Ответ Александра Хочинского

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::23.11.2009

Ответ Александра Хочинского

На публикацию "Сдавайте ценности оптом и в розницу"

Уважаемый господин Горшков,

Прошу Вас предоставить мне возможность отреагировать на публикацию сайта "В кризисе.ру" от origindate::19.11.2009 "Сдавайте ценности оптом и в розницу".

[...] Мне несложно было предугадать появление абсолютно лживого, нацистского, провокационного пасквиля авторов из "Вкризисе.ру", когда я написал : «Я не хочу, чтобы расследование совершенного у меня хищения превратилось в дело Дрейфуса 21-го века».

[...] Из уважения к моим друзьям и многочисленным знакомым людям, которые, хорошо зная меня и всю мою историю, только выражают мне свою солидарность, понимание и поддержку, а также для журналистов, одолевающих меня своими вопросами, я публикую документы и свои комментарии, которые дадут возможность получить объективную и правдивую информацию, основанную на фактах.

Вопреки неправильной информации, я никуда надолго не уезжал, не смотря на постоянно приходящую ко мне информацию о непрекращающихся проверках со стороны всех возможных и невозможных органов, инспирированных моим контрагентом, обладающем огромными возможностями — за мною нет каких-то правонарушений, мне нечего бояться.

Я убежден, что данный случай получит в нашем российском обществе необходимую огласку и оценку.

Пока еще не поздно!

И сейчас я в Москве, я готов ответить на вопросы и предоставить документы[...].

Судимость несудимого

С юридической точки зрения, я не судим и никогда судим не был. Когда я получал в милиции справку о судимости, необходимую для получения виз, то вот такую и получил. И на этом можно было закончить ответ на вопрос об этом.

Однако, как говорится, из песни слова не выкинешь, и из моей песни (которая, как я надеюсь, еще далеко не спета!) — тоже. И вот вам история, приключившаяся почти 30 лет назад.

Это было время, которое современные историки не без причин называют временем андроповского террора, сусловско-брежневской политики в отношении эмиграции евреев, романовской политики очищения города трех революций Ленинграда от … (пропущенные слова люди знающее то время, вставят сами).

Тогда в ленинградские КГБ и милицию попали сведения о том, что Хочинский якобы имеет намерения уехать в Израиль, синагоге помогает, компания у него, хоть и русская, но «политически нездоровая», а что еще важнее всей этой блевотины, это то, что собрал Александр Яковлевич, отличающийся превосходным вкусом и многочисленными знакомствами с отъезжающими на ПМЖ евреями, ценнейшую коллекцию произведений искусства.

Надо сказать, что я сам, так никогда и не эмигрировал ни из СССР ни из России, отчего заработал еще одно дружеское прозвище — немного измененную строку из стихотворения моего любимого поэта С.Есенина — я «последний еврей России». Многие мои товарищи тех лет уже вернулись сюда, а я так и не собрался…

И если на предполагаемые планы моего переезда из социалистического рая в капиталистический ад солдатам правопорядка было, вообще-то наплевать, то пропустить наличие ценных предметов искусства не в их квартирах, они не имели ни партийного ни личного права.

В 1970-е годы в системе МВД существовали специальные подразделения по борьбе с «преступным посягательствам» на антиквариат. В начале 80-х, при Андропове, эти подразделения упразднили. Но в 1985 году они вновь появились в структурах МВД. И заработали, что называется, в полную силу. В сентябре 1986 года МВД провело широкомасштабную операцию в Москве, Ленинграде, Одессе, Риге, Талине, во время которой были изъяты филателистические коллекции у десятков владельцев, многие из которых были с мировым именем. В Москве, например, обыску подвергся известный драматург Виктор Розов. Через некоторое время все эти коллекции возвратили их законным хозяевам, правда с одним нюансом: часть марок исчезла в недрах МВД. Эти марки как конфискованные поступили в продажу через систему государственной комиссионной торговли. В подобной конфискации были заинтересованы, прежде всего, высокопоставленные филателисты со Старой площади, которые таким образом за бесценок пополнили свои коллекции. Потом марки стали всплывать на Западе, где за них платили баснословные деньги.

Достаточно вспомнить также знаменитое дело московских и ленинградских антикваров, специально инспирированное для того, чтобы из конфискованных ценностей пополнить знаменитые коллекции Щелокова, Громыко и более мелких «слуг народа», в том числе из ряда высших руководителей КГБ и МВД, которые, прослышав о той или иной ценности, хранящейся в чьем-то доме, намеренно возбуждали уголовное дело против владельца антиквариата. Когда в мою ленинградскую квартиру приезжали из Москвы Галина Брежнева, Илья Глазунов или другие высокопоставленные коллекционеры, то они мне рассказывали — кто из партийных или милицейских бонз что собирает.

Когда Галина Брежнева как-то захотела купить самую интересную часть моей коллекции, она пошутила «Санечка, продай мне, а то все равно потеряешь — если тебе повезет — обворуют, а если не повезет — конфискуют, да еще и посадят!».

Так оно и произошло в 1985 году, когда меня арестовали по обвинению в покупке краденого антиквариата. Что интересно было, что вменяемый мне эпизод был уже в давно прошедшем 1982 году. Никаких доказательств, конечно, не было, а было одно показание уже давно сидевшего к тому времени Паши, который меня опознал на очной ставке как покупателя, хотя и говорил, что видел меня один раз на бензозаправке на расстоянии 100 метров. Потом уже Паша рассказал мне, как ему «помогли» узнать меня, показав ему мою фотографию перед ставкой. Потом появились другие люди-подельники, которые за курево, за обещания снижения сроков, тюремных благ, давали милиции нужные им показания. Для них эта ложь была и во спасение их самих, да и лгали «перекрестно» — друг о друге. В Крестах, как и во всех изоляторах временного содержания в то время, существовали так называемые пресс-хаты, то есть камеры, в которых сидели завербованные операми и следователями заключенные, создающие для подследственных невыносимые условия — им не давали спать, били, угрожали изнасилованием и тд. Требовали только одного — сознайся сам и «вломи» подельника. Это с одной стороны, с другой стороны следователи, в том числе и отмеченный в публикации А.Крамарев, по-дружески, по-теплому, по-хорошему обрабатывали членов семей, самих арестантов — уговаривали их самостоятельно сознаться в том или ином более мелком преступлении, чтобы избежать наказания более строгого.

Так и лепилось это уголовное дело, как и все дела в то время.

Сначала я держался, объяснял следователям, что не знаю этих людей, а они — меня, что не знал и, главное, не мог знать преступного происхождения приобретаемых мною предметов, предоставлял доказательства своей невиновности и т.д. Все без исключения преступники, рассказывая под давлением следователей о продаже мне каких-то предметов, добытых ими по своей инициативе, говорили, что продавая их мне, говорили, что эти предметы достались в наследство или принадлежат их родственникам, то есть подтверждали тот, факт, что я не знал об их преступном происхождении. Тогда обработку подследственных продолжили их адвокаты, напрямую зависимые от большого начальства, они также уговаривали сознаваться, брать на себя не совершенными ими преступления и, таким образом, дать им возможность о чем-то договориться со следствием и через них — с судом. О том, как в те годы велось «следствие» и какими путями добывались доказательства, говорит хотя бы история с белорусским извергом и убийцей Михасевичем: за 13 лет розыска вместо него были осуждены 14 невинных человек, причем один из них был расстрелян, другой едва не покончил с собой, третий отсидел в тюрьме 10 лет, четвертый после 6 лет отсидки окончательно ослеп. Правда с другой стороны, когда в 1981 году заместитель председателя Совета министров Якутии Степан Платонов был застрелен на охоте первым секретарем Якутского горкома партии, то осужденных тогда не было… Для «слуг народа» были и есть другие законы, торжествует политика «двойного стандарта».

В результате я был осужден Ленинградским судом в 1986 году и получил срок 9 лет лишения свободы с, разумеется, конфискацией моей коллекции антиквариата. Размер данного мне срока в большой мере зависел от статьи 93-прим УК РСФСР, знаменитой «кровавой» статьи, карающей за «хищение социалистической собственности в особо крупных размерах». Эта статья предусматривала наказание от 8-ми лет лишения свободы до расстрела. Многие «цеховики» и «хозяйственники» были тогда расстреляны. На мой вопрос в судебном заседании, каким образом можно применять ко мне статью по эпизоду покупки мною икон, сворованных из церкви (о чем я в момент покупки не знал!), притом, что по Конституции РСФСР церковь отделена от государства и ничего социалистического в иконах нет и никогда не будет, судья на меня рыкнула: не умничайте, Хочинский!

В 1989 году на волне перестройки кровавую 93-ю-прим статью отменили, мой приговор пересмотрели и немедленно освободили. Справедливость восторжествовала (как в анекдоте — ложки нашлись!), а осадок остался.

Да, а вот КГБ-шники свою задачу выполнили — за границу на ПМЖ я так и не уехал…

Портрет императора Николая II

Я не буду занимать много места своим рассказом об этом интересном эпизоде, напомнившим мне о том, как я был лишен законно принадлежащего мне на правах собственности имущества — картины Ильи Репина, а адресую читателя к двум статьям [...] (О.Фочкин, «Московский комсомолец», origindate::13.07.1997) и «Один человек и два монстра» (А.Подрабинек, правозащитная газета «Экспресс-хроника», origindate::18.04.1997). [...] Напомню, что я готов заинтересованным лицам предоставить более полную информацию. [...]

Вкратце ситуация с картиной следующая:

— ни Рубинштейн Л.У. ни его подружка Ялава В. никогда не были владельцами этой картины, как они утверждали в суде, у них нет ни одного документа, подтверждающего их права собственности на эту картину;

— известно (об этом говорят и сами Рубинштейн и Ялава), что владельцами картины были Кожевников Н.Н. и его супруга Кожевникова Е.С, которые по их словам обменяли этот портрет на купленную Рубинштейном и Ялавой квартиру для своей дочери;

— я прикладываю нотариально заверенную копию заявления Кожевниковой Е.С, в котором она утверждает, что «картина перешла в собственность Быченковой Ларисы. Посредниками указанной сделки были Рубинштейн Леонид Ушерович и Ялава Валентина, гр. Финляндии, Ни я ни мой муж не заключали с вышеуказанными гражданами никаких нотариально заверенных сделок, нотариально заверенных доверенностей на совершение каких-либо действий им не давали. Все права на картину принадлежат Ларисе Быченковой»;


Compromat.Ru
— несколько позже в связи с поданным заявлением милиция проводила проверку указанных в заявлении Кожевниковой Е.С. сведений. [..] В своем объяснении оперуполномоченному ОБИП Адмиралтейского РУВД Кожевникова Е.С. заявляет, что для свое племянницы она с мужем хотела приобрести квартиру путем обмена на нее своей картины кисти Репина «Портрет Николая II», ее познакомили с гр-кой Ялавой В.В, которая представилась посредником в приобретении квартиры. «Постепенно у меня стало создаваться впечатление о том, что Ялава не та, за которую себя выдает, а представляет собой организованную преступность… я стала её бояться…мы чувствовали, что она не оставит нас в покое, что в отношении мня и мужа с ее стороны возможны преступные проявления… Вместе с Ялавой приходил ее знакомый Рубинштейн Леонид, который представился нам как агент по недвижимости…Я с мужем передали Рубинштейну и Ялаве картину «Николай II» для того, чтобы они отдали картину продавцам квартиры на ул Жуковского... Как и мой муж, так и я не заключала с Ялавой и Рубинштейном никаких договоров и доверенностей на совершение каких-либо действий не давала…Какие были взаимоотношения между продавцом квартиры Ларисой (Быченковой) и посредником Ялавой В. я не знаю. Все права на картину принадлежат Быченковой Ларисе»;

