Осудит ли Мособлсуд гендиректора СУ-802 в третий раз?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Газета "Дело №", origindate::10.01.2007

Осудит ли Мособлсуд гендиректора СУ-802 в третий раз?

У Олега Хоменко и двух других обвиняемых есть доказательства, которые они пока не решались обнародовать

Мария Попова

Converted 22856.jpg

Олег Хоменко

Итак, приговор по многострадальному делу СУ-802 наконец вынесен! Неожиданностью он, разумеется, не стал – по 3 года реального срока каждому обвиняемому. Напомним, что по делу о хищениях при строительстве МКАД (так окрестили его журналисты, которые по сути выполняя чей то заказ и «раздули» это дело) проходили Олег Хоменко, гендиректор СУ-802, которое осуществляло реконструкцию кольцевой автодороги, а также двое сотрудников той же организации – Карасев М.М. и Попович С.Н.

В конце 2005 года суд вынес-таки приговор по делу СУ-802, длившемуся без малого 8 лет (на момент вынесения первого приговора). Согласно приговору суда, гендиректор СУ-802, вступив в преступный сговор со своим родственником Карасевым и старшим прорабом СУ-802 Поповичем, незаконно получал денежные средства в размере 5% мобилизационного резерва, предусмотренного Постановлением Правительства РФ №1169. То есть, Хоменко включил в финансовые документы деньги для фирм-субподрядчиков, которые, как оказалось впоследствии, не входили в ограничительный список, который так никто и не видел до сегодняшнего дня.

Суд признал виновными основных обвиняемых – Олега Хоменко, генерального директора ОАО «СУ-802», Сергея Поповича, его заместителя, и Михаила Карасева, генерального директора ООО «СБЦ «Реутово» - и назначил наказание: Хоменко – 1 год и 1,5 месяц (наказание сочли отбытым, так как именно этот срок Хоменко провел под стражей в период следствия), Поповичу и Карасеву присудили по 2 года и 9 месяцев условно, но по амнистии в связи с 55-летием Победы оба были освобождены в зале суда.

3 года… каждому!

Как мы уже писали неоднократно, на этом дело не завершилось, а, благодаря стараниям прокуратуры, а именно Бирюковым (со слов прокурора представлявшего сторону обвинения), было возвращено на новое рассмотрение. Интересно, что длившиеся больше года судебные заседания не приносили никаких новых результатов. Являвшиеся в суд свидетели без энтузиазма подтверждали свои прежние показания, становилось ясно, что по существу вопроса добавить им было нечего. Тем интереснее журналистам было следить за ходом судебного процесса: какое же решение вынесет в итоге суд? Если свидетельские показания оставались теми же, новых фактов никто сообщать не торопился, какой же может быть приговор?

Перспектив в этом деле не видел никто: ни адвокаты, ни обвиняемые, ни судья, который, по словам адвокатов Хоменко не раз говорил в приватных беседах о бессмысленности и безнадежности этого дела. Мнение прокурора нам узнать так и не удалось, на все наши попытки получить хоть какие-то комментарии следовал категоричный отказ. А главное – так и осталось неясно, кому все это было нужно? Особенно, после окончательного (?) приговора.

А приговор, вынесенный аккурат перед наступающим новым 2007 годом (кстати, в кулуарных разговорах прокурор и судья не раз высказывались о том, что хорошо бы закончить дело СУ-802 до нового года – так оно и вышло!), дал новую пищу для размышлений. Согласно приговору суда, обвиняемые по делу о хищениях на строительстве МКАД были приговорены к реальным трем годам лишения свободы каждый. В прошлый раз дали почти столько же…, но условно и с зачетом! Правда, после первого приговора, который, как оказалось, мало чем отличается от последующего, не было такого сильного ощущения абсурдности происходящего. Кстати, на этот раз обвиняемых Хоменко, Карасева и Поповича признали виновными по тем же самым пунктам, что и в первый раз. Те же самые 5% мобилизационного резерва. Уже давно было ясно, что никаких других эпизодов доказать не удастся, исходя из тех же свидетельских показаний. Тогда к чему весь этот долгий судебный процесс? Явно к обвиняемым у кого есть претензии или обиды!

