Особо важные портфели

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Особо важные портфели МВД объявляет войну бандитам, которых еще недавно холило и оберегало

" Январь 97-го. Лидер коптевской ОПГ Василий Наумов (он же Наум) спешит по своим бандитским делам. В тот момент, когда его кортеж подъезжает к штаб-квартире столичной милиции, из соседней машины открывают огонь. Автоматная очередь прошивает наумовскую “БМВ” насквозь. Авторитет гибнет на месте.

     Скандал, разразившийся вслед за убийством Наума, по тем временам был беспрецедентным. И не потому даже, что никогда еще бандиты не осмеливались расстреливать друг друга прямо у стен Петровки. А потому, что, как выяснилось в тот же день, лидер крупнейшей группировки разъезжал с милицейской охраной. 
     Драгоценную жизнь Наума оберегал отряд спецназначения ГУВД “Сатурн”. Милиционеры не только сопровождали преступника в поездках, но и охраняли его квартиру и офис. Делалось все это сугубо легально: между фирмой “Мерандо”, президентом которой числился Наумов, и ГУВД был заключен официальный договор...
     С того времени минуло уже семь лет. То, что в 97-м казалось дикостью, стало сегодня явлением обыденным. 
     Ковавшийся десятилетиями стереотип взаимоотношений милиции и бандитов — одни догоняют, вторые убегают — был напрочь сломан в конце 90-х. 
     В те годы на поток было поставлено все. Но особым шиком стало считаться у коммерсантов и криминальных авторитетов раскатывать на машинах с синими, милицейскими, номерами. Во-первых, с синими номерами можно ездить с ветерком. Во-вторых, такие машины никто никогда не досматривал, и это позволяло перевозить в них все что угодно: хоть свежепотрошеные трупы, хоть гексоген. Ну, а в-третьих, приносило это особое, ни с чем не сравнимое удовольствие и самоудовлетворение. Еще вчера, словно загнанный зверь, ты метался, вздрагивая от каждого всхлипа сирены. А сегодня — такая же точно сирена ревет у тебя под капотом, и бросаются врассыпную простые смертные, а гаишники торопятся отдать поскорее честь.
     Схем получения милицейских номеров было несколько. Например, такая. Какой-либо общественный фонд заключал с МВД договор “на оказание благотворительных услуг”. В качестве этой самой “благотворительной услуги” фонд якобы отдавал министерству машину, а раз на бумаге становилась она милицейской, то и номера полагались ей теперь синие. 
     Весь фокус заключался в том, что передача эта осуществлялась исключительно на бумаге. В реальности машина оставалась в руках у фонда — но уже со спецномерами. (В моем архиве есть несколько таких договоров — в том числе даже один оригинал: фигурирует в нем близкий к тогдашнему руководству МВД фонд “Защитник”.)
     У этой великолепной во всех отношениях схемы был единственный недостаток: она не могла удовлетворить всех желающих. Не поставишь ведь на спецучет тысячу “благотворительных” машин. (А если поставишь — как потом объяснишь их отсутствие.)
     И тогда коммерсанты в милицейских погонах вспомнили о заветах усопшего Наума. Зачем городить огород, если можно решать проблему совершенно легально и выдавать милицейские машины, не прибегая к благотворительным химерам.
     В самом деле, тут прицепиться не к чему. В МВД есть специальная служба — вневедомственная охрана (УВО), — даже из названия которой ясно, что она может охранять что угодно: квартиру, фирму, склад. 
     Была, правда, одна закавыка. По приказу МВД, выпущенному еще в 97-м, УВО имело право охранять лишь “имущество физических и юридических лиц”. Про самих лиц в приказе не было ни слова. 
     Но для того-то и ставятся юридические препоны, чтобы их обходить. Если вдуматься: что такое “имущество”? Имущество — это любая вещь. И портфель — “имущество”. И галстук. И даже — нижнее белье.
     Есть у гражданина портфель? Вот этот портфель милиция и будет охранять. А гражданин пусть находится рядом в виде бесплатного приложения к этому самому бесценному портфелю. Не подкопаешься. 
     Начиная с 99-го года вневедомственная охрана принимается заключать сотни договоров на “сопровождение” портфелей. Коммерсанты всех мастей, полукриминальные авторитеты очень быстро смекают, сколь широкие горизонты открываются перед ними. 
     За какую-то тысячу долларов ежемесячно они получали в полную собственность машину с милицейской окраской и парой автоматчиков. А вместе с ними — возможность почувствовать себя неприкасаемыми, ибо за тысячу долларов покупали они, по сути, проездной билет. 
     Негоже давиться состоятельным господам в пробках и очередях. И понеслись по резервным и встречным полосам кортежи сверкающих лимузинов с грозными милицейскими джипами на хвосте. (Джипы “портфеленосители” покупали сами, ставя потом на временный учет в МВД.)
     Каждый, кто хоть раз ездил по московским улицам в час пик, наверняка наблюдал такую картину. Наблюдал — и тихо матерился. 
     Когда с дороги тебя сгоняют президентская охрана или министерский лимузин — это пусть и неприятно, но объяснимо. У президента или министра есть хоть какие-то преимущества перед простыми смертными. А какие преимущества у обнаглевшего полууголовника, который мчится в баню или на встречу к любовнице? 
     Взять, например, покойного ныне Антона Малевского — лидера измайловской ОПГ. Этот легендарный человек преспокойно раскатывал в сопровождении милицейской охраны. Никому в МВД и не было дела до его предыдущих арестов; до того, что в 98-м Малевского выслали из Израиля, где скрывался он от российского суда как лицо, угрожающее безопасности страны. 
     Или другой “авторитетный” бизнесмен — Арнольд Спиваковский (он же Арноша Солнцевский), один из лидеров солнцевской группировки, ее мозг и кошелек. Его задерживали много раз, полгода он даже провел за решеткой. А как только вышел на волю — разом пересел в украшенный мигалками джип. В сопровождении милицейской охраны Спиваковский ездил до последнего дня: до тех пор, пока автор этих строк не направил гневное письмо начальнику Главного управления вневедомственной охраны МВД. 
     Только тогда милицейского сопровождения Спиваковского лишили. А заодно выяснилось, что ранее охрану с него уже снимали, но потом, за спиной у МВД, договор возобновили опять. Формально — УВО при ГУВД Москвы заключило его с гостиничным комплексом “Пекин”, где числится Спиваковский. 
     — Это самая большая проблема, — объясняет начальник ГУВО МВД Михаил Суходольский. — Если бы договора подписывались непосредственно с физическими лицами, можно было бы легко их проверить. Но все документы оформляются на фирмы, которые внешне не вызывают никаких подозрений.
     Тем не менее генерал Суходольский полон решимости. Он говорит, что его главк совместно с оперативными службами МВД приступил уже к тотальной проверке всех “объектов”. Люди с криминальным прошлым и темными связями будут безжалостно изгоняться из-под опеки МВД. На сегодняшний день пять таких фигурантов (включая Спиваковского) уже выявлены и договора с ними расторгнуты. 
     Кроме того, Суходольский начинает коренную перестройку всей системы вневедомственной охраны. Если раньше здесь не существовало единого координирующего органа и договор на охранные услуги могло самостоятельно заключить практически любое подразделение (в одной только Москве как минимум 80 чиновников ГУВД могли отдать такой приказ), то теперь в ГУВО создан Межрегиональный-координационный центр (МКЦ). 
     — Появление МКЦ, — говорит Суходольский, — это принципиально новый шаг. Мы выстроили единую вертикаль. Отныне нам есть с кого спрашивать. Эпоха вседозволенности подходит к концу. 
     МКЦ наделен огромными полномочиями. Этот орган вправе не только контролировать и проверять все подразделения, но и сам будет нести охрану, осуществлять сопровождение. В каждом регионе созданы его филиалы, к которым переходит вся полнота власти.
     Есть и иные перемены. Руководство ГУВО не только избавляется от криминальных авторитетов, но и начинает воспитывать коммерсантов. Отказаться от них было бы глупо — клиенты платят хорошие деньги, — однако и мириться с существующими порядками тоже нельзя. 
     В ГУВО рассказывают, что машины, сопровождавшие коммерсантов, регулярно подрезали членов правительства, руководителей МВД. Было несколько инцидентов и с самим министром. 
     Особенно памятен в МВД случай, когда джип, охранявший бывшего уже руководителя “Ростспиртпрома”, подрезал кортеж Грызлова. О случившемся сообщили на ближайший пост, коммерсанта попытались остановить, но он промчался мимо. Пришлось чуть ли не вводить план “Перехват”. 
     Проблема заключалась еще и в том, что за рулем таких джипов находились преимущественно не аттестованные сотрудники милиции, а бойцы ВОХРа. Разумеется, чинопочитанием они не страдали. 
     — Мы изменили нормативную базу, — заявляет Михаил Суходольский. — Теперь договора на охрану МВД может расторгать в одностороннем порядке, если клиенты нарушают правила дорожного движения. За прошлый год таких случаев было уже более 30. Кроме того, мы пошли на крайнюю меру: начали менять синие номера машин сопровождения на обычные, белые. В ГУ ГИБДД для этих нужд выделена специальная серия. Ну а чтобы у клиента был стимул вести себя прилично, вдобавок при одностороннем расторжении договора машина, которую он передает в пользование МВД, остается у нас навечно. Так что чем больше нарушений, тем богаче наш автопарк...
Мы намерены внимательно следить за развитием этой беспрецедентной перестройки. Естественно, вместе с читателями, ибо, в отличие от иных милицейских служб, перемены в ГУВО (или их отсутствие) будут видны невооруженным глазом."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации