Особое мнение Юрия Болдырева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Особое мнение Юрия Болдырева

Оригинал этого материала
© "Кто есть кто", №4 2000

Особое мнение и реальность.

"Норильский никель" приватизирован с большими нарушениями

Converted 11064.jpgИстория вопроса. 2 ноября 1999 г. в Счетную палату обратился председатель Государственной Думы Г.Н.Селезнев, который, подчеркнув, что обращается как депутат, а не председатель палаты, попросил руководство СП рассмотреть письмо председателя межрегионального объединения профсоюзов РАО "Норильский никель" В.В.Глазкова. Руководитель профсоюза писал, что выводы Счетной палаты о незаконности и экономической целесообразности приватизации "Норильского никеля", относящиеся к 1997 г., "не отражают положительных перемен", происходящих сегодня в РАО. Поэтому он просил "пересмотреть неоднозначные выводы". В свою очередь Г.Н.Селезнев, обращаясь в СП, просил провести проверку законности приватизации "НН" "с учетом мнения трудового коллектива и результатов работы предприятия за последние годы".

Проверка была поручена аудитору Счетной палаты В.С.Соколову.

В качестве экспертов привлекались декан юридического факультета МГУ, заведующий кафедрой гражданского права Е.А.Суханов, главный научный сотрудник института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ М.И.Братинский, заведующий кафедрой предпринимательского права МГУ А.Г.Быков, а также специалисты отделения экономики РАН (академик-секретарь Д.С.Львов).

В июне 2000 года проверка была закончена. На заседании Счетной палаты под председательством С.В.Степашина отчет "О результатах проверки приватизации федерального пакета акций РАО "Норильский никель" и вклада РАО "Норильский никель" в результаты социально-экономического развития Норильского промышленного района в 1996-1999 годах" был утвержден подавляющим большинством голосов. Против был заместитель председателя Счетной палаты Ю.Ю.Болдырев.

Ниже приводим его Особое мнение, которое отражает весь накал страстей и невидимой обществу борьбы вокруг оценки результатов приватизации.

Также будет уместным напомнить, что в июне же Московская прокуратура обратилась в суд с соответствующим иском к "НН", а президент В.В.Путин и премьер В.В.Касьянов заявили, что результаты приватизации пересматриваться не будут, однако в случае нарушения законодательства пересмотр не исключен.

Скорее всего, открытых процессов по пересмотру приватизации российское общество не увидит, но пересмотр ее итогов будет идти.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ
заместителя Председателя Счетной палаты РФ Ю.Ю.Болдырева на решение Коллегии Счетной палаты РФ от origindate::09.06.2000
"О результатах проверки приватизации федерального пакета акций РАО "Норильский никель" и вклада РАО "Норильский никель" в результаты социально-экономического развития Норильского промышленного района в 1996-1999 годах"

origindate::09.06.2000 Коллегия Счетной палаты РФ приняла решение утвердить представленный за подписью аудитора В.С.Соколова "Отчет о результатах проверки приватизации федерального пакета акций РАО "Норильский никель" и вклада РАО "Норильский никель" в результаты социально-экономического развития Норильского промышленного района в 1996-1999 годах".

Считаю указанное решение необоснованным, а представленные документы (Отчет, Акт и иные документы) - несоответствующими наименованию проверки и требованиям Федерального Закона "О Счетной палате Российской Федерации" и Регламента Счетной палаты.

1. Цель проверки, указанная в Отчете и Акте от 19 мая 2000 г., не соответствует наименованию проверки ("Проверка приватизации федерального пакета акций РАО "Норильский никель"...): вместо проверки приватизации в качестве цели указывается проверка реализации исполнительными и правоохранительными органами выводов и предложений Счетной палаты по результатам проверок, проведенных в 1997 году.

2. В наименовании проверки объединены два совершенно самостоятельных вопроса:

- проверка приватизации федерального пакета акций РАО "Норильский никель";

- вклад РАО "Норильский никель" в результаты социально-экономического развития Норильского промышленного района в 1996-1999 годах.

Причем, если в наименовании Отчета "проверка приватизации" стоит на первом месте, то и в программе проверки, в Акте и в Отчете на первое место (и основное по объему текста) выводится уже вопрос о "вкладе в социально-экономическое развитие...", а проверка приватизации как таковая - вообще не проводится.

С учетом того, что проверка именно приватизации уже проводилась ранее, а также с учетом того, что в новом Отчете о "проверке приватизации" не приводятся (хотя и не опровергаются) факты и однозначные выводы о незаконности и даже притворности сделок по приватизации РАО "Норильский никель", которые имелись ранее в отчетах, посвященных "кредитно-залоговому аукциону" и окончательной продаже госпакета акций залогодержателем, налицо попытка неявного пересмотра результатов предыдущих проверок путем подмены понятий (раз Правительство и Прокуратура нас не поддерживает, а новые собственники хорошо работают, так, может, и не так все было беззаконно?) и появления нового отчета по прежней тематике, но без ранее фиксировавшихся фактов и утвержденных выводов и предложений.

Если ставшие основанием для данной проверки обращения в Счетную палату и Государственную Думу с предложениями "положить конец разговорам о хищнической приватизации" рассматривать как основание для сомнений в фактах и выводах, зафиксированных Счетной палатой в отчетах по результатам предыдущих проверок (кстати, до сих пор не оспоренных в судебном порядке), то следует проводить перепроверку именно по существу этих фактов в их совокупности, а не следовать политической конъюнктуре, подменяя вопрос законности приватизации совершенно иным - эффективно ли работают новые собственники.

3. В основу Отчета положен "Акт проверки приватизации федерального пакета акций РАО "Норильский никель" и вклада РАО "Норильский никель" в результаты социально-экономического развития Норильского промышленного района в 1996-1999 годах". Указанный Акт в своей основной по объему части (со стр. 9 по стр. 63 Акта), посвященной РАО "Норильский никель" и его финансово-хозяйственной деятельности (по объемам продукции, потребляемым энергоресурсам, показателям горного производства, выбросам в атмосферу, проводимым "комплексам мероприятий" и т.п.), изобилует данными, явно не являющимися результатами проверки, проведенными сотрудниками Счетной палаты по первичным документам (в перечне изученных документов в Отчете первичные платежные документы вообще не фигурируют) , но, очевидно, почерпнутыми из отчетности самого предприятия, либо из данных налоговых и иных контролирующих органов (и то, и другое есть в перечне изученных документов), но без ссылок в каждом случае на точный источник данных, что не позволяет оценить достоверности этих сведений.

3.1. Акт в этой части изобилует и общими фразами об "оптимизации материальных потоков между заводами" (например, на стр.14), а также формулировками типа: "достигнута экономия кирпича..." (стр.14), "реализован комплекс организационно-технических мероприятий", "реализован комплекс мероприятий..." (стр.15) и "удалось повысить извлечение никеля" (стр.16)... При этом проверка реального уровня извлечения никеля явно не проводилась; ссылки на источник сведений не имеется; повысилось ли действительно извлечение никеля, или же его отражение в отчетности - не известно. Кроме того, неоднократное использование в Акте таких терминов, как "удалось", подразумевает неуместное в акте и недостоверное проникновение инспекторов в мотивацию деятельности нынешних собственников и управляющих предприятием.

3.2. В части финансово-хозяйственной деятельности в акте (со стр.21) указано, что комиссией были рассмотрены данные консолидированных бухгалтерских балансов, которые и приложены к Акту. Из этого также следует, что выводы комиссией делались не в результате проверки и сопоставления первичных платежных документов (хотя бы выборочной проверки), а исключительно на основе анализа отчетных данных самого РАО и его дочерних предприятий (причем, как указано в Отчете в перечне изученных документов, также выборочно), без определения достоверности этой отчетности. Таким образом, строго говоря, и в этой части речь идет вообще не о проверке по первичным документам, а лишь об анализе бухгалтерских балансов предприятия и о выборочном анализе отчетности.

3.3. В разделах Акта 2 ("Численность и заработная плата работников РАО..., выплаты социального и производственного характера...") и 3 (северный завоз) можно предположить, что данные почерпнуты из отчетов предприятия и отчетности исполнительной власти. Периодически даются общие ссылки на "представленные АО "Норильский никель" документы" (например, на стр.46 Акта), но точный источник приводимых сведений в Акте не указывается.

В тексте содержатся неуместные в Акте по результатам проверки общие формулировки, не имеющие отношения к фиксации выявленных проверкой фактов, например: "Государственно-правовое регулирование проблем Севера еще больше нуждается в четком и разностороннем упорядочении"...

3.4. В разделах 4-7 Акта также не указывается на источники приводимой информации. В то же время, приводятся подробные данные о еще только планируемом, предполагаемом в будущем (например, стр.55-56 Акта).

3.5. По ряду рассматриваемых направлений деятельности РАО в Акте и Отчете приводятся экономические и социальные показатели за разные годы с 1995 по 1999 гг., ряд из которых имеет положительную тенденцию. Приводятся также данные о дополнительных социальных расходах предприятия. Одновременно указывается на реструктуризацию долгов РАО государству со списанием части долга, включая штрафные пени, что не было предусмотрено конкурсными процедурами ни при проведении кредитно-залоговых аукционов, ни при окончательной продаже госпакета акций предприятия. При этом, не осуществлено сравнительной оценки: объемов дополнительных социальных расходов РАО "Норильский никель" (сверх положенного по закону и вытекающего из постприватизационных обязательств) - с одной стороны, и потерь государственных и местных бюджетов от реструктуризации долга и списания его части - с другой стороны.

Не осуществлено также и сравнительной оценки объемов эффективных инвестиций в развитие производства, осуществленных новыми собственниками РАО "Норильский никель", с вышеупомянутыми потерями бюджетов от реструктуризации долга и списания его части.

Без соответствующих сравнений, причем, в сопоставимых единицах, делать вывод о вкладе РАО "Норильский никель" в социально-экономическое развитие неправомерно.

3.6. Таким образом, подобные документы, призванные продемонстрировать высокую эффективность управления РАО "Норильский никель" новыми собственниками, в части разделов 1-8 Акта (и, соответственно, разделов 1-8 Отчета), даже если бы и недостатки, указанные в п.4.6 настоящего Особого мнения были бы устранены, тем не менее, могли бы рассматриваться лишь как материал по результатам экспортно-аналитического мероприятия и называться "Анализ деятельности предприятия по данным его отчетности и отчетности исполнительной власти". Но проверка никак не соответствует положениям ст.15 Федерального Закона "О Счетной палате Российской Федерации", требующим при проведении проверки и ревизии Счетной палаты документального подтверждения законности производственно-хозяйственной деятельности и достоверности бухгалтерского учета и финансовой отчетности. И Акт, положенный в основу Отчета, не соответствует требованиям к акту по результатам контрольного мероприятия Счетной палаты, установленным статьей 5.2.1 Регламента Счетной палаты.

Соответственно, возникает вопрос о достоверности представленных сведений во всей их полноте и обоснованности каких-либо выводов на их основе.

4. В Отчете и "Акте проверки приватизации федерального пакета акций РАО "Норильский никель" и вклада РАО "Норильский никель" в результаты социально-экономического развития Норильского промышленного района в 1996-1999 годах" в части, посвященной реализации исполнительными и правоохранительными органами Российской Федерации выводов и предложений Счетной палаты по результатам проверок РАО "Норильский никель", (раздел 9) подробно указывается на ход рассмотрения Генеральной прокуратурой и Правительством материалов Счетной палаты, а также на содержание ответов; в том числе, указывается и на прекращение уголовного дела в отношении А.Р.Коха в связи с актом амнистии и на отказ в возбуждении уголовного дела в отношении В.О.Потанина также в связи с актом амнистии; указывается, что несмотря на первоначальное признание выводов Счетной палаты в отношении незаконности приватизационной сделки. Генеральная прокуратура, тем не менее, иска о расторжении сделки не предъявляла. Подробно приводятся аргументы из судебных решений, но по искам, не связанным с аргументами Счетной палаты, а также экспертных заключений, отстаивающих позицию, противоположную выводам Счетной палаты.

В результате на основании представленных экспертных заключений в итоговом заключении, сформулированном на стр.89 Акта в п. 7 делается однозначный вывод о том, что "оснований считать незаконными аукцион от 17 ноября 1995 г. по передаче в залог федерального пакета акций РАО "Норильский никель" и последующую его продажу на конкурсе с инвестиционными условиями не имеется", хотя затем в п. 8 заключения отмечается отсутствие убедительных аргументов, опровергающих прежние выводы Счетной палаты, но лишь в части "целесообразности" проведения залоговых аукционов. И здесь указывается и на размещение Правительством "временно свободных" валютных средств федерального бюджете на депозитах в комбанках, и на отсутствие источников средств на возврат кредитов (и выкуп залога) в федеральном бюджете на 1996 год. Но затем следует утверждение, что "указанное выше нельзя поставить в вину участникам названных договоров..." (налицо явное несоответствие данного вывода из Акта, задачам и компетенции Счетной палаты, не уполномоченной как определять чью-либо вину, так и выступать в подобных случаях в роли адвоката).

Аналогичные формулировки, только уже без столь ярко выраженного принятия на себя адвокатских функций, обнаруживаются и в разделе "выводы" в Отчете: констатируется мнение экспертов, лишь "отмечается" отсутствие в ответах убедительных аргументов, опровергающих прежние выводы Счетной палаты (правда, лишь в части "целесообразности" проведения залоговых аукционов), констатируется соответствие действий Правительства Указу Президента N889 от origindate::31.08.95 и тот факт, что этот Указ до сих пор не отменен и не признан недействительным.

Но однозначных выводов, о притворности сделок и их несоответствии действовавшим на тот момент федеральным законам, содержавшихся в предыдущих отчетах по этой тематике, в данном Отчете уже нет.

В Акте и Отчете не случайно о главном говорится вскользь, и не указывается на факты в их совокупности, послужившей для Счетной палаты основанием для выводов не просто о "нецелесообразности", а именно о притворности "кредитно-залоговых аукционов" и внесения соответствующих предложений в адрес Генеральной прокуратуры.

Ведь не только в Законе о федеральном бюджете на 1996 год не были выделены средства на возврат кредита, но и более того: Правительство и не предлагало в соответствующем законопроекте о бюджете выделения этих средств. Таким образом, налицо признаки, дающие основание считать, что Правительство изначально рассматривало целью сделки не получение кредита под залог с последующим выкупом залога, а отчуждение собственности - ее передачу залогодержателю.

Более того, если перед самым проведением "кредитно-залоговых аукционов" (якобы с целью получения кредитов для финансирования бюджетных расходов) Правительство разместило на депозитах в коммерческих банках около шестисот миллионов долларов так называемых "временно свободных средств", и по результатам "кредитно-залоговых аукционов" в кредит, но уже под залог госпакетов акций стратегических предприятий ("Норильский никель", ЮКОС и др.), были получены у банков те же шестьсот миллионов долларов, это означает, что Правительство организовало получение государством кредита из своих же государственных ресурсов, но под прикрытием этого передав банкам права на стратегическое госимущество.

Эти факты, равно как и несоответствие явившегося основанием для сделок Указа Президента РФ действовавшим федеральным законам, отражены в предшествующих отчетах Счетной палаты, до сих пор не оспорены и дают исчерпывающие основания как для уголовного расследования, так и для признания сделок притворными и ничтожными.

Ю.Ю.Болдырев
12 июня 2000 г.