Ответ Ольги Кудешкиной

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::12.10.2007

Ответ Ольги Кудешкиной

на публикацию [page_21551.htm "Межведомственная борьба - 2. На кого следующего напишет Зуев, и кого следующего раздавят "Три кита"?"]

Господин Редактор!

В своей статье "Межведомственная борьба - 2", опубликованной на compromat.ru, Вы привели выдержки из постановления следователя Генпрокуратуры России В.И. Войнова об отказе в возбуждении уголовных дел по заявлениям С.В. Зуева и О.Б. Кудешкиной, которое задевает мою честь, достоинство и деловую (профессиональную) репутацию. Но это не Ваша вина, к Вам у меня никаких претензий нет.

В постановлении следователя Генпрокуратуры Войнова В.И. указано, что

"В ходе проверки сообщения Кудешкиной О.Б. с целью уточнения и конкретизации отдельных неясных доводов и обстоятельств, изложенных в ее обращениях, приглашенная для проведения опроса Кудешкина, предупрежденная об уголовной ответственности за заведомо ложный донос по ст. 306 УК РФ, в присутствии своего адвоката отказалась дать какие-либо объяснения по существу обстоятельств, изложенных в ее обращениях".

Данное указание следователя Войнова В.И. не соответствует действительности, задевает мою честь и достоинство, и опровергается направленными мною в адрес Генеральной прокуратуры РФ документами, приложенными к жалобе на данное постановление.

В постановлении следователя В.И. Войнова также указано, что

"В результате настоящей проверки доводы Кудешкиной О.Б., изложенные ею в обращении к Директору ФСБ России от 18 декабря 2006 года и в обращении к Президенту Российской Федерации от 12 декабря 2006 года о противоправных действиях, совершенных в отношении нее в период работы судьей Московского городского суда председателем этого суда, другими судьями (?), и должностными лицами Генеральной прокуратуры РФ, а также оказания на нее и ее семью психологического давления и нарушения их прав, объективного подтверждения не нашли и не соответствуют действительности".

Данные выводы следователя не основаны на законе, не соответствует фактическим обстоятельствам, задевают мою честь и достоинство, и опровергается представленными мною в прокуратуру доказательствами.

"Вместе с тем, факт сообщения Кудешкиной О.Б. о преступлениях, якобы совершенных указанными в ее обращении судьями (?) и должностными лицами вызван ее субъективным толкованием норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, в связи с чем оснований для возбуждения в отношении Кудешкиной О.Б. уголовного дела за заведомо ложный донос не имеется".
(без комментария).

Уважаемый господин Редактор!

Учитывая, что Вы, я уверена в этом, сами того не желая, задели мою честь, достоинство и деловую (профессиональную) репутацию, опубликовав на сайте compromat.ru выдержки из постановления следователя Генпрокуратуры России В.И. Войнова об отказе в возбуждении уголовных дел по заявлениям С.В. Зуева и О.Б. Кудешкиной, прошу Вас опубликовать там же выдержки из моей жалобы на имя Генерального прокурора России на данное постановление, либо жалобу полностью с несущественными сокращениями.

Может быть, это поможет каким-то образом дополнительно "пролить свет" в деле "Трех китов"?

Насколько важна в любом обществе независимость и объективность следственных и судебных органов, люди начинают понимать только тогда, когда они сами или их близкие попадают под "каток этой адской машины", которая зачастую используется как "дубина" власти или денег.

Под этот каток, как свидетельствует история и показывает практика, может попасть любой, независимо от социального и материального положения.

С уважением, О. Кудешкина.

origindate::11.10.07г.

***

Генеральному Прокурору Российской Федерации 
Ю.Я. Чайка 
О.Б.Кудешкиной, проживающей в гор. Москве,….

Ж А Л О Б А

На постановление следователя по ОВД Генеральной прокуратуры РФ Войнова В.И. от origindate::27.02.2007г. об отказе в возбуждении уголовного дела «по сообщению Кудешкиной Ольги Борисовны о преступлениях, совершенных в отношении неё и её семьи, изложенных в её обращениях от 18 декабря 2006 г. и 12 декабря 2006 г. по основанию, предусмотренному п.2 части 1 ст.24 УПК РФ, за отсутствием в деянии состава преступлений».

1. 12 декабря 2006 года я обратилась с письмом к Президенту РФ В.В. Путину, в котором просила:

- восстановить законность и справедливость в отношении меня и всех сотрудников правоохранительных и судебных органов, которые незаконно пострадали в результате проведения предварительного и судебного следствия по уголовным делам, связанным с контрабандными поставками мебели в торговые центры «Гранд» и «Три кита»;
-выявить коррупционные связи по данным делам и привлечь виновных к ответственности; 
-обеспечить безопасность мне и членам моей семьи в связи с очередной попыткой коррупционеров, имеющих по данным делам свой интерес, скомпрометировать меня и мои высказывания об оказании давления на суд при рассмотрении уголовного дела в отношении следователя по особо важным делам СК МВД РФП.В. Зайцева, который обвинялся в превышении должностных полномочий, допущенных при расследовании уголовного дела по контрабанде мебели, поступающей в торговые центры «Гранд» и «Три Кита». С целью расправиться со мной, ими была предпринята попытка сфабриковать в отношении меня и членов моей семьи уголовное дело.
25 декабря 2006 года я получила сообщение за подписью Советника департамента письменных обращений граждан Управления Президента Российской Федерации Савельева А.С. о том, что мое обращение на имя Президента Российской Федерации направлено на рассмотрение по компетенции в Генеральную прокуратуру Российской Федерации
Генеральная прокуратура РФ направила подлинник моего письма для проведения проверки в части воспрепятствования осуществлению правосудия председателем Московского городского суда Егоровой О.А. в прокуратуру г. Москвы.
Прокуратура города направила его для проведения проверки в прокуратуру ВАО, 
а прокуратура ВАО, - в Преображенскую межрайонную прокуратуру гор. Москвы 
(все сопроводительные прилагаются).

Проведение проверки по моему обращению на имя Президента РФ по факту воспрепятствования осуществлению правосудия председателем Мосгорсуда Егоровой О .А. было поручено старшему следователю Преображенской межрайонной прокуратуры А.В. Толстых.

В ходе проведения проверки в марте 2007 года я дала объяснения на имя следователя А.В. Толстых, в которых подробно изложила все обстоятельства вмешательства председателя Мосгорсуда Егоровой О.А. и зам Генерального прокурора Ю.С.Бирюкова в рассмотрение уголовного дела в отношении П.Зайцева.

Собственноручные подробные объяснения на имя следователя А.В. Толстых по указанным обстоятельствам дала и народный заседатель Г.А. Иванова, принимавшая участие в качестве таковой при рассмотрении Московским городским судом данного уголовного дела.

Второй народный заседатель В.В. Дворова умерла в январе 2007 года, в связи с чем я заявила ходатайства об истребовании ее заявления, составленного ею собственноручно из ВКК судей РФ, куда она обращалась о привлечении О.А. Егоровой к дисциплинарной ответственности.

Мне также известно, что следователь А.В. Толстых приглашал для опроса по данным обстоятельствам и секретаря судебного заседания Е.Цыганову, которая принимала участие в качестве таковой при рассмотрении Московским городским судом данного уголовного дела.

Мною были представлены следователю А.В. Толстых и другие доказательства, а также были заявлены ряд ходатайств о получении следователем объяснений у ряда лиц, которые могли бы подтвердить мои доводы, изложенные в обращении к Президенту РФ и в моих объяснениях к нему.

В частности мною было заявлено ходатайство следователю А.В. Толстых о взятии объяснений у судей Мосгорсуда Л.И. Николенко и П.Е.Штундер по изложенным мною фактам, так как 02 июля 2003 года вечером сразу же, после выхода из кабинета председателя Мосгорсуда О.А. Егоровой, я зашла в кабинет к судье Мосгорсуда Л.И. Николенко, где кроме нее находился судья Мосгорсуда П.Е.Штундер, а также мой муж, который приехал за мной в суд и ждал меня в ее кабинете.

На вопросы судей и мужа, почему я такая расстроенная, я рассказала им о том, что произошло в кабинете О.А. Егоровой.

Кроме того, мною было заявлено ходатайство следователю А.В. Толстых о приобщении к материалам проверки копии Стенограммы Заседания Комитета по безопасности ГД ФС РФ от 14 февраля 2002 года, которая позволяет понять мотивы оказания давления на суд с целью воспрепятствования осуществлению правосудия указанными мною сотрудниками Генпрокуратуры и председателем Мосгорсуда О.А. Егоровой при рассмотрении уголовного дела в отношении П.В.Зайцева.

В связи с тем, что О.А. Егорова до настоящего времени не только не может дать внятных объяснений о причине изъятия у меня из производства дела П.В. Зайцева и передачи его на рассмотрение другому судье, но и в разное время разным лицам она давала совершенно разные объяснения в этой части, мною также было заявлено ходатайство о выяснении у нее причин указанных противоречий.

Мною также было заявлено ходатайство о выяснении причин у проверяющего по поручению ВКК судей РФ О.В. Свириденко доводов моего заявления и заявлений народных заседателей о привлечении О.А. Егоровой к дисциплинарной ответственности, в результате которых были допущены явных, существенные противоречия при написании им справки без даты по результатам проверки.

В связи с этим я просила выяснить у проверяющего, является ли данная справка первичной, или она по каким-то причинам переписывалась, либо имеется два разных текста этого документа, и местонахождение одного из них неизвестно.

Я также просила следователя А.В. Толстых истребовать из ВКК судей РФ материалы проверки по моему заявлению и заявлениям народных заседателей о привлечении О.А.Егоровой к дисциплинарной ответственности.

06 апреля этого года я узнала от следователя А.В. Толстых, что проверка по моему обращению была прервана в связи с поступлением в Преображенскую межрайонную прокуратуру г.Москвы постановления следователя по ОВД Генеральной прокуратуры РФ Войнова В.И. от origindate::27.02.2007 об отказе в возбуждении уголовного дела, в том числе и в отношении председателя Московского городского суда Егоровой О.А. по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПКРФ.

Что же получается?

Пока Генпрокуратура направляла подлинник моего обращения на имя Президента РФ для проведения проверки в прокуратуру г. Москвы, о чем меня дважды уведомили надлежащим образом, а прокуратура города, в свою очередь, направляла его для проведения проверки в прокуратуру ВАО, а последняя, - в Преображенскую межрайонную прокуратуру, куда я добросовестно и предоставила доказательства, подтверждающие изложенные мною факты, в это время тихо и очень быстро следователь Генпрокуратуры Войнов В.И. провел, так называемую проверку по копиям моих обращений и вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела о преступлениях, изложенных в них, по основанию, предусмотренному п.2 части 1 ст.24 УПК РФ, за отсутствием в деянии состава преступлений».

Кто-то из сотрудников Генпрокуратуры, направив меня официально по ложному адресу проведения проверки, продемонстрировал «высший пилотаж» увода от ответственности лиц, на которых я указывала в своем обращении к Президенту РФ, поскольку постановление следователя Генпрокуратуры В.II.Войнова создало препятствие для проведения проверки и вынесения суждения старшему следователю Преображенской межрайонной прокуратуры А.В. Толстых по изложенным мною фактам, которому официально было поручено ее проведение.

Кроме того, следователь Генеральной прокуратуры РФ Войнов В.И. по каким-то причинам умышленно длительное время не направлял мне вынесенное им 27 февраля 2007 года постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Копия данного постановления была мне направлена как указано в сопроводительной только 09 апреля 2007 года, а получена она была мною 29 апреля.

Или следователь Генеральной прокуратуры РФ Войнов В.И. просто не знает уголовно-процессуальное законодательство? Не знает, что согласно п. 4 ст.148 УПК РФ «Копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента его вынесения направляется заявителю и прокурору».

2. Считаю постановление следователя по ОВД Генеральной прокуратуры РФ Войнова В.И. от origindate::27.02.2007 г. об отказе в возбуждении уголовного дела «по сообщению Кудешкиной Ольги Борисовны о преступлениях, совершенных в отношении неё и её семьи, изложенных в её обращениях от 18 декабря 2006 г. и 12 декабря 2006 г. по основанию, предусмотренному п.2 части 1 ст.24 УПIС РФ, за отсутствием в деянии состава преступлений», незаконным, необоснованным и подлежащим отмене по следующим основаниям. 

В соответствии со ст. 144 УПК РФ дознаватель, орган дознания, следователъ и прокурор обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции установленной настоящим кодексом, принять по нему решение...

При проверке сообщения о преступлении орган дознания, дознавателъ, следователь и прокурор вправе требовать производства документальных проверок, ревизий и привлекать к их участию специалистов.

Разрешение обращений регулируется п. 4 Инструкции о порядке рассмотрения и разрешения обращений и приема граждан в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации, который предписывает порядок проверки, обеспечивающий наиболее полное, оперативное и квалифицированное рассмотрение поставленных вопросов.

В нарушение требований закона и указанной Инструкции полно проверить сообщение, следователь Генпрокуратуры В.И. Войнов вообще не проверил указанные в моих обращениях факты нарушения закона конкретными лицами, а следовательно, и не дал им надлежащей правовой оценки.

Вся проверка, проведенная следователем Генпрокуратуры В.II. Войновым в части вмешательства председателем Мосгорсуда О.А. Егоровой и зам. Генерального прокурора РФ (фамилия в постановлении не называется) в деятельность суда при рассмотрении уголовного дела в отношении П.Зайцева с целью воспрепятствования осуществлению правосудия, а также мотивация об этом в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела буквально заключается в следующем

«Утверждение Кудешкиной О.Б. об оказании давления на суд относится к. судебному разбирательству, которое проводилось с 25 апреля 2003 г. по 3 июля 2003 г. и не закончилось постановлением приговора — слушание дела было отложено. Данных свидетельствующих о каком-либо вмешательстве в деятельность судьи, в материалах дела не имеется. То обстоятельство, что 23 июля 2003 г. председателем Московского городского суда Егоровой О.А. дело передано судье Маркову С.М., не даёт оснований Кудешкиной утверждать, что уголовное дело рассмотрено судом, созданном не на основании закона. После замены судьи в соответствии с требованиями ч.2 ст.252 УПК РФ судебное разбирательство было начато сначала. 

Доводы Кудешкиной о том, что на нее по конкретному уголовному делу (по обвинению Зайцева) оказывалось давление председателем Московского городского суда, были проверены Высшей квалификационной коллегией судей Российской Федерации. В результате проверки не было установлено обстоятельств, которые бы дали основания для внесения представления о привлечении председателя Московского городского суда к дисциплинарной ответственности»
В постановлении об этом больше нет ни одного слова. Можно ли это назвать проверкой?

3. Решение об отказе в возбуждении уголовного дела оформляется мотивированным постановлением установленной формы (приложение 21 к ст. 476). 

В постановлении же следователя В.И. Войнова в нарушении требований ст. 144, 145 УПК РФ не приведены результаты проведенной проверки об указанном мною вмешательстве в деятельность суда с целью воспрепятствования осуществления правосудия по уголовному делу в отношении П. Зайцева, а также не приведен анализ собранных по делу данных, подтверждающих, либо опровергающих мои доводы.

В постановлении В.И. Войнова вообще нет данных о том, были ли в ходе проведения проверки получены им объяснения от О.А.Егоровой, от заместителя Генерального прокурора РФ (в постановлении его фамилия вообще не указана), от народных заседателей и секретаря судебного заседания, участвующих по делу П.Зайцева? Если нет, то по какой причине, и принимал ли следователь вообще какие-либо меры к их опросу.

В постановлении следователя вообще нет данных и о том, истребовал ли он из ВКК судей РФ материалы проверки по моему заявлению и заявлениям народных заседателей о привлечении О .А.Егоровой к дисциплинарной ответственности.

Кроме того, в постановлении следователя указано, что

«Фактов, свидетельствующих о наличии в действиях государственного обвинителя по делу, заместителя Генерального прокурора РФ и председателя Московского городского суда, какой-либо корыстной или иной личной заинтересованности, или незаконном вмешательстве в осуществление правосудия этими лицами в обращении Кудешкиной не содержится и в ходе настоящей проверки не установлено».

Конечно, эти факты по изложенным выше причинам я предоставила старшему следователю Преображенской межрайонной прокуратуры А.В. Толстых, которому официально было поручено проведение проверки по моему обращению к Президенту РФ, о чем я была уведомлена надлежащим образом.

Именно в связи с этим мною было заявлено ходатайство о приобщении к материалам проверки копии Стенограммы Заседания Комитета по безопасности ГД ФС РФ от 14 февраля 2002 года, которая и позволяет понять мотивы оказания давления на суд с целью воспрепятствования осуществлению правосудия, указанными мною сотрудниками Генпрокуратуры и председателем Мосгорсуда при рассмотрены уголовного дела в отношении П.В.Зайцева.

Как следует из текста указанной Стенограммы члены Комитета по безопасности ГД ФС РФ в результате проведенных проверок с привлечением экспертов пришли к выводу о том, что

1. Генпрокуратура необоснованно изъяла из производства СК МВД РФ уголовное дело по контрабанде мебели и необоснованно его прекратила, в результате чего были утрачены по делу вещественные доказательства;

2. Генпрокуратура необоснованно привлекла к уголовной ответственности ряд лиц, проводивших расследование по уголовному делу по контрабанде мебели, в частности, - старшего следователя по особо важным делам СК МВД РФ П. В.Зайцева.

Более того, члены комитета по безопасности ГД ФС РФ высказали предложения о том, что

в случае вынесения в отношении П.В. Зайцева оправдательного приговора необходимо рассмотреть вопрос о соответствии занимаемым должностям руководства Генпрокуратуры.

Вот некоторые выдержки из текста Стенограммы Комитета по безопасности ГД ФС РФ от 14 февраля 2002 года:

Куликов А.Д. (член комитета): 

«..Мы здесь услышали, что ряд работников Генеральной прокуратуры факт и чески стал и крышей для контрабандистов..

..Почему, кто заинтересован был в сокрытии контрабандистов от уголовной ответ ственности» (л.29-30).

Шекочихин Ю.П. (член комитета):

«..в течение последних лет, и в той думе еще, мы чувствуем несостоятельность сегодняшнего состава руководства Генпрокуратуры. ... особенно последние два года с половиной. Просто все идет, как в песок. Еще раз повторяю.

Это единственное дело, которое взяла под контроль Генеральная прокуратура по одной причине, чтобы спасти крыши, которые прикрывали всю эту операцию. И только поэтому это дело развалилось. Только по этому. Только по этим личностям, которые имеют свои связи, коррупционные. Поэтому, когда мы спорили, нам обращаться к Президенту Путину о смене руководства Генеральной прокуратуры. Да, нам надо обращаться. И конечно, нам надо делать парламентский запрос по этому поводу. Это дело не секретное, .. .оно публичное дело.., (л. 36-37).

Гуров А.И. (председатель комитета):

«..я разговаривал с Генеральным прокурором. И он мне прямо сказал: я посажу этого человека, (л.40).

.. достаточно судебного решения по делу Зайцева и все. Все встанет на свои места. Прокуратура это все прекрасно знает (л.45).

После ознакомления с содержанием данной стенограммы становится совершенно понятным и «странное» поведение сотрудника Генпрокуратуры Э. Шохина, участвующего по делу П.В. Зайцева в качестве государственного обвинителя, и поведение председателя Мосгорсуда, и руководства Генпрокуратуры.

При сложившейся ситуации, указанной в стенограмме Заседания Комитета по безопасности ГД ФС РФ от 14 февраля 2002 года, Генеральная прокуратура после отмены оправдательного приговора в отношении П. Зайцева не могла допустить вынесения еще одного оправдательного приговора.

Ей нужен был по совершенно понятным причинам только обвинительны й приговор.

Именно поэтому в ходе судебного следствия представитель Генеральной прокуратуры Э. Шохин предпринимал все меры для того, чтобы представленные им доказательства были исследованы только в выгодном для обвинения ракурсе, а когда понял, что это ему не удается, - стал делать все для того, чтобы сорвать процесс.

Именно стремлением помочь руководству Генпрокуратуры в сложившейся неблагоприятной для него ситуации, объясняется и поведение председателя Мосгорсуда, которая именно с целью воспрепятствования осуществлению правосудия вмешалась в рассмотрение дела.

При мне она вела телефонные переговоры с зам. Генпрокурора Ю. С. Бирюковым, утвердившим обвинительное заключение по делу П.В. Зайцева, обещала ему разобраться с судьей и выяснить кто, почему и какие вопросы задает в ходе судебного заседания, а затем в нарушение требований ст. 242 УПК РФ изъяла дело из моего производства и передала его на рассмотрение другому судье

Из ее разговора по телефону с Ю.С. Бирюковым я поняла, что О.А. Егорова и Ю.С. Бирюков действуют заодно и имеют по делу общий интерес.

Тот факт, что председатель Мосгорсуда до настоящего времени не только не может дать внятных объяснений причине изъятия у меня из производства дела П.В. Зайцева, но и в разное время разным лицам давала совершенно разные объяснения, также подтверждает правдивость моих доводов в этой части.

Так, обосновывая передачу дела Зайцева П. В. другому судье, Егорова О. А. 24 марта 2005г назвала причину передачи дела: уход судьи Кудешкиной в отпуск.

Именно на это обстоятельство Егорова О.А. указала и в своем интервью «Российской газете» от 24 марша 2005г.

Об этом же она говорила и в своем интервью газете «Ведомости» от 07 июня 2006 г.

«Кудешкина же просто отложила дело и ушла в отпуск». 

Вместе с тем, это утверждение носит явно ложный характер, так как мне был предоставлен отпуск лишь спустя более чем месяц после изъятия у меня дела, и за это время я успела рассмотреть 5 уголовных дел с вынесением приговоров.

Вместе с тем, как следует из справки без даты, члену Высшей квалификационной Коллеги Судей РФ О. М. Свириденко, которому в январе 2004 года Председатель ВКК судей РФ поручил провести проверку по моему заявлению и заявлениям народных заседателей о привлечении О.А. Егоровой к дисциплинарной ответственности, последняя объяснила передачу дела Зайцева П. В. другому судье иным образом, а именно:

неумением судьи Кудешкиной руководить судебным заседанием, непоследовательностью в про цессуальных действиях; нарушением принципа состязательности и равноправия сторон; оглашением своей правовой позиции по уголовному делу в отсутствие приговора суда, попытками Кудешкиной выяснить мнение руководства Московского городского суда и Верховного Суда РФ относительно данного дела, наличием поступившей на имя руководства Московского городского суда из компетентных органов оперативной информации, касающейся судьи Кудешкиной О. Б. в отношении рассмотрения ею уголовного дела.

При этом, указанные утверждения О.А. Егоровой носят голословный и явно надуманный характер. Именно этим можно объяснить ее постоянные противоречия в этой части.

Вместе с тем, не смотря на указанные объяснения О.А. Егоровой, изложенные в справке без даты (на стр.6), проверяющий О.Свириденко почему-то пришел к выводу о том, что председатель Московского городского суда О.Егорова передала дело другому судье в связи с тем, что «Кудешкина О.Б. ушла в отпуск и что это не выходит за рамки полномочий председателя суда и не противоречит закону».

Указанные обстоятельства может свидетельствовать только о том, что либо проверка по моему заявлению и заявлениям народных заседателей Высшей квалификационной коллегией судей РФ была проведена крайне поверхностно и необъективно, либо о том, что этот документ, или его отдельные листы, переписывался позднее, либо имеется два разных текста этого документа, и местонахождение одного из них неизвестно. 
На это указывает и отсутствие даты на данном документе.

Именно в связи с данными обстоятельствами я заявила ходатайство следователю Преображенской межрайонной прокуратуры А.В. Толстых о выяснении у председателя Мосгорсуда О.А. Егоровой причин допущенных ею явных противоречий в части изъятия у меня из производства уголовного дела в отношении П.В. Зайцева и передачи его в нарушении требований закона другому судье.

Именно в связи с этим мною также было заявлено ходатайство о выяснении у О.В. Свириденко причин, по которым он допустил явные и существенные (указанные мною выше) противоречия при написании данной справки без даты, а также о выяснении у него того обстоятельства, является ли данная справка первичной, или она по каким-то причинам переписывалась.

С учетом изложенного, совсем уж нетактичным является указание следователя В.И. Войнова в постановлении о том, что

«В ходе проверки сообщения Кудешкиной О.Б., с целью уточнения и конкретизации отдельных неясных доводов и обстоятельств, изложенных в её обращёниях, приглашенная для проведения опроса Кудешкина, предупреждённая об уголовной ответственности за заведомо ложный донос по ст.3О6 УК РФ, в присутствии своего адвоката, отказалась дать какие-либо объяснения по существу обстоятельств изложенных в её обращениях.

О вызове меня и моего представителя по телефону следователем Генпрокуратуры В.И. Войновым, и об обстоятельствах нашей с ним беседы, я и адвокат изложили в жалобе на имя Генпрокурора, к которому мы вынуждены были обратиться на действия следователя (копии жалобы и ответ на нее прилагаются)

После этого я получила уведомление сначала за подписью старшего прокурора отдела по надзору за расследованием уголовных дел Генеральной прокуратуры РФ в отношении лиц особого правового статуса Ф.Ю. Осипова о том, что мое обращение от origindate::12.12.2006 г. на имя Президента «о воспрепятствование осуществлению правосудия со стороны председателя Московского городского суда Егоровой О.А. направлено для организации проверки в прокуратуру г. Москвы. О принятом решении Вам будет сообщено прокуратурой г. Москвы», а затем я получила уведомление за подписью Зам. начальника управления по надзору за расследованием особо важных дел Генеральной прокуратуры РФ В.В. Игнашина о направлении подлинника моего обращения на имя Президента РФ в прокуратуру г. Москвы для организации проверки доводов о воспрепятствования осуществлению правосудия со стороны председателя Московского городского суда Егоровой О.А.

Поэтому у меня не было никаких сомнений по поводу того, что проведение проверки по моему обращению на имя Президента РФ было поручено следователю Преображенской межрайонной прокуратуры А.В. Толстых, которому я и предоставила указанные выше доказательства по изложенным мною в обращении фактам.

Следователь В.И. Войнов после этого ни разу меня не приглашал.

3. В соответствии со ст. 148 УК РФ «отказ в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 части первой ст. 24 настоящего Кодекса допускается лишь в отношении конкретного лица» (в ред. Федерального Закона от origindate::4.07.2003 года, К 92-ФЗ). 

В постановлении же следователя В И. Войнова вообще не указано, в деянии каких лиц, по его мнению, отсутствуют признаки состава преступлений, и каких именно. 
Кроме того, отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела означает, что содержащиеся в сообщении и других собранных материалах данные свидетельствуют об отсутствии деяния, на которые указывает заявитель, либо об отсутствии в этом деянии состава преступления (п.1-2 ч.1 ст. 24).

Отсутствие состава преступления означает, что сам факт деяния, совершенный конкретным лицом, установлен, но оно не предусмотрено либо не расценивается уголовным законом в качестве преступления.

Таким образом, отказ следователя В.И. Войнова в возбуждении уголовного дела по сообщению Кудешкиной Ольги Борисовны о преступлениях, совершенных в отношении неё и её семьи, изложенных в её обращениях от 18 декабря 2006 г. и 12 декабря 2006 г. по основанию, предусмотренному п.2 части 1 ст.24 УК РФ, за отсутствием в деянии состава преступлений, говорит о том, что действия (факты), на которые я ссылаюсь в обращениях, имели место, но в этих деяниях, по мнению следователя, отсутствуют признаки состава преступления.

(Постановление в этой части совершенно не мотивированно).

Вывод же следователя Войнова В.И. о том, что в действиях О.А. Егоровой отсутствуют признаки состава преступления, (какого?) подтверждает факт ее вмешательства в осуществление правосудия по делу П.В. Зайцева, поскольку в возбуждении уголовного дела было отказано на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (за отсутствием в деянии состава преступления,), а не по п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (отсутствие события преступления).

При таких обстоятельствах очень важным является выяснение причин такого вмешательства, о которых О.А. Егорова дает крайне непоследовательные и противоречивые объяснения.

Т.о., выводы следователя В.И. Войнова об отсутствии в деянии состава преступлений не конкретны и сделаны на ничем не подтвержденных в ходе проверки данных.

4. Является необоснованным и решение следователя Генпрокуратуры В.И. Войнова о необходимости проверить факты, изложенные в моих обращениях, вместе с доводами жалоб С.В. Зуева, так как оно не основано ни на законе, ни на положениях Инструкции о порядке рассмотрения и разрешения обращений и приема граждан в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации

Почему следователь В.И. Войнов решил, что «В заявлениях Зуева С.В. и обращениях Кудешкиной О.Б. сообщается о связанных между собой обстоятельствах, поэтому решено проверить их в рамках единой проверки».

Какое отношение имеют факты, изложенные в моих обращениях на имя Президента РФ и директора ФСБ РФ:

- о воспрепятствовании осуществлению правосудия при рассмотрении уголовного дела в отношении П. Зайцева председателем Московского городского суда и сотрудниками Генпрокуратуры;

-рассмотрение Мосгорсудом с нарушением подсудности гражданского дела об отмене решения квалификационной коллегии судей гор. Москвы о досрочном прекращении моих полномочий судьей Мосгорсуда (подсудность Верховного суда РФ, п.3 ст. 27ГКРФ);

-попытка фабрикации в отношении меня и членов моей семьи уголовного дела к многочисленным сообщениям и жалобам С.В. Зуева, обвиняемого в контрабандных поставках мебели в торговые центры «Гранд» и «Три Кита»?

Какие связанные между собой обстоятельства, и кем конкретно было принято решение проверить мое обращение на имя Президента РФ и жалобы обвиняемого С.В. Зуева в рамках единой проверки, в постановлении не указано.

Поэтому мне о причинах этого приходится только догадываться….

Может быть, это было сделано для того, чтобы довести до сведения определенных лиц о том, что судья, громко заявивший об оказании давления на суд при рассмотрении уголовного дела в отношении следователя Зайцева, сам находился под угрозой возбуждения Генпрокуратурой уголовного дела?

Не получилось с уголовным делом, зато получилось облить меня грязью и таким образом попытаться опорочить меня.

Как мне передали, если я буду настаивать на выявлении коррупционных связей в правоохранительных и судебных органах по делам, связанным с контрабандными поставками мебели и привлечению виновных к ответственности, то уголовное дело может и получиться.

В постановлении следователя В.И. Войнова не указано, чем было вызвано проведение им проверки по копиям моих обращений, тогда как подлинник моего обращения на имя Президента РФ был направлен для организации проверки в прокуратуру гор. Москвы?

Кто из сотрудников Генпрокуратуры так «растерялся» с организацией проверки по моим обращениям, или просто забыл на время требования п. п. 10, 12-14 Инструкции о порядке рассмотрения и разрешения обращений и приема граждан в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации?

