исламской Революции ». «Самый «свежий» налёт на иностранное посольство состоялся в Тегеране 29 ноября 2011 года: при полном внешнем попустительстве полиции радикально настроенные «студенты» ворвались в здание британского посольства и захватили летнюю резиденцию британского посла . Учинив, по своему обыкновению, жуткий погром, «студенты в штатском» сорвали британский флаг, водрузив на его место иранский, взяли в заложники нескольких дипломатов и захватили секретные документы — может, для того всё и затеяли?» - задается вопросом Владимир Воронов в новом номере «Совершенно секретно». Владимир Воронов, «Совершенно секретно», No.2, 2012 года"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации