Особенности политической безопасности

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Расследование мартовского скандала с видеопровокациями в отношении ряда оппозиционных политиков и журналистов может зайти в очень высокие кабинеты

1287384289-0.jpg ДТП на Ленинском проспекте, авария с участием дочери главы Иркутского избиркома, соцсеть для врачей и пациентов за 16 дней и 55 миллионов — эти и многие другие истории стали известны благодаря блогерам. Нельзя не признать — блоги не считаются СМИ, но являются полноценными источниками информации. А еще — средством усиления, объединения, реакции и влияния. Благодаря шумихе, вызванной в интернете, в делах об авариях проводятся независимые экспертизы, отменяются явно «распилочные» проекты, совместно с блогерами проводятся журналистские расследования.

Сегодня «Новая» рассказывает о двух таких историях. Продолжение – в ближайших номерах.

В марте 2010 года, накануне Марша несогласных на Триумфальной площади в защиту 31-й статьи Конституции, произошла серийная попытка скомпрометировать некоторых оппозиционных политиков и журналистов. Напомним, что анонимные пользователи разместили в сети интернет видеоролики, снятые скрытой камерой. Было показано, как член «Солидарности» Илья Яшин, политолог Дмитрий Орешкин и главный редактор «Русского Newsweek» Михаил Фишман якобы «договариваются» с сотрудниками ГИБДД. Затем появились другие видеоистории: о том, как Михаил Фишман якобы нюхает некий порошок в присутствии полуобнаженной девушки, и смонтированный клип, в котором писатель Виктор Шендерович, политик Эдуард Лимонов и лидер ДПНИ Александр Поткин проводят время на частной квартире в обществе неких особ женского пола (позже стали известны имена участников провокаций: Катя Герасимова (Муму) и Анастасия Чукова (Чукс).

Ролики тут же стали активно обсуждаться на сайтах движений «Молодая гвардия» и «Наши» — что служило дополнительным свидетельством заказного характера скандальных акций. Тем более что скабрезный и провокационный подтекст весьма характерен для неудовлетворенного прокремлевского юношества: то фаллоимитаторы подкинут, то сменят пол, то на капот машины нагадят…

Однако стало понятно: попытка «уличить» оппонентов действующей власти в коррупции, употреблении наркотиков и участии в секс-скандалах готовилась как серьезная операция. Слишком все выглядело профессионально с точки зрения обеспечения и сопровождения провокаций. Словно это — дело рук специалистов сыскного и охранного дела: подводка провокатора, аренда квартир, современная спецтехника для скрытого наблюдения, съемка в помещении как минимум двумя камерами, видеоточка в машине ДПС, прослушка мобильных и городских телефонов, работа с информаторами, использование автотранспорта и сотрудников ГИБДД, наружное наблюдение, монтаж видео, раскрутка его в Сети — далеко не всякая «фирма-заказчик» может себе такое позволить и финансово, и технически.

В итоге Илья Яшин и Михаил Фишман обратились с заявлениями в прокуратуру — поскольку налицо не только провокация, но и вторжение в частную жизнь, если не круче: незаконная оперативно-разыскная деятельность. Однако информации о ходе официального расследования пока нет. Наши источники предполагают: те, кто расследовал и собирал первичную информацию, споткнулись на том, что спецоперация проводилась не без участия сотрудников спецслужб и частных охранных структур, связанных, как они утверждают, с крупными корпорациями.

И хотя расследованием занималась опергруппа сотрудников УФСБ по Москве и Московской области, собранный ими материал вряд ли дойдет до суда. Да, работали они, как уверяют компетентные люди, по прямому указанию из Кремля (правда, последовавшего не сразу, а только после третьего ролика), но нашлись не менее грозные силы, не заинтересованные в публичной огласке деталей провокаций. По данным наших источников, люди, арендовавшие квартиры, осуществлявшие наружное наблюдение (слежку) и техобеспечение всех «мероприятий», могли быть сотрудниками ЧОПа (частного охранного предприятия. — Ред.) крупного государственного монополиста.

По версии наших источников, часть сотрудников ЧОПа по службе якобы также связана и с ФСКН (Федеральной службой контроля за оборотом наркотиков). И тут проблемы могли возникнуть даже у сотрудников ФСБ, которым могли намекнуть, что проще все списать на погрешность рядовых нерадивых коллег, которые на досуге решили «полевачить»… Выглядит ли подобная версия событий убедительной? На первый взгляд 50 на 50. Причин и вариантов того, почему расследование зависло между разными спецведомствами, может быть масса.