В тоже время «многочисленные сообщения и жалобы С.В. Зуева в различные инстанции» были сосредоточены для проведения проверки в соответствии с указанной Инструкцией в одном подразделении Генпрокуратуры.

Как говорится, комментарии излишни. Коррупционные связи по уголовным делам, связанным с контрабандными поставками мебели в торговые центры «Гранд» и «Три Кита», о которых так много говорят на всех уровнях власти и пишут в средствах массовой информации не только в России, но и за рубежом, сами проявились в ходе организации и проведения этой проверки.

5. Согласно п. 3.5 Инструкции о порядке рассмотрения и разрешения обращений и приема граждан в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации, в Генеральной прокуратуре Российской Федерации после предварительного рассмотрения для доклада Генеральному прокурору либо лицу, его замещающему, передаются... обращения иных лиц по фактам коррупции и злоупотреблениях служебным положением государственных и муниципальных должностных лиц, о нарушениях законности сотрудниками Генеральной прокуратуры и руководителями прокуратур субъектов Российской Федерации.

Учитывая, что в моих обращениях говорится о нарушении законности сотрудниками Генеральной прокуратуры и председателя Мосгорсуда, поэтому в соответствии с указанной Инструкцией мои обращения на имя Президента РФ и директора ФСБ РФ должны были быть переданы после предварительного рассмотрения для доклада Генеральному прокурору либо лицу, его замещающему, что исключает проведение параллельных проверок, как это имело место в моем случае.

В связи с этим, вызывает большие сомнения то обстоятельство, что при проведении проверок по моим обращениям были соблюдены требованиями п. 3.5 Инструкции о порядке рассмотрения и разрешения обращений и приема граждан в органах и учреждениях прокуратуры Российской Федерации.

С учетом изложенного, в соответствии со ст. 41-7 ФЗ «О прокуратуре РФ» прошу Вас привлечь к ответственности лиц, виновных в некачественном и недобросовестном проведении проверок по моим обращениям на имя Президента РФ от 12 декабря 2006 г. и директора ФСБ РФ от 18 декабря 2006 г.

В соответствии с п. 4.16 и 4.17 прошу Вас предоставить мне возможность ознакомиться с документами и материалами проверки по моим обращениям.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 124, 148 п.6 УПК РФ

П Р О Ш У

Отменить постановление следователя по ОВД Генеральной прокуратуры РФ В.И. Войнова от origindate::27.02.2007г. об отказе в возбуждении уголовного дела «по сообщению Кудешкиной Ольги Борисовны о преступлениях, совершенных в отношении неё и её семьи, изложенных в её обращениях от 18 декабря 2006 г. и 12 декабря 2006 г. по основанию, предусмотренному п.2 части 1 ст.24 УПК РФ, за отсутствием в деянии состава преступлений». 
Возвратить материалы для дополнительной проверки.

04 мая 2007 года О.Кудешкина

Приложение: 

1. копия сопроводительной о направлении моего обращения на имя Президента РФ в Генеральную прокуратуру РФ для выполнения требований ст.ст. 144-145 УПКРФ;
2. копия сопроводительной о направлении моего письма на имя Президента РФ из Генеральной прокуратуры РФ в прокуратуру г. Москвы;
3. копия письма за подписью Зам начальника управления по надзору за расследованием особо важных дел Генеральной прокуратуры РФ о направлении подлинника моего обращения на имя Президента РФ в прокуратуру г. Москвы для организации проверки доводов о воспрепятствования осуществлению правосудия со стороны председателя Московского городского суда Егоровой О.А.
4. копия сопроводительной о направлении моего письма на имя Президента РФ из прокуратуры г. Москвы в прокуратуру ВАО;
5. копия сопроводительной о направлении моего письма на имя Президента РФ из прокуратуры ВАО в Преображенскую межрайонную прокуратуру гор. Москвы
6. копия приглашения следователя Преображенской межрайонной прокуратуры гор. Москвы А.В. Толстых
6. копия постановления старшего следователя Преображенской межрайонной прокуратуры гор. Москвы А.В. Толстых от 02 апреля 2007 года об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении председателя Московского городского суда Егоровой О.А
7. копии жалобы на действия следователя В.И. Войнова и ответ на нее.
8. копия сопроводительной о направлении моего обращения на имя Директора ФСБ РФ в Генеральную прокуратуру РФ для выполнения требований ст.ст. 144-145 УПКРФ. 

04 мая 2007 года О.Кудешкина