Кому-то было выгодно

Версии, о том, что кому-то было выгодно посадить Хоменко, высказывались не раз. Разумеется, после первого приговора, все встало на свои места. Действительно, нельзя же было оправдать человека, который пробыл под стражей больше года и которому предъявили обвинение 8 лет спустя. Об этом не раз говорили адвокаты, равно как и о том, что доказательная база у прокуратуры слабая, а многие пункты обвинения вообще притянуты за уши. Об этих и других нарушениях мы говорили уже не раз. Удивительно другое. После первого приговора все эти «нестыковки» удобнее было бы замять, тем более, что сами обвиняемые не то, чтобы остались довольны приговором, но претензий особых не имели. Однако прокуратура решила пойти своим путем и все-таки довести дело «до конца». Что они под этим подразумевали, одному Богу известно. Вот только как можно было идти в суд с теми же доказательствами, не понятно.

Но и это еще не все. На следующий же день после вынесения приговора, прокурор подал кассационную жалобу в суд о пересмотре дела! По слухам, у прокурора есть все основания считать, что дело опять отправят в суд на новое рассмотрение. Большего абсурда за последнее время слышать не приходилось. Мало того, что все сроки по делу о хищениях на строительстве МКАД давно вышли, а если еще вспомнить о нарушениях, которые сплошь и рядом присутствовали в этом деле…

Как проводили экспертизу

Например, все уже забыли, что никакого дела вообще не должно было быть, так как отсутствует самое главное – пострадавший (кроме следователя Джабирова М.И., который и заключил под стражу Хоменко, он так и не получил того что требовал от СУ-802) . Ведь еще много лет назад, когда дело о хищениях на строительстве МКАД только начиналось, правительство Москвы, которое как непосредственный заказчик реконструкции, отказалось от каких-либо претензий к строителям (подробнее об этом на сайте www.delonomer.ru). Кроме того, гендиректор СУ-802 обвинялся в завышении стоимости песка, который применялся при строительстве МКАД, и работ с ним. Напомним, что экспертизы по качеству песка также не выдерживали никакой критики (вероятно, именно по этому данный пункт обвинения так и остался недоказанным).

Забор песка производился ненадлежащим способом, то есть не был удален верхний слой асфальта и бетона, скважину бурили насквозь. Не надо быть специалистом по строительству дорог, чтобы понять, что таким способом в образцы песка попадают частицы асфальта, бетона, дренажа и бог знает, чего еще. Все это «великолепие» было передано на экспертизу, в результате которой специалисты выявили несоответствие (кто бы сомневался) тому виду песка, который был указан в финансовых отчетах.

Оставим на совести экспертов эти выводы, а также то, что в суде эксперт АНО «Академстройнаука» С. В. Захаров, которому и было поручено проведение исследований, отвечая на вопросы обвинения и защиты, путаясь в показаниях, подтвердил, что фактическая стоимость песка экспертизой не определялась. Более того, согласно показаниям Захарова, стоимость заявленного в финансовых документах СУ-802 песка, вполне могла быть сколь угодно велика, в зависимости от некоторых факторов, в частности, от того, где он был добыт и от стоимости работ с ним. Захаров признал, что экспертиза не учитывала стоимости работ с этим песком, что тоже противоречит принципам качественной проверки. Кстати, есть еще два обстоятельства, которые не позволяют нам (по всей видимости, не только нам) принять заключение экспертной комиссии, возглавляемой господином Захаровым. Во-первых, после того, как стало понятно, что эксперты не ответили ни на один вопрос четко и аргументировано, Захаров заявил, что эксперты АНО «Академстройнаука», подписавшие заключение, не несут никакой ответственности за результаты отбирания проб песка и его лабораторные исследования. Так на каком основании заключение таких, с позволения сказать, экспертов, приобщается к делу и является обоснованием одного из основных пунктов обвинения? Во-вторых, когда абсурдность этих исследований стала понятна даже суду, и было принято решение о дополнительном допросе свидетеля Захарова, оказалось, что по повестке он являться не собирается. Согласитесь, странное поведение для свидетеля, уверенного в своих показаниях и готового изобличить преступника.

Кроме того, по мнению Хоменко, экспертная комиссия пришла к выводу о том, что при применении такого дешевого (по мнению экспертов) песка кольцевая дорога уже через три года должна начать разрушаться. Однако на сегодняшний день (а с момента окончания строительства прошло почти 10 лет) ни один специалист не может сказать, что на МКАДе видны какие-либо признаки разрушений.

Кстати, претензии есть не только к эксперту Захарову, но и к ревизору А. Н. Селину, который проводил проверку финансовых отчетов по охране объектов и перевозку рабочих. По нашей информации этого свидетеля не допрашивали в суде (до первого приговора), несмотря на то, что и у защиты, и у обвинения к нему было много вопросов. Например, почему им не был исследован сводный сметно-финансовый отчет, куда и были включены затраты на охрану объектов и перевозку рабочих? Ведь на основании того, что Селин в своем заключении указал на непредусмотренные расходы, базируется второй пункт обвинения. Кроме того, ревизор Селин написал в своем заключении, что перевозка рабочих не предусмотрена сметой. Так от этого никто и не отказывался, да, в смете это не отмечено. Но смета это не конечный документ! Тем более, что она, по словам генерального директора СУ-802, фиксирует только строительно-монтажные затраты, а все остальное – это прочие затраты, которые перечисляются в особом приложении. При желании подробный список необходимых финансовых документов можно найти в соответствующих контролирующих органах. Не ясно, почему представители прокуратуры и суд не обратили внимания на столь существенное несоответствие свидетельских показаний и обоснований защиты.

Объяснение прокуратуры

Уместно было бы вспомнить и о списке организаций, который в силу своей невразумительности был причислен к доказательствам. Дело в том, что в 1996 году средства из мобрезерва (те самые 5%) начислялись всем организациям транспортного строительства, а в 1997 году к Постановлению Правительства РФ был приложен перечень тех организаций, которые вправе претендовать на государственную помощь. Так вот обвинение по этому пункту строится на утверждении прокуратуры о том, что этот список был и в 1995-1997 годах, естественно, в последствии выяснилось, что СУ-802 в этом списке не значилось, правда список так никто и не видел до сегодняшнего дня, но деньги СУ-802 вернуло в полном объеме. Так просьба суда и представителей защиты о предъявлении этого списка не была удовлетворена. Объяснение прокуратуры выглядело каким-то маловразумительным: мол, список где-то есть, но сегодня мы его предъявить не можем, так что поверьте нам на слово. Довольно странное заявление для представителей обвинения.

Правосудие абсурда

Всего этого вполне достаточно, чтобы задуматься о причинах, заставивших прокуратуру отправить дело (в третий раз!) на новое рассмотрение.

Интересно было бы послушать аргументы инстанции, которая будет выносить решение, отправлять ли дело на новое рассмотрение. Неужели они смогут убедить суд вновь браться за дело, точки в котором расставлены не раз? И как можно осудить человека трижды за одно и то же деяние? Словосочетание «басманное правосудие», которым так любят называть несправедливые решения современные юристы, здесь не подходит. Для подобных случаев впору придумать более меткое выражение.

Кстати, комментируя нашему изданию решение суда адвокаты обвиняемых отметили, что и на этот раз никто не собирался обжаловать решение суда, за долгие годы все участники этого процесса настолько устали от бесконечных и абсурдных судебных разбирательств, что сил обжаловать что-либо просто нет. Но прокуратура сделала очередной «ход конем» и направила-таки жалобу. Что после этого остается делать строителям? Возможно, нервы не выдержат и придется все же рассказать суду об издевательствах, угрозах и вымогательствах, которые сопутствовали этому делу. Пока это все лишь версии и предположения, но, возможно, у Олега Хоменко и двух других обвиняемых есть доказательства, которые они пока не решались обнародовать?

Вот такое у нас правосудие…