В этой связи «Новая газета» задает официальные вопросы, на которые, согласно закону, надеется получить ответы.

1. Правда ли, что расследованием по делу о клевете и вмешательству в частную жизнь политиков и журналистов, вовлеченных в интернет-скандал, занималось УФСБ по Москве и Московской области?2. Правда ли, что сотрудники УФСБ по Москве и Московской области в ходе расследования выяснили, что к указанным выше «спецоперациям» имеет отношение ЧОП, аффилированное с ОАО «НК «Роснефть»?

3. Правда ли, что деятельность этого ЧОПа контролируется высокопоставленным менеджером этой компании Ларисой Каландой?

4. Правда ли, что часть сотрудников ЧОПа, задействованных в акции по дискредитации оппозиционных политиков и журналистов, имела отношение к оперативным службам ФСКН РФ, которыми руководит бывший начальник ГУВД по ЦФО Николай Аулов?

5. Правда ли, что накануне майских праздников имела место встреча сотрудников УФСБ по Москве и Московской области с господином Ауловым в ресторане «Щит и меч», что на Лубянке, в результате которой чекистам были переданы некие оперативные материалы?

6. Каков официальный результат расследования по заявлению Ильи Яшина и Михаила Фишмана?

Справка «Новой»

Лариса Каланда с 2006 года занимает пост вице-президента ОАО «НК «Роснефть», в которой курирует юридические вопросы и считается «человеком вице-премьера Игоря Сечина». На конец прошлого года г-жа Каланда владела 265 695 акциями ОАО «Роснефть» (0,0025% от уставного капитала компании). В блоге политика и экономиста Владимира Милова встречается такая информация о Ларисе Каланде: «Раньше она выиграла немало судов у ЮКОСа в процессе судебного разорения последнего государством. Лариса Каланда по совместительству — еще и гендиректор «Роснефтегаза», структуры, которая является держателем акций крупнейших государственных нефтегазовых компаний — более 75% «Роснефти» и 10,7% акций «Газпрома»…». То есть при такой конфигурации трудно понять, кто главнее: вице-президент или президент «Роснефти»… Госпожа Каланда замужем, ее супруг Владимир Каланда некогда трудился в ФСКН на должности первого заместителя главы этого ведомства (сейчас работает в ФМС). Возглавляет ФСКН Виктор Иванов. Примечательно, что в бытность работы Иванова в администрации президента помощником президента по кадрам Владимир Каланда с 1999 года несколько лет заседал в комиссии по предварительному рассмотрению кандидатур на должность судей.

Что касается ЧОПов, то у компании «Роснефть» есть по крайней мере одно головное охранное предприятие, которое, исходя из общепринятой практики структуры управления нефтяными холдингами, вполне может напрямую подчиняться Ларисе Каланде. Это «ООО частное охранное предприятие РН-охрана». Основной офис расположен в Москве, а дочерние предприятия — коих больше 20 — региональные. ООО «ЧОП РН-охрана» было создано, по данным ресурса финотчетности СКРИН, в 2002 году. Учредителями являются: НК «Роснефть» (80%) и ООО «Нефть актив» (20%). С февраля 2010 г. «Роснефть» увеличивает долю в «РН-охране» до 99,98%.

Гендиректором ООО ЧОП «РН-охрана» числится Константин Лозинский, он же является главой департамента по экономической безопасности ОАО «НК «Роснефть». Кроме этого, господин Лозинский в разное время входил в руководящие органы ряда аффилированных с «Роснефтью» компаний: «Грознефтегаз» (в 2007 г.), «Роснефтькурганнефтепродукт», «Роснефтькубаньнефтепродукт», ОАО НК «Роснефть-Пурнефтегаз» (зам гендиректора по безопасности), ООО НК «Роснефть–Артаг» (на 2009 г.). В 2010 году Константина Лозинского избирают в совет директоров ОАО «Гермес-Москва» (ранее крупнейший акционер, ныне ликвидированная компания «ЮКОСа» — 82,7%, нынешний ее реестродержатель — «дочка» «Роснефти» ООО «Реестр РН»).

Отдел расследований

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::18.10.10