Compromat.Ru
— далее прикладываю среди документов от бывшей владелицы квартиры на ул. Жуковского в Петербурге Ларисы Быченковой, которая получила от Кожевниковых в обмен на свою квартиру — злополучную картину, в связи с отъездом ее на ПМЖ в Австралию она оставила картину на временное хранение у Рубинштейна. Тут же ее заявление в милицию о попытках Рубинштейна и Ялавы запугать ее;

Compromat.Ru

Compromat.Ru
— поскольку я тогда не исследовал вопрос о правах собственности Рубинштейна на картину, то он, мошенническим образом выдавая себя за собственника картины продал ее мне, попросив передать сумму денег за картину своей знакомой Х.Гуреевой, что я и сделал (расписки Гуреевой ХФ, данные ею в присутствии ее 2-х знакомых, которых она сама привела в мой офис у меня имеются);

— к тому времени Рубинштейн сдал картину для продажи в московский аукционный дом Альфа-Арт, поэтому он по телефону и письмом обращался к ним с просьбой отдать картину мне как к новому собственнику. [...] копию письма Альфа-Арт в суд — прикладываю.


Compromat.Ru

Compromat.Ru
— мы с Рубинштейном встретились с руководством Альфа-Арт, где в их присутствии Рубинштейн сделал на полях своего договора с Альфа-Арт передаточную надпись: «Права собственности на картину переданы Хочинскому Александру Яковлевичу, паспорт VIII-АК №677758, 12 января 1996 года» под этим Рубинштейн Л.У. подписался он сам и директор Альфа-Арт Алексей Гарин;

— и наконец, прикладываю копии документов от бывшей владелицы картины Ларисы Быченковой, которая подтверждает, что она продала картину мне.


Compromat.Ru

История с цыганом Семеновым

Первый раз артист цыганского театра миниатюр Николай Семенов появился в антикварном салоне «Богема» в июне 2004 года, предложил принять на комиссию две картины — якобы Брюллова «Турчанка» и Шишкина и Федорова «Ручей в сосновом лесу». Внимательно ознакомился с условиями, указанными в договоре комиссии № 101 от origindate::29.06.2004 и расписался в двух местах — внизу под самим договором, и после специального условия: «Стороны договариваются, что ООО «Богема» за свой счет производит экспертное изучение и т.д. этих 2-х картин. В случае их продажи сумма этих или иных расходов, связанных с продажей картин, принимается на счет ООО «Богема». В случае, если Комитент (сдатчик) по своему желанию решит забрать картины из ООО «Богема», он обязуется погасить упомянутые расходы». Поскольку артист Семенов не жалуется, что ему в тот раз что-то сделали с глазами, то значит и не делали, а следовательно, он хорошо понимал о своей материальной ответственности за понесенные ООО «Богема» расходы. [...]

В обоснование своих утверждений в том, что картина принадлежит кисти К.П.Брюллова, гр-н Семенов Н.И. предъявлял нам два документа, которые, якобы, он лично получил от сотрудников Государственной Третьяковской галереи и Всесоюзного научно-исследовательского института реставрации им. Академика И.Грабаря (копии прикладываются), которые впоследствии по заключению правоохранительных органов оказались фальшивыми (см. постановление СКМ ОВД района Арбат от origindate::28.11.2006 г. об отказе в возбуждении уголовного дела против гр-на Семенова Н.И. — копия прикладывается).


Compromat.Ru

Compromat.Ru

Compromat.Ru
Совместно с работником Росохранкультуры Георгием Сытиным и руководителем департамента по сохранению культурных ценностей Росохранкултуры А.Вилковым были проведены сравнения этой «Турчанки» с пропавшей во время войны «Турчанкой» из Русского музея, а «Ручья в сосновом лесу» с аналогичной картиной, пропавшей из Грозненского музея. Я сам привез эти картины в Росохранкультуры и мы вместе убедились, что эти картины не из пропавших. (Да, уроки молодости не прошли даром!) Также я провел большую работу по исследованию подлинности этих картин — в Москве не было ни одного специалиста, которому я бы не показывал «Турчанку», в том числе Людмиле Маркиной из ГТГ, Наталье Игнатовой из Центра им. И.Грабаря и другим. Мнение было единым — эта картина не принадлежит кисти Карла Брюллова, а лишь имитация его манеры. Учитывая, что дальше я не видел перспектив продавать «Турчанку», чья подлинность «подкреплена» фальшивыми экспертизами артиста Семенова, я сообщил ему об этом и он, как видно из его надписи на полях договора комиссии № 101, забрал обе картины origindate::19.07.2004 года. При этом я не взял с него ни одной копейки за проведенную мною большую работу.

Помаявшись с продажей указанных картин полтора года и не найдя лохов, которым можно было бы втюхать картину неизвестного художника «Турчанка», чье авторство подтверждается фальшивыми экспертизами, выполненными на копире, Семенов опять обратился ко мне за помощью в продаже. При этом, в доказательство своей позиции он также прикладывал упомянутые фальшивые экспертизы, с помощью которых гражданин Семенов Н.И. пытался ввести и нас и наших клиентов в заблуждение — продать подделку нам или с нашей помощью полностью нам доверяющим клиентам нашего антикварного салона «Богема». Я ему объяснил, что остался последний путь проверить подлинность картины — это отвезти ее в Санкт-Петербургский Русский музей для проведения экспертизы там. ГРМ — это лучшее место для таких проверок с лучшими в мире специалистами для Карла Брюллова. Поскольку артист Семенов сразу же согласился, то он сдал в нашу Антикварную галерею «Богема» на комиссию по договору комиссии № 213 от origindate::18.02.2006 года [...] картину «Турчанка», масло, холст, 66,5 х 79 см, без подписи с, по утверждению Комитента, авторством Карла Брюллова. Специальным условием, отраженным в Договоре комиссии № 213 являлось то же самое, что и в предыдущем Договоре №101: «В случае если Комиссионер сдаст предмет для экспертного исследования с выдачей письменного заключения, а Комитент захочет забрать его до продажи, то Комитент обязан оплатить стоимость расходов Комиссионера по проведению экспертиз. В случае продажи предмета Комиссионером, стоимость экспертизы не удерживается». В связи с важностью именно этого положения соглашения между сторонами и для привлечения дополнительного внимания Комитента к данному условию, под данным текстом Комитент поставил свою дополнительную подпись. Таким образом, совершенно очевидно, что гражданин Семенов Н.И. прекрасно понимал свою ответственность за выполнение им, в числе иных условий договора, именно данного условия договора. В соответствии со ст. 421 ГК РФ: «Граждане и юридические лица свободны в заключении договора… Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами». В соответствии со ст. 309 ГК РФ: «Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями».

Тогда, далее в исполнение договора комиссии № 213 мы origindate::26.06.2006 г. мы сдали картину в Государственный Русский музей [...], чтобы в оставшимся «не пройденном», самом авторитетном государственном музейном учреждении определить, является ли эта картина подлинной работой К.П.Брюллова или, как это установили другие вышеупомянутые экспертные учреждения — нет.

Как следует из Экспертного заключения ГРМ (Исх.№1862/4 от origindate::28.06.2006 г.), полученного origindate::04.08.2006 г, (копия прикладывается): «В результате стилистического и технологического исследования авторство К.П.Брюллова не подтверждается… Картина является вариантной копией одноименной не оконченной картины К.П.Брюллова из собрания Третьяковской галереи. Картина неоднократно копировалась».


Compromat.Ru
Все работы по проведению в ГРМ по поручению гр-на Семенова Н.И. указанной экспертизы были нами оплачены. Также мы понесли расходы по приезду в Санкт-Петербург и прочие (Копия прикладывается). В связи с важным обстоятельством — не подтверждением авторства К.П.Брюллова — мы решили прекратить договорные отношения с гр-ном Семеновым Н.И, сняли картину с продажи и, в соответствии с договором комиссии № 213, во время его визита к нам origindate::05.08.2006 года, известили его лично о необходимости забрать своё имущество — картину, предварительно оплатив стоимость проведения экспертизы, стоимость хранения картины, других наших расходов, а также вознаграждение (ст. 310, п. 3 ст. 424 и ст. 991 ГК РФ).

В соответствии со ст. 310 ГК РФ: «Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства».

В соответствии со ст. 1004 ГК РФ:

«1. Комиссионер не вправе, если иное не предусмотрено договором комиссии, отказаться от его исполнения, за исключением случая, когда договор заключен без указания срока его действия. В этом случае комиссионер должен уведомить комитента о прекращении договора не позднее, чем за тридцать дней, если более продолжительный срок уведомления не предусмотрен договором. Комиссионер обязан принять меры, необходимые для обеспечения сохранности имущества комитента.

2. Комитент должен распорядиться своим находящимся в ведении комиссионера имуществом в течение пятнадцати дней со дня получения уведомления об отказе комиссионера исполнить поручение, если договором комиссии не установлен иной срок. Если он не выполнит эту обязанность, комиссионер вправе сдать имущество на хранение за счет комитента либо продать его по возможно более выгодной для комитента цене.

3. Если договором комиссии не предусмотрено иное, комиссионер, отказавшийся от исполнения поручения, сохраняет право на комиссионное вознаграждение за сделки, совершенные им до прекращения договора, а также на возмещение понесенных до этого момента расходов».

О порядке и размере взимания с Комитента оплаты за хранение картины в случае прекращения Договора комиссии, в нем говорится следующее: «Товар может быть снят по решению одной из сторон. По решению Комиссионера товар может быть снят с продажи, комитент извещен об этом по телефону или другим образом и обязан забрать товар в течение пяти дней. В случае если снятый с продажи товар он не заберет в этот срок, то он обязан оплатить хранение снятого с продажи товара в размере 1% (один процент) от его цены, указанной в квитанции, за каждый полный и неполный месяц хранения».

Договор комиссии — гражданско-правовой договор, по которому одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента.

Комитент обязан выплатить комиссионеру вознаграждение за оказанные им услуги, если заключенный между сторонами договор не отвечает этому признаку, то этот договор не может быть назван договором комиссии. Во всем остальном стороны договора действуют по своему усмотрению. При этом ч.2 ст.991 ГК РФ прямо определяет, что: «Если договор комиссии не был исполнен по причинам, зависящим от комитента, комиссионер сохраняет право на комиссионное вознаграждение, а также на возмещение понесенных расходов». В соответствии с п. 20 «Правил комиссионной торговли непродовольственными товарами» (с изменениями на 22 февраля 2001 года): «Комиссионер вправе требовать возмещения убытков, вызванных отменой поручения. Комитент обязан в срок, установленный договором комиссии, а если такой срок не установлен, незамедлительно распорядиться своим находящимся во введении комиссионера имуществом. Если комитент не выполнит эту обязанность, комиссионер вправе сдать товар на хранение за счет комитента либо продать его по возможно более выгодной для комитента цене». Статья 420 ГК РФ регламентирует порядок распоряжения имуществом комитента после отказа комиссионера от исполнения поручения: «Комитент, поставленный в известность об отказе комиссионера исполнить поручение, обязан в течение месяца со дня получения отказа распорядиться находящимся у комиссионера имуществом. Та же обязанность лежит на комитенте и в случае отмены им данного комиссионеру поручения (статья 421). Если комитент в указанный срок не распорядится находящимся у комиссионера имуществом, комиссионер вправе сдать это имущество на хранение за счет комитента или в целях покрытия своих требований к комитенту продать это имущество по возможно более выгодной для комитента цене». Такой порядок установлен пунктом 3 статьи 1003 ГК РФ: «В случае отмены поручения комитент обязан в срок, установленный договором комиссии, а если такой срок не установлен, незамедлительно распорядиться своим находящимся в ведении комиссионера имуществом. Если комитент не выполнит эту обязанность, комиссионер вправе сдать имущество на хранение за счет комитента либо продать его по возможно более выгодной для комитента цене». Комиссионер вправе удерживать имущество комитента до момента исполнения обязательства комитента оплатить вознаграждение за сделки, совершенные до прекращения договора, и возместить расходы, понесенные комиссионером до отмены поручения. Такое право установлено пунктом 2 статьи 996 ГК РФ: «Комиссионер вправе в соответствии со статьей 359 настоящего Кодекса удерживать находящиеся у него вещи, которые подлежат передаче комитенту либо лицу, указанному комитентом, в обеспечение своих требований по договору комиссии». Такие действия комиссионера будут классифицированы как удержание, представляющее собой один из способов исполнения обязательств.

В связи с тем, что гражданин Семенов Н.И. не производил оплату, мы ему отправили две телеграммы origindate::04.10.2006 года и origindate::05.06.2007 года [...], с напоминанием о его обязанности оплатить наши расходы, а также стоимость хранения картины, начиная с origindate::11.08.2006 года. Также в телеграммах указано, что в случае неоплаты и не забирания картины в течение 10 дней мы предъявим к нему судебный иск. Согласно имеющимся почтово-телеграфным извещениям, обе телеграммы были получены лично Семеновым Н.И. Кроме того, факт того, что гр-н Семенов Н.И. был хорошо осведомлен о возможных наших законных действиях, в том числе и возможной реализации его имущества, красноречиво говорит и тот факт, что он ответил многочисленными и безосновательными заявлениями и жалобами в различные правоохранительные органы.

В связи с двухлетним невыполнением Комитентом Семеновым Н.И. своих обязанностей по Договору комиссии № 213 мы решили реализовать свое законное право и в соответствии с ч. 2 ст. 1004 ГК РФ и с п. 20 «Правил комиссионной торговли непродовольственными товарами» «продать имущество по возможно более выгодной для Комитента цене». Для этого мы origindate::20.08.2007 г. сдали картину в знаменитый, ведущий российский аукционный дом «Галерея Совком» [...], который издал массовым тиражом и распространил аукционные каталоги и на публичном аукционе № 41, состоявшимся origindate::27.10.2007 г. продал ее за 80000 рублей (копия прикладывается). Поскольку вырученная ООО «Антикварная галерея Богема» за продажу картины «Турчанка» сумма не покрывает понесенные нами издержки, связанные с исполнением договор комиссии № 213 от origindate::18.02.2006 г; мы оставляем за собой право обратиться в гражданский суд для взыскания с должника его задолженности.


Compromat.Ru
Все остальные измышления авторов пасквиля сайта «Вкризисе.ру» мне самому не понятны и комментировать их параноидальный бред я не буду.

Что еще вы хотели знать об этой истории, но боялись спросить?

Я готов ответить на вопросы и предоставить документы, пишите Faberge@yandex.ru, звоните: 605-6497, 605-6710.

Искренне Ваш,
Александр Яковлевич Хочинский


***

origindate::02.02.2010

Ответ Александра Хочинского

На публикацию "Сдавайте ценности оптом и в розницу"

Уважаемый господин Горшков!

Постепенно развенчивая заказную клевету на себя, пересылаю Вам справку, свидетельствующую об отсутствии у меня судимостей. Прошу ее опубликовать там же, где выложены клеветнические "материалы".

Этот документ подтверждает тот факт, что против меня в 80-х было инспирировано уголовное дело, к которому я не имел никакого отношения вообще. Что-то меня, неопытного молодого парня, заставили подписать. Об этом проговорился и бывший следователь Крамарев, так беспокоившийся тогда — матерые мужики быстро подписали все, что им подготовили следаки, а этот "салага" не ломается, "не хочет брать на себя все 100% (придуманного ему) обвинения".

В общем, с наступлением перестройки мне полностью отменили сфальсифицированный приговор, а далее... смотрите приложенную справку. […]

Compromat.Ru

И сейчас я в Москве, я готов ответить на вопросы и предоставить документы, пишите Faberge@yandex.ru , звоните: 605-6497, 605-6710.

Искренне Ваш,
Александр Яковлевич Хочинский