Отвертикалили По-Новому

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Сегодня российские чиновники обязаны соответствовать не только президентской линии

1178864791-0.jpg Ни для кого не новость, что в сегодняшней России заниматься политикой и участвовать в управлении страной могут только люди, играющие по правилам системы, а вовсе не следующие духу и букве закона. Малейшее отклонение от этих неписанных правил карается немедленным изгнанием из власти. Только сегодня, в отличие от ситуации, существовавшей еще пару лет назад, в понятие системы входит не только властная вертикаль – говоря проще, лояльность президенту, но и принятая в Кремле область допустимой партийности. Это, в частности, означает, что губернатор может выбирать только из «партий власти», иначе выданное ему доверие может быть так же легко отозвано. Механизм же создания необходимого мотивировочного фона давно и успешно отработан правоохранительными органами.

Губернатор Амурской области Леонид Коротков стал третьим главой региона, которого президент России Владимир Путин отстранил от должности с формулировкой «в связи с утратой доверия». Но все-таки этот случай существенно отличается от первых двух. Губернатор Корякского автономного округа Владимир Логинов был отстранен от должности за срыв «северного завоза» и топливный кризис в отопительный сезон (причем под суд его не отдали), ненецкого губернатора Алексея Баринова ко времени президентского указа уже отстранил суд, рассматривавший «внезапно» возникшее уголовное дело семилетней давности. Но и Логинов, и Баринов к моменту отстранения правили как всенародно избранные главы регионов и не просили у президента о доверии. Леонид Коротков в 2005 году президента о доверии попросил и получил положительный ответ.

Иными словами, г-н Коротков – первый отстраненный губернатор, которого поставил лично президент Путин.

То есть формально президент впервые ошибся в своем назначенце и публично признал свою ошибку, хотя, конечно, ни сам глава государства, ни иной официальный комментарий такой трактовки не допустит.

Довольно сложно поверить, что главной причиной утраты доверия к губернатору, правившему традиционно небогатой Амурской областью с 2001 года, стало уголовное дело по факту финансирования футбольной команды «Амур» за счет мизерного (меньше чем на копейку) повышения тарифов на электроэнергию. Насчитанная правоохранителями сумма ущерба в 41 миллион рублей по меркам нравов, царящих в российских регионах, не говоря уже о центре, совсем уж ничтожна – как для заведения уголовного дела, так и для снятия с должности.

Легче допустить, исходя из логики уголовного преследования губернаторов путинской поры, что само дело против Короткова возникло вследствие желания сместить ставшего неугодным главу региона.

Леонид Коротков действительно сделал «существенные ошибки» по логике номенклатурной политики. Сначала, испросив доверия президента, он победил находившегося в списке кандидатов на губернаторский пост родственника спикера Госдумы Бориса Грызлова. А весной 2005 года совершил еще более страшное «преступление» – вместо вступления в «Единую Россию» создал собственный региональный блок «Мы за развитие Амурской области» из Партии жизни («Справедливой России» тогда и в проекте не существовало), «Родины» (еще рогозинской и еще не опальной) и «Яблока». И этот блок опередил «Единую Россию» на выборах регионального парламента. Такое в нынешней политической системе не прощается. Так что те два года, которые прошли с момента победы Леонида Короткова над партией власти, были использованы как время для нахождения предлога, чтобы наказать «несистемного» политика. Амурская область далеко – видимо, поэтому, руки у Кремля до исполнения приговора дошли не сразу. Но дошли.

Надо ли говорить, что при номенклатурной политике и практике назначения губернаторов вместо их всенародных выборов Кремль не слишком интересует, насколько эффективно тот или иной глава региона правит вверенной территорией. Гораздо важнее другие критерии: обеспечивает ли он бизнес-интересы прокремлевских госкомпаний (вспомним, что ненецкий экс-губернатор Баринов, мягко говоря, недостаточно «дружил» с «Роснефтью»), является ли членом «Единой России», дает ли партии власти нужный результат на региональных выборах.

Несомненно, в таком формате Леонид Коротков утратил «лицензию» на право быть политиком и занимать государственную должность.

Казус Короткова показателен еще и тем, что в нынешней системе номенклатурной российской политики мало быть лояльным лично президенту или госкомпаниям, образующим кремлевские финансово-политические группировки. Нужно, например, еще не нажить влиятельных врагов в «Единой России», власть которой состоит вовсе не в возможности принятия собственных законов при конституционном большинстве в Госдуме, а в способностях закулисно договориться о возбуждении уголовного дела против неугодного политика. Причем, если бы Леонид Коротков, остававшийся одним из немногих беспартийных губернаторов в России, успел бы подсуетиться и вступить в «Справедливую Россию» (читай – встроиться в систему), возможно, у него остались бы шансы сохранить должность.

Так что просто доверия президента для того, чтобы занимать государственную должность, в номенклатурной России недостаточно. Любой человек, желающий легально участвовать в управлении страной в легитимных институтах власти, вынужден учитывать сложную и быстро меняющуюся систему личных связей в теневой политической конфигурации, выстроенной в стране. Заниматься аппаратными интригами, лавировать между теневыми политическими кланами или присоединяться к одному из них. И уж конечно меньше всего заботиться непосредственно о деле.

Поэтому вопрос, хорошо или плохо работал губернатор Коротков, нарушал или не нарушал он законы, при решении его судьбы не стоял в принципе.

Как не стоит он при оценке работы любого другого государственного деятеля России, ставшей номенклатурным корпоративным государством. Никому нет дела до дела, и это главный системный изъян политики, превращенной в сплошные теневые игры номенклатурных группировок.

Оригинал материала

>»Газета.ру» от origindate::11.